Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 4 (2589) 25 января 2007 г.

ЛИРИКА ЛЬВА ФИРСОВА

В январские дни 1981-го года ушел из жизни Лев Васильевич Фирсов (1926-1981) — известный российский геолог, доктор геолого-минералогических наук, заведующий лабораторией изотопных методов исследования Института геологии и геофизики СО АН СССР. 22 декабря 2006 года ему исполнилось бы 80…

А. Оболенский, г.н.с. ИГМ СО РАН,
профессор, Заслуженный геолог России

Иллюстрация

Окончив с отличием Московский государственный университет в 1949 г., Лев Фирсов по собственному выбору поехал работать в г. Магадан, в геологическое управление «Дальстроя», где проработал до 1964 г. Свой трудовой путь он начал геологом, потом — начальником поисково-разведочной партии. Приобретенный опыт поисков и разведки золота в суровых условиях Колымы помог ему организовать специальную лабораторию по изучению обстановок образования и закономерностей размещения месторождений этого благородного металла во вновь созданном Северо-Восточном комплексном институте (бывший ВНИИ-1 Дальстроя). В истории магаданских институтов ВНИИ-1 и СВКНИИ СО АН СССР (позже ДВО РАН) с именем Л. Фирсова связана не только «золотая» тематика, но и изотопная геохронология. В те годы он фактически на пустом месте создал единственную успешно работающую лабораторию геохронологии (К-Ar метод) на Дальнем Востоке. Будучи человеком, увлеченным наукой, Лев Васильевич много и изнурительно работал, но по состоянию здоровья ему пришлось покинуть Магадан и переехать в Новосибирск в 1964 году.

В ИГиГ СО АН СССР он снова создал лабораторию геохронологии и здесь же сконструировал, собрал и запустил в работу новую радиоуглеродную установку, обеспечившую совместные исследования с археологами. Среди многочисленных трудов Л. Фирсова выделяются две его монографии: «Золото-кварцевая формация Яно-Колымского края» (1985) и «Этюды радиоуглеродной хронологии Херсонеса Таврического» (1976 г.). В этих книгах, как и во многих других трудах — весь Лев Фирсов, крупный ученый, талантливый исследователь, скрупулезный естествоиспытатель, одаренный Богом поэт и художник, самоотверженный человек. Первая монография — итог изучения месторождений золота Колымы, вторая — многолетних археологических изысканий в Крыму, во время отпусков, на собственные средства!

Теперь у нас есть возможность оценить Л. В. Фирсова — поэта. В Магадане к 80-летию со дня его рождения опубликована книга стихов «Мы не одни» (Магадан, 2006), подготовленная к печати коллегами и друзьями из Магадана и Новосибирска.

В стихах ярко отразилась личность автора: в них и философские раздумья, и гражданская позиция, и этика ученого, и трогающая душу лирика.

Писать о стихах Льва Фирсова — неблагодарное занятие, их надо прочесть и прочувствовать сердцем! Книгу «Мы не одни» можно найти в читальном зале библиотеки Института геологии и минералогии РАН, пр. Коптюга, 3, 3-й этаж.


ДАЙ СЛОВО

Нам не дано природой точно знать,
Когда предстанет безвозвратный путь.
Дай слово, что ты будешь вспоминать
Меня всегда. Былое не забудь!
Пока я здесь, а не за пустотой,
Пока не дух, а просто человек,
Дай слово, что нестертою мечтой
В твоей душе останусь я навек.
Припомни череду минувших дней,
И счастьем одаривших, и тоской.
Дай слово, что любить еще сильней
Ты станешь и за гробовой доской.
Но часто на свиданья приходи,
Без слез, без сетований, но с мольбой.
Дай слово, что всегда в твоей груди
Я был, и есть, и буду твой!

Август 1972

ВЕХИ ПРОГРЕССА

Мы не стоим, не пятимся назад.
Дела свои вершили не напрасно.
Возьми любой музейный экспонат,
И наш прогресс представишь ясно:
Вот ряд орудий — сколотый кремень,
Из кожи щит, из бронзы наконечник,
Железный меч, заржавленный кистень,
А это — пули сплющенный сердечник….
Вот черепа… В одном дыра сквозит
Пробит висок стрелою савромата,
В другом дыра такая же на вид,
Но от куска свинца из автомата…
Нелегкий путь от камня и от стрел
Ты, гомо, вынес, но… не поумнел.
(Ты, Человек разумный, одолел!..)

1974

НИКТО НЕ ЗАБЫТ
(из военного цикла)

Мы ныне его именуем Комбат.
Под Курском, грохочущим летом
В атаку на танки оглохших солдат
Он поднял пустым пистолетом.
В день первый, быть может, его нарекли
Махмудом, Миколой, Вартаном,
А в щебень и пепел сожженной земли
Он ткнулся российским Иваном.
Вручали кому и за что ордена
Узнаем, архивы разроя,
Но где отыскать и прочесть имена
В безвестье ушедших героев?
Огонь на могилах… На скольких горит?
А сколько могил не открыто?
Давайте же верить: никто не забыт,
И, значит, ничто не забыто.

1980

ТРИ ТРЕТИ
(из колымского цикла)

Шагала маршевая рота
В метельной мгле за перевал,
Под зорким дулом пулемета
Глодала всех одна забота:
Когда конец, когда привал?
Отбой сыграла первой трети
В пути свистящая пурга:
Каюк тому, чье тело ветер
Сквозь ватник жжет морозной плетью,
Ища заклятого врага.
За зерна желтого металла
Кому-то надо умереть:
Породу крепь не удержала,
Под гул рудничного обвала
Костьми легла другая треть.
Последней трети срок скостила
Безмилосердная карга:
Пластом на нары уложила,
Изъяла зубы, съела силы
Скорбут — полярная цинга.
Они не врозь, не под крестами,
А в общих ямах, в тесноте.
Лежат, как шли, под номерами,
Друг друга будто греют сами
В колымской вечной мерзлоте.

1979/1980

ЛЮБЛЮ ТЕБЯ

Люблю тебя и горд твоей любовью,
Несу ее, как знамя, а не крест,
Пятная путь тоскою, болью, кровью,
Не на Голгофу, а на Эверест.
Банального спокойствия не надо.
Нет, не за то благодарю судьбу,
Что вижу в будущем сусальную награду,
А тяжкую, упорную борьбу.
Тревожных наших дней не променяю
На мерное теченье бытия.
Себя с тобой в мечте соединяю,
Не тусклый свет свечи, а пламя вижу я.
Заполнено тобою каждое мгновенье,
Во сне ли, наяву с тобою говорю,
Делю уверенность, надежды и сомненья,
И счастлив, что не тлею, а горю!

1972/1980

К ЖЕНЕ

Когда уйду, ты слез не лей:
Все будем вскоре там, супруга,
Но положи со мной репей
Как знак привязанности друга.
Земная жизнь не мед, горька
Была и в прошлом, есть и ныне:
Не надо пышного венка
Мне хватит стебелька полыни.
Ни боль, ни радость не забудь.
Любила? Будь, как прежде, чуткой:
Как памятью, укрась мне грудь
Иссиня-белой незабудкой.

1980/81

О НЕКОТОРЫХ СОАВТОРАХ

Бывает, соавтор подобен смоле:
Растет без корней на цветущем кусте,
И соки познания в авторском теле
Сосет, уподобясь безмозглой глисте.
Лысеет с годами, увы, не от мыслей,
Идей в голове у него не найдешь.
В науках в прямом, а не в образном смысле
Цена ему красная — ломаный грош.
Сподвижник бессовестный, каверзный, ловкий,
Чужую работу сочтя за свою,
Способен менять лишь трудов заголовки,
Но лезет упорно в любую статью.
Маститый соавтор — в почете и чине.
Речист на советах, как Марк Цицерон,
Но туп беспросветно. Вознесся в гордыне,
А тайно завидует автору он.
Устав от науки, к брегам Ахерона
Отправится автор, — недолго скорбя,
Его солитер не потерпит урона
И новую жертву найдет для себя.
Досадно, ей-богу! Лежать бы им рядом
До судного дня в коллективном гробу:
Пройдохе с отменно-усидчивым задом
С ослом, вывозившим его на горбу.

1978

МЕЧТА

Люблю тебя, неясная мечта.
Бывает, ты всего лишь струйка дыма,
Заманчива, как сказка, и чиста,
Желанна, но порой недостижима.
Ты нераскрытый крошечный бутон,
И таинство набухших соком почек,
Еще не явь, а зыбкий полусон,
Не разговор, а слово между строчек.
Надеждой дарит ранняя весна
И душу бередит лучами света.
Цель сущего туманна, неясна,
Но ясной станет в пышном цвете лета.
Мечта — не распустившийся цветок,
А маленький березовый листок.

1972/1973

Иллюстрация

стр. 8

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?13+404+1