Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 23-24 (2558-2559) 8 июня 2006 г.

МОЖНО ПОДРАЖАТЬ —
ТРУДНО ПОВТОРИТЬ…

Проф. В. Бархаш

10 января 1997 г. внезапно остановилось сердце Валентина Афанасьевича Коптюга. Но так ли неожиданно? Это результат непосильного бремени, которое он нес на своих плечах, стремясь в тяжелейших условиях сохранить для научных работников Сибирского отделения РАН возможность продолжения работы. Когда я думаю — с каким литературным героем можно сравнить Валентина Афанасьевича, то на ум приходит Данко из рассказа М. Горького. Для того, чтобы вывести людей из тьмы на свет, он вырвал свое сердце, но сам упал и умер.

Десять лет я работал в лаборатории, которой заведовал Валентин Афанасьевич. Он очень хорошо разбирался в том, какую научную проблему подбросить тому или иному сотруднику. Совместно с В.А. я занимался темами: генерирование стабильных карбокатионов из полифункциональных терпенов, прогнозирование наиболее вероятного пути превращения карбокатионов с одновременным учетом кинетических и термодинамических факторов. Очень интересно было дискутировать с ним по таким вопросам, как «Классические и неклассические карбокатионы», «Причина особых свойств полифторароматических веществ» и т.д.

Находясь довольно долго рядом с В.А., я сформулировал основные черты его как ученого:

1) При решении научной проблемы двигаться только к главной цели. В.А. всегда видел главную цель и безжалостно обрубал все боковые ветви в работах. Признаться, нам, его сотрудникам, было больно. Но зато возникало ощущение неуклонного движения вперед. Так бывает в горах, когда люди идут на вершину или на перевал.

2) Умел признавать свои ошибки.

3) Старался понять каждую научную проблему до самого «дна», не довольствуясь полузнанием и уж тем более не изображая, что он что-то знает, хотя в действительности имел только смутное представление о предмете — «не надувал щек!».

4) Ему никогда нельзя было объяснить то, что сам до конца не понимаешь. Он очень хорошо «чувствовал некомпетентность».

5) В борьбе научных мнений сочетал страстное отстаивание своего обоснованного взгляда на проблему с желанием понять позицию оппонента, и тем более не «давил» его, если он стоял ниже по служебной лестнице.

6) Всегда вел научную борьбу по честным правилам.

7) Тщательно работал над научным словом, доводя его до исключительной ясности и прозрачности.

Несколько слов на тему «В.А. на отдыхе». В конце 70-х — начале 80-х годов среди ученых широко распространилось увлечение лодками. Многие покупали мощные моторы, классные лодки. В.А. же ездил на «Казанке», без тента, на румпеле. Моторы — две «Москвы», которые он непрерывно чинил. На берегу всегда был занят — ставил общий тент, возился с моторами, с бензиновой плитой, делал стол и т.п. Держался очень просто, никогда не допускал, чтобы в шторм за ним приезжал белый теплоход.

Я рад, что судьба свела меня с замечательным ученым и человеком.

стр. 5

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?6+379+1