Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 11 (2297) 16 марта 2001 г.

ВЕСНА 2001: ЛЕД ТРОНУЛСЯ?

В нашей экономике по-прежнему многое неясно, непонятно, тревожно. Живем как на качелях — то экономический подъем, то дефолт с секвестированием только что утвержденного госбюджета. У читателей накопилось много острых вопросов, и сегодня наш корреспондент Петр ДАНИЛОВЦЕВ беседует с известным в Сибири экспертом, профессором Григорием ХАНИНЫМ, который рассказывает о своем видении развития экономики России.

— Десять лет в России идут реформы, которые наверняка были ориентированы как на успехи, так и на неудачи. Как вы считаете, Григорий Исакович, что позитивного они принесли нам на сегодняшний день?

— Наряду с огромными неудачами, следует отметить и некоторые успехи российской экономики в 90 годы: ликвидирован дефицит на потребительском рынке (не хватает денег, а не товаров), покончено с очередями, повысилась культура обслуживания в торговле и общественном питании, сфере платных услуг. В самые последние годы появились довольно эффективные предприниматели, хотя их и относительно немного. Все возрастающее положительное влияние на экономическое развитие России оказывает использование иностранных специалистов в менеджменте крупных компаний и западного коммерческого опыта ведения хозяйственной деятельности, усваиваемого и благодаря работе в иностранных компаниях и благодаря обучению в зарубежных бизнес-школах и немногих квалифицированных экономических вузах в России. Говоря о самом конце 90 годов, можно, как мне кажется, говорить впервые о том, что созидательные стороны хозяйственного развития начинают приближаться к разрушительным. Правомерно возникает вопрос, не закончился ли, наконец, тяжелейший трансформационный кризис в России, и не сформировалась ли в какой-то степени жизнеспособная новая социально-экономическая система. Для такого вопроса есть основания. По моему мнению, пока об этом говорить рано, хотя важные шаги в этом направлении сделаны.

— Во всех бедах реформаторы обвиняют в основном местные власти, а также бывшее руководство СССР, которое наделало столько долгов...

— Огромный долг России частично, конечно, унаследован от СССР, но в большей части приобретен в 90-е годы. Основная часть долга СССР образовалась в связи с дефицитом платежного баланса, возникшим после падения мировых цен на топливо и нежеланием его ликвидировать за счет радикального сокращения военных расходов, капиталовложений и снижения уровня жизни населения. Новый долг 90 годов явился результатом падения налогооблагаемой базы в связи с огромным сокращением производства, отвратительным сбором налогов и таможенных платежей и огромной утечкой капитала из России в 90 годы. Он два раза реструктурировался, но в ближайшие годы платежи по нему должны резко увеличиться и достигнуть почти половины нынешнего федерального бюджета. Обычно, старые кредиты погашаются новыми. Но после дефолта 1998 года Россия не получает новых иностранных кредитов.

— Григорий Исакович, расскажите о главных достижениях развития страны в 2000 году. Кажется, мы обошлись без кредитов МВФ?

— 2000 год был весьма благоприятен для российской экономики. По динамике (только по динамике!) — лучший за последние 15 лет. Это объясняется несколькими обстоятельствами. Главное — исключительно благоприятными были внешние условия — очень высокие цены на продукты российского экспорта. По моим расчетам, этим объясняется около 70% прироста ВВП в этом году. Во-вторых, вследствие низкого курса рубля стало выгодным импортозамещение и в условиях недоиспользования производственных мощностей промышленные предприятия воспользовались этим для расширения выпуска. И, наконец, дефолт 1998 года привел в чувство многих предпринимателей и они, наконец-то, занялись совершенствованием производства вместо воровства и спекуляции. Благоприятными были и климатические условия в растениеводстве, благодаря чему удалось вырастить более высокий урожай, чем в крайне неблагоприятном по природным условиям 1999 году. В прошлом году удалось обеспечить и заметное повышение реальных доходов населения, которые, однако, не достигли уровня 1997 году и тем более 1990 года. Наконец, в прошлом году розничные цены росли относительно медленно для России 90 годов, бюджет был сбалансирован, а курс доллара почти не менялся. Важным положительным итогом года явился заметный (впервые после 1990 года) рост капитальных вложений в экономику и расширение научных исследований и разработок. Это обстоятельство породило надежду на начало преодоления кризиса в экономике. Но эти факторы, в большинстве, временные, и они исчерпываются. Повышение эффективности охватило пока только меньшую часть предпринимателей. В то же время, продолжается интенсивное выбытие основных производственных и непроизводственных фондов и этот фактор оказывает решающее воздействие на дальнейшую динамику экономики.

— Однако, я слышал, что 2000-й остался годом и нереализованных возможностей.

— Государственное руководство страны не использовало, к сожалению, исключительно благоприятные условия прошлого года для принятия мер по оздоровлению хозяйственной жизни страны, обеспечения предпосылок для успешного развития экономики в будущем. В сущности, оно бездействовало. Поэтому правы те экономисты и политики, которые говорят, что этот год был потерян для обеспечения дальнейшего развития экономики.

Вследствие указанных исключительно благоприятных условий внешней торговли и внутренего развития в прошлом году удалось осуществлять внешние платежи, не прибегая к кредитам Международного Валютного Фонда. Возможно, это удастся и в этом году, если не понизятся резко, как многие опасаются, ненормально высокие цены на нефть. В противном случае сделать это будет нелегко, а в 2003 году и вовсе крайне затруднительно, если не сказать больше, поскольку в этом году платежи по долгам будут намного больше, чем сейчас.

— Поговорим о прогнозах, где вы часто попадаете "в десятку". Каков ваш прогноз на 2001 год?

— Существуют два сценария экономического развития в 2001 году: плохой и очень плохой (если не произойдет чуда). Отсутствие хорошего сценария определяется колоссальными темпами разрушения производственного потенциала и медленными результатами в формировании жизнеспособных экономических структур и эффективного государственного аппарата.

Плохой сценарий означает прекращение экономического роста или минимальное (на 1–2%) сокращение валового внутреннего продукта. Он осуществится, если удастся стабилизировать нынешние высокие цены на нефть или если их снижение окажется минимальным. При таком сценарии падение уровня жизни населения также окажется минимальным, цены вырастут на уровне 30–35% за год, соответственно упадет и рубль (если он не рухнет в результате экономического кризиса в США).

Очень плохой сценарий связан с резким падением, скажем весной, мировых цен на нефть. Это приведет к сокращению валютных резервов, девальвации рубля, резкому сокращению доходов бюджета, и, возможно, новому дефолту и банковскому кризису, резкому снижению уровня жизни населения.

Поскольку решающая разница связана с внешним фактором, трудно сказать, какой сценарий реализуется. Мировые цены на нефть, во многом, определяется политикой стран ОПЭК, а они заинтересованы в высоких ценах на нефть, но не все от них зависит.

Важно только иметь в виду, что абсолютно необоснованными, безграмотными и исключительно вредными являются те благополучные сценарии экономического развития, которые представлены правительством и, к сожалению, большинством официальных научных организаций. Этот шизофренический оптимизм мешает серьезно проанализировать действительно трагическое положение российской экономики и принять меры по предотвращению полного ее краха, которые еще возможны, хотя и крайне затруднительны и потребуют и жертв населения, особенно богатой ее части, и полной мобилизации всех интеллектуальных и моральных сил страны, не столь уж и больших.

Самый конец прошлого и начало 2001 года говорят о том, что сбывается пока первый сценарий. В конце прошлого года практически прекратился рост промышленного производства. Разразился энергетический кризис, тяжело отразившийся на жизнеобеспечении населения многих районов страны и работе народного хозяйства. Резко выросли розничные цены на многие продовольственные товары. Негативно сказалось, конечно, на развитие экономики и сильнейшие холода в восточной части страны. Но пока остаются на высоком уровне цены на нефть и это сдерживает углубление экономического кризиса.

— Читатели будут благодарны, если вы прокомментируете скандальную ситуацию с выплатой долгов Парижскому клубу в этом году, которую советник Президента РФ А.Илларионов назвал "безответственностью и хулиганством". Уйдет ли правительство М.Касьянова в отставку?

— Отказ платить по долгам это действительно безответственность и хулиганство. Правительство вело себя в этом вопросе как примитивный "кидала". Но международное кредитное сообщество это не мелкий торговец или трудящийся, которому можно безнаказанно месяцами не платить зарплату или не возвращать вклады в банках. Оно может себя защитить. Эта акция тем более скандальна, что положение в экономике России как раз в прошлом году было исключительно благоприятным. Вместе с правительством ответственность за такое скандальное положение разделяют депутаты Государственной Думы и Совета Федерации, одобрившие бюджет и Президент РФ, его подписавший, конечно, прекрасно осведомленный о долговой ситуации, но поверивший своим плохим экспертам из правительства.

Встретив отпор международного кредитного сообщества и правительств западных стран, российское руководство уже практически согласилась выплатить положенные на этот год долги, на что пойдут дополнительные доходы бюджета. Учитывая, что темпы роста розничных цен в этом году почти в 3 раза больше, чем планировалось в бюджете, это вполне реально. Предполагается также продажа целого ряда государственных предприятий и предприятий с государственным участием и некоторые другие меры.

Что касается ухода правительства Касьянова в отставку — оно такое же плохое, как и все предыдущие (за исключением правительства Е.Примакова, которое было несколько лучше), и скандал с бюджетом — совсем не единственное и не главное свидетельство его профнепригодности. С самого начала при формировании правительства господствовал старый принцип подбора и его главы и членов правительства по клановым, а не деловым соображениям. От Касьянова даже не потребовали представить программу правительства, мало кто поинтересовался его профессиональными заслугами, которые ничтожны. Так что дело не в Касьянове, а в долговременном безответственном отношении к формированию государственного аппарата в России, как впрочем и других ветвей власти. Но при нынешнем хозяйственном механизме, к сожалению, никакое правительство не может много добиться.

— Чем объясняется резкое обострение энергетических трудностей в этом году? Кто в этом виноват: правительство, Минэнерго, региональные власти отдельных регионов?

— Энергетический кризис зимой этого года является проявлением общего экономического кризиса, вызванного ошибочной экономической политикой последних 10 лет. Энергетический комплекс страны свертывался, как и вся экономика в эти годы. Однако, размеры его свертывания были меньше, т.к., во-первых, в меньшей степени, чем внутренний спрос падал спрос на внешних рынках, и во-вторых, значительная часть этого комплекса, особенно электроэнергетика и газовые отрасли субсидировали остальную экономику, не получая долгие годы оплату за часть потребляемых ею ресурсов. Остальная часть экономики либо не могла либо не хотела платить за эти ресурсы. В связи с этим сокращались капитальные вложения в топливно-энергетический комплекс, хотя и медленнее, чем в остальную экономику.

Равновесие на низком уровне поддерживалось до тех пор, пока не была слишком большой разница мировых и внутренних цен и пока были резервы производственных мощностей. Оба эти условия исчезли либо резко сократились. Кроме того, заметный рост промышленности в последние два годы увеличил спрос на топливно-энергетические ресурсы. В то же время, потребление жилищно-коммунального хозяйства относительно стабильно, хотя оно и имеет большую задолженность перед энергетиками. Таким образом, в нынешних условиях приходится выбирать между тремя одинаково плохими решениями: сокращать экспорт, основной источник валютных поступлений, производственное потребление, что приведет к сокращению производства, или потребление жилищно-коммунального хозяйства с прекращением подачи тепла и электроэнергии, что мы видели в этом и в предыдущие годы в ряде дальневосточных областях. Исключительно сильные холода в восточных районах этой зимой усилили трудности с топливом и электроэнергией. Если положение в этом комплексе не изменится, можно ожидать гораздо больших трудностей с топливом и электроэнергией, жертвами которых могут стать уже не сотни тысяч или несколько миллионов человек, как в эту зиму, а гораздо большее количество в разных районов страны, т.к. изношенность основных фондов в топливно-энергетических отраслях исключительно велика и нарастает, а ресурсов для капитальных вложений для их возмещения не хватает. Проводимое повышение цен на топливно-энергетические ресурсы наталкивается на ограниченные возможности оплаты по повышенным ценам обнищавшего населения и неплатежеспособных предприятий.

— У нашей власти, похоже, две экономические политики. Одну возглавляет министр экономического развития Герман Греф, другую отстаивает советник Президента РФ Андрей Илларионов. Прокомментируйте, пожалуйста, эту тему, вызвавшую немалый интерес и споры у читателей...

— Ничто из прошлой деятельности господ Грефа и Илларионова не дает основания надеяться,что они способны выработать и, главное, осуществить серьезную экономическую программу. О научной и практической деятельности Германа Грефа вообще ничего неизвестно. Что касается Андрея Илларионова, то он написал несколько небезынтересных, но и не очень, мягко говоря, добросовестных научных статей.

Опубликованная экономическая программа Министерства экономического развития, на мой взгляд, нереальна и поверхностна. Она не основывается на объективной оценке экономического положения России и жизнеспособности ее экономических институтов. Выдвигаемые в этой программе цели совершенно нереальны, утопичны. Достаточно сказать, что она предусматривает рост ВВП в ближайшие три года на уровне 4–5% в год. Такая задача совершенно не учитывает колоссальное выбытие производственных фондов в этот период и почти полное в настоящее время использование экономически эффективных производственных мощностей. Кроме того, она утопична, исходя из возможностей топливно-энергетического комплекса России. Предлагаемые в программе мероприятия по повышению жизнеспособности экономических институтов, даже при их реализации,не дадут большого экономического эффекта.

Андрей Илларионов отличается по заявляемым взглядам от Германа Грефа большим радикализмом в проведении рыночных реформ. Этот радикализм, как и шоковая терапия 1992 года, нереален и контрпродуктивен. Илларионов умело критикует явные ошибки нынешнего правительства, особенно в области внешнего долга,и преувеличения экономических достижений России в 2000 году, но ничто не говорит о том, что он, будучи, скажем, вместо Касьянова, будет управлять экономикой лучше, чем тот.

— Судя по всему, 2001 год будет годом реформирования естественных монополий, и в связи с этим в обществе могут возникнуть противоречия и конфликты. А нужно ли их вообще реформировать и при том в такой спешке?

— Что касается реформирования естественных монополий, то эта задача отнюдь не является первоочередной,если она вообще нужна, в чем нет уверенности. Главная проблема естественных монополий состоит с одной стороны в том, что они действуют в извращенной экономической среде и вынуждены терпеть в связи с этим убытки, как например, Газпром из-за неплатежей за газ, а другой стороны, контроль государства за их деятельностью близок к нулю, хотя государство является либо собственником одних из них, либо имеет контрольный пакет акций в других. В связи с этим в деятельности некоторых из них имеются большие злоупотребления и неэкономичность. И выход здесь состоит не в их реформировании, а в обеспечении выполнения государством своих элементарных обязанностей. К тому же, предлагаемые проекты реформирования настолько плохо проработаны, что возникает серьезное сомнение, что они приведут к улучшению их деятельности, а не к ухудшению. Это, в особенности, относится в планам реформирования РАО ЕЭС России.

— И последний вопрос, но не по значимости. Какую роль играет частный капитал в финансировании научных исследований в России? Ведь в нашей стране до сих пор нет такого рынка и это волнует многих ученых.

— До недавнего времени эта роль была близка к нулю. Для частного капитала было много других, намного более выгодных и безопасных способов извлечения прибыли, чем финансирование науки. После дефолта 1998 года и начала экономического подъема в России, уменьшения доходности многих старых способов извлечения прибыли интерес частного капитала к вложениям в науку вырос. В нашей печати (например, журнале "Эксперт") имеется много сообщений о вложениях миллионов долларов в научные проекты прикладного характера, развитии венчурного бизнеса, создании интернет-компаний, продаже наукоемких услуг за границу частными российскими компаниями и т.д. Так что лед тронулся. Но, конечно, абсолютные объемы этих вложений в целом пока еще крайне незначительны и измеряются, в лучшем случае, десятками миллионов долларов в год по сравнению с сотнями миллиардов, вкладываемых в науку в США.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?14+39+1