Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2017

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 36 (2571) 14 сентября 2006 г.

ОН БЫЛ БОРЕЦ И МУДРЫЙ ЧЕЛОВЕК

16 августа — день рождения академика Андрея Алексеевича Трофимука, а последние семь лет, с тех пор как ушел из жизни этот великий «возмутитель спокойствия», это еще и день памяти.

Ю. Александрова, «НВС»

Вся вторая половина августа проходит обычно под знаком памяти — в Институте нефтегазовой геологии и геофизики и Институте геологии и минералогии новосибирского Академгородка 22 августа состоялось совместное заседание Ученых советов институтов, посвященное 95-летию со дня рождения А. А. Трофимука — выдающегося ученого, крупного организатора науки, лауреата Государственных премий СССР и РФ, Героя Социалистического Труда, государственного деятеля, прекрасного семьянина, страстного любителя рыбалки и яростного спорщика. Сначала коллеги, ученики и друзья Андрея Алексеевича поделились воспоминаниями, поведали о совместной работе, о трудностях и успехах; были зачитаны два послания — телеграмма от академика Б. Соколова и письмо-факс от ректора Казанского университета профессора М. Салахова. Вторая же часть заседания, научная, была отведена для докладов, в которых излагались результаты исследований, представлялись темы и идеи Трофимука, получившие воплощение в наши дни.

Два правила

Во вступительном слове председатель СО РАН академик Н. Добрецов еще раз подчеркнул, как много сделал Андрей Алексеевич для освоения Сибирского бассейна, для организации Сибирского отделения и для развития науки в целом, рассказал о личных впечатлениях от общения с ним, особо отметил его качества как человека и как руководителя, процитировав при этом слова Трофимука, произнесенные в бытность директором института, о том, что в институте «должна существовать демократия, но не должно быть разгула демократии».

Иллюстрация
Комиссия по экспертизе проекта Туруханской ГЭС. Третий справа в верхнем ряду председатель комиссии академик А. Трофимук.

О научной и практической деятельности Трофимука говорили многие. Основные же этапы были изложены в выступлении директора Института нефтегазовой геологии и геофизики академика А. Конторовича, который вспомнил все — начиная с работы геологов в годы Великой Отечественной войны, когда представители этой профессии делали все возможное для помощи фронту и развития геологической науки в Сибири до бескомпромиссной борьбы за сохранение чистоты озера Байкал, что особенно актуально в рамках развернувшихся в последнее время дискуссий о строительстве нефтепровода…

Именно в военное время молодой главный геолог Трофимук определил, что наиболее перспективными для разработки являются девонские слои: по его инициативе у башкирской деревни Кинзебулатово заложили скважину, из которой был получен фонтан нефти — это стало поворотной точкой для судьбы России. Несмотря на тяжелые для нашей страны времена, «геолого-разведочные работы не только не прекратились, …их темп увеличился в несколько раз» (так писал об этом периоде А. А. Трофимук в 1985). Хотя, конечно, по сравнению с мирным временем значительно изменились их направление и объем. За годы войны в Башкирии по прогнозам ученого было открыто более тридцати месторождений.

Во многих выступлениях шла речь о борьбе Трофимука за развитие Сибирского Отделения — ведь он принадлежал к блестящей плеяде отцов-основателей, которые заложили современные принципы организации науки. Об одной из его книг — «40 лет борения» — вспомнил Н. Добрецов. «В этом названии очень много от характера Трофимука. Он был несгибаемый борец и одновременно очень мудрый человек, который мог вовремя и отступить, и принять взвешенные решения». Академик В. Шумный рассказал о двух правилах, которые ввели М. А. Лаврентьев, Г. И. Марчук, А. А. Трофимук и другие основатели Сибирского отделения. Это, во-первых, система интеграционных связей между институтами, которая должна была порождать новые направления (для чего, собственно, и был создан Академгородок), способствовать развитию науки. И, во-вторых, это взаимная поддержка, единство научного сообщества. Два этих закона были незыблемы на протяжении всех 50 лет существования Сибирского отделения. На этом, собственно, стояла и сегодня стоит сибирская наука. Андрей Алексеевич уделял большое внимание проблемам университетского образования и сформулировал требования к молодым специалистам — нужно создавать исследователя нового типа, который бы не только знал дисциплины своего профиля, но и был вообще в курсе современных научных достижений. В этом должно состоять принципиальное преимущество университетского образования.

Как подчеркивал сам Трофимук, «наука в наши дни может давать самый высокий процент вложений на капитал». Он обращал внимание на недостаточную геологическую изученность Сибири и огромные задачи в области исследования этой территории и открытия новых месторождений полезных ископаемых. Задача Института геологии и геофизики, по его словам, заключалась в том, чтобы развернуть научные исследования в направлении разработки современной теории происхождения полезных ископаемых, новых методов геологоразведки. Он выступал за научное содружество геологов, палеонтологов, геохимиков, геофизиков и специалистов других наук — только в результате такого единения сил возможно было развитие науки. «Рано или поздно надо энергично решать эти задачи», — говорил он своим коллегам.

«Я по природе оптимист»

Вроде бы, все уже сказано об Андрее Алексеевиче за истекшие годы, но каждый раз открывается что-то новое — грани личности, штрихи судьбы. На заседании 22 августа о нем вспоминали: чуткий, неравнодушный; говорили: неистовый, неуступчивый; восхищались: гостеприимный, открытый. Каким же он был, этот разный Трофимук? Наверное, лучше всего о себе сказал он сам: «Я по природе оптимист. Да и занимаясь поиском нефтяных и газовых месторождений, нельзя не быть оптимистом». Пожалуй, эта черта характера выручала его во многих жизненных ситуациях.

Взять, к примеру, тысяча девятьсот сорок третий, когда главный геолог «Башнефти» занимался разработкой и внедрением новых методов добычи нефти — все для фронта, все для победы! В этот год в Башкирию приехал представитель Берии — приехал, чтобы арестовать «за вредительство» некоторых геологов. И тогда, на собрании, Трофимук поднялся и заявил, что собственно он здесь за все отвечает — ничего не делается без его ведома, ни одна скважина не закладывается без его участия. «А вредитель — вы, а не они», — заявил он представителю, развернулся и… ушел домой.

Сегодня мы все знаем об этих суровых временах — о репрессиях, поголовных арестах, большом страхе, жившем в душе каждого человека. Знаем, а значит, в полной мере должны осознать, какое мужество потребовалось, чтобы так ответить «высокому гостю». А может быть, это просто такой характер — жить по совести, не искать легких путей, брать все на себя и… верить, верить в то, что «пробьется». Словом, быть оптимистом… После тревожной ночи (надо полагать, Андрей Алексеевич готовился к самому худшему) пришло известие — представитель Берии умер от инфаркта, и, очевидно, по каким-то причинам делу не был дан ход.

Рассказывая о Трофимуке, почти все участники заседания отмечали его «несколько взрывной характер» (что часто вредило ему) и были единодушны в том, что спорить с ним было всегда очень трудно, почти невозможно. «Первая реакция бывала настолько эмоциональной, что я понимал — лучше не возражать, а через какое-то время вернуться к этому вопросу», — признался Н. Добрецов. А заместитель губернатора Новосибирской области Г. Сапожников добавил: «Это здорово, когда работаешь с неравнодушными людьми!». Другой коллега академика Трофимука вспомнил давнее собрание в одном из провинциальных городов. На сцене стояла кафедра, но несколько незавершенная, так что была видна обувь выступавшего. Когда слово взял Андрей Алексеевич, за ходом его речи можно было следить по «поведению» его ботинок — то вдруг, в самых напряженных местах, левый ботинок начинал пристукивать все сильнее и сильнее, то вновь успокаивался или совсем затихал, когда вопрос стоял менее остро. «Он не был бесконфликтным — ни в жизни, ни в науке» — сказал в своем выступлении член-корреспондент Г. Поляков.

Без галстука

Многие собравшиеся в этот день в зале Института геологии отмечали тот факт, что академик Трофимук был, прежде всего, «государственным человеком». Председатель комитета по науке и инновациям мэрии С. Силкин обратил внимание на гражданскую позицию Андрея Алексеевича: «Вся его жизнь это пример жизни настоящего ученого, гражданина, когда события биографии тесно переплетаются с хроникой свершений и жизнью города и страны, с этапами становления и развития сибирской науки». Академик  А. Конторович отметил: «Обращение к его биографии это всегда гордость за прошлое и надежда на будущее».

Однако, наряду с этой гражданственностью и государственностью, упоминалась и простота академика. Случай из жизни — командировка по Дальнему Востоку (об этом вспомнил ученик и коллега Трофимука  В. Самсонов). Надо было добраться от Хабаровска до Комсомольска. Начальство, как водится, ехало в мягких вагонах первого класса, а несколько производственников — в купе. Неожиданно в купе вошел Андрей Алексеевич: «Мое место здесь». Слово за слово — завязалась, по словам Самсонова, «душевная беседа», Трофимук предложил попутчикам угощение. Было лето, жара. Через некоторое время сидеть «при параде» стало невозможно, официальную одежду сменили на неофициальную, а там и вовсе сняли лишнее… А тут вдруг в вагоне — корреспондент какой-то газеты. Когда Трофимук узнал об этом, то запросто пригласил его в купе и вот так, «без галстука», дал интервью о развитии науки и производства этого края.

Вклад и перспективы

В конце пятидесятых перед учеными была поставлена первостепенная задача — изучить просторы Сибири и сделать прогноз на предмет открытия новых месторождений. Среди прочих, Андрей Алексеевич Трофимук предложил развернуть широкомасштабные научные исследования, начать разведку и поиск полезных ископаемых, а также обосновать необходимость «важнейших строек на территории Сибири и Дальнего Востока». Значителен его вклад и в теорию образования нефти и газа. В 1958 году в нашей стране проводился ряд совещаний по вопросам нефтегазового комплекса. Трофимуку было поручено сделать доклад по гипотезам об органическом и неорганическом происхождении нефти (тогда широко обсуждались проблемы происхождения нефти и газа). Уже тогда в своем выступлении в Москве ученый отметил (а это было еще до открытия Западно-Сибирских нефтегазоносных провинций), что проблема выявления месторождений была бы значительно быстрее решена при подходе к ней с позиций органического происхождения.

В докладах, сделанных на заседании, ученые вновь подчеркнули значение работ Трофимука и его вклада в освоение нефтяных и газовых ресурсов Западной Сибири; показали важность разработанных методов оценки перспектив нефтегазоностности; представили новые данные по геологии и перспективам нефтегазоносности нижней и средней юры Западной Сибири и по предъенисейскому верхнепротерозойско-палеозойскому осадочному бассейну; рассказали о перспективах освоения нефтяных и газовых ресурсов Республики Саха, Красноярского края и Иркутской области, а также о проекте строительства нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан» и о перспективах и проблемах формирования новых крупных центров добычи нефти и газа в Восточной Сибири и в Якутии.

Ко всему, о чем бы ни говорилось в тот день в зале Института геологии, когда-то «приложил руку» Андрей Алексеевич Трофимук. Как сказал один из выступавших, «все идеи, рожденные на кончике пера и основанные на гениальной прозорливости ученых, сейчас однозначно подтверждены сейсморазведочными работами». Именно на этих идеях и основана сегодняшняя добыча нефти.

Фото В. Новикова

стр. 5

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?6+387+1