Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 42 (2627) 1 ноября 2007 г.

СОВЫ В ГОРОДЕ,
НА ОКРАИНЕ И ВДАЛИ

А. Яновский, к.б.н., ИСЭЖ СО РАН

Из нескольких видов сов, встречающихся в Сибири, наиболее известны самые крупные, такие как филин и три вида неясытей (серая, длиннохвостая и бородатая), которые гнездятся в лесах и лесостепных колках, а также белая сова, поздней осенью подлетающая с далекого севера. Иногда даже в городском парке в холодное время года может встретиться небольшая ястребиная сова, названная так за отдаленное внешнее сходство с ястребом -тетеревятником. Но гораздо чаще, правда, только в теплое время года и поодаль от города, встречаются два вида похожих друг на друга сов немного крупнее вороны: болотная и ушастая. К семейству совиных относятся также четыре вида наших птиц величиной с ладонь или еще мельче: сплюшка, мохноногий сыч, воробьиный сычик и характерный для более южных регионов домовый сыч.

Большинство из названных видов зимуют недалеко от мест гнездования либо кочуют в зависимости от внешних условий, то есть наличия и доступности объектов добычи. Лишь крохотная сова сплюшка, как сказано в книге орнитолога В. К. Рябицева (2001), отлетает на зиму далеко в Центральную Африку. Максимальная продолжительность жизни филина в зоопарке достигает 80 лет. Совы средних размеров живут тоже довольно долго. Например, одна окольцованная ушастая сова прожила в природе 28 лет.

Большие размеры, своеобразный облик и необычное поведение совы, почему-либо оказавшейся в городе, обязательно привлекает внимание прохожих. Новосибирцы время от времени рассказывают мне о таких встречах, но по их описаниям невозможно бывает определить видовую принадлежность того или иного пернатого визитера. Благо, в наш век широкого распространения портативных видеокамер и электронной почты удается получить от них фотографии, по которым не составляет труда сказать, к какому виду относится встреченная птица.

Как-то проходя слегка морозным днем по Первомайскому скверу, обратил внимание на долгий беспокойный треск дрозда и писк многих синиц. Они как будто бы возмущались присутствием опасного для них хищника. Приглядевшись, был несказанно удивлен: на пушистых нижних ветках ели, недовольная возникшим переполохом, нахохлившись, восседала ястребиная сова. Затем она перепорхнула на клен, встряхнула оперением, потянулась и зевнула. Разбудили ее, видать, раньше времени…

Пропадал редкий снимок. Не удержался, уговорил незнакомого фотографа, кутающегося в пальто на холодном ветру, отвлечься от съемки молодоженов в центре сквера и сделать фотографию ястребиной совы, которая успела привыкнуть к городскому шуму и стала очень доверчивой.

Один из постоянных читателей моих орнитологических заметок однажды сфотографировал большую сову, ухитрившуюся изловить крысу внушительных размеров возле мусорного контейнера на задворках Художественного музея в самом центре Новосибирска. По фотографии удалось определить, что речь идет о бородатой неясыти, у которой хвост короткий, а глаза желтые, в отличие от похожей на нее серой неясыти, глаза у которой черные.

Из сов большого размера в Новосибирске чаще всего в последние годы объявляется длиннохвостая неясыть. Около трех лет назад коллега-орнитолог встретил в Нарымском сквере сразу девять неясытей. В другой раз он рассказал, как на лиственнице вблизи оживленной магистрали неясыть деловито расправлялась с пойманной у мусорки серой вороной, не обращая внимания на крики и атаки сородичей жертвы. Сообщения о подобных встречах порой становятся основанием для предложений исключить этот вид из списка птиц Красной книги Новосибирской области. Однако многие орнитологи, тем не менее, считают все виды неясытей, как и филина и белую сову, подлежащими особой охране в связи с их уязвимостью, в частности, перед любителями пострелять по живым мишеням.

Иллюстрация
Неясыть со своей спасительницей Тамарой Ильиничной Нечепуренко.

Буквально неделю назад сотрудница «НВС» по пути на работу обратила внимание, как вороны одна за другой с карканьем пикировали на какой-то серый комок, лежащий прямо у дорожки. Это оказалась большая сова, которая производила впечатление больной и беспомощной. Когда неясыть занесли в помещение, она не сопротивлялась и как бы охотно позировала фотографу. Все удивились как покладистости характера найденыша, так и невесомости его вроде бы немаленького тела. На самом деле, большие линейные размеры и объем туловища совы не сопровождаются внушительностью ее массы. Кости облегченной «конструкции», тонкая кожа, да предельно пушистые перья — вот из чего главным образом сложено тело всякой совы. Еще сов отличает непропорционально большая голова с бинокулярным взглядом и скрытыми складками хорошо развитого слухового анализатора, служащего для пеленгации добычи по писку и шороху. Выпускать на волю птицу, утратившую почему-то способность к полету, не стали, а посадили в картонную коробку и отправили на Станцию юных натуралистов. Возможно, там ее удастся подлечить, подкормить и тогда уже отпустить в лес. Надо сказать, что сотрудники редакции изрядно рисковали, когда брали в руки неясыть. Известно, насколько яростно совы могут обороняться. Выдающийся фотограф-анималист Эрик Хоскинг даже остался без глаза, когда производил съемку у гнезда неясыти, которая, обороняясь, вцепилась когтями в его лицо. Впрочем, даже этот трагический случай оператор использовал по назначению — он вскоре издал книгу под названием «Глаз, отданный птицам», ставшую бестселлером.

Во время нынешней экспедиции на островах озера Чаны меня порадовала неожиданная встреча с прежними соседями — семьей ушастых сов, несколько лет назад, также в июне, беспрерывными криками и обстрелами пометом создававшей нам немало неудобств при проживании в палаточном лагере. На сей раз совиная парочка предпочла загнездиться вдалеке от нас и ничем не обнаруживала своего присутствия, пока я в поисках гнезд серых уток не забрался в середину поначалу казавшихся непролазными страшно колючих зарослей боярышника и шиповника среди березового редколесья на возвышенном участке острова. Обратив внимание на старое сорочье гнездо, заметил около него усевшихся рядком на ветке уже почти полностью оперившихся совят. Обычно совята в одном выводке разновозрастные в соответствии с последовательностью откладки яиц, из которых они вывелись. Как говорится: «Мал мала меньше». Но эти пятеро птенцов выглядели абсолютно одинаковыми, как близнецы. Они, не мигая, тут же повернули головы в мою сторону и сфокусировали на меня взгляды своих почти оранжевых глаз, как бы укоряя молчаливо: «Ну и зачем ты пришел сюда?». Мои намерения отловить их для кольцевания, естественно, очень не понравились птицам. Поднялся стук громкого, как барабанный бой или звук кастаньет, щелканья клювами. Оказавшись в руках, совята отчаянно сопротивлялись, вонзая в ладони сильные клювы и острые когти. Откуда ни возьмись, подлетели оба родителя, которые наряду со щелканьем клювами стали издавать тревожные крики вроде кваканья: «Квекк-квекк, квекк-квекк…» Мне пришлось поспешить с не особенно приятной для всех участников процедурой надевания на цепкие птичьи ноги металлических колец. (На кольцах выгравированы индивидуальные номера и адрес, благодаря чему в случае повторного попадания окольцованных птиц кому-то в руки можно будет узнать сроки и пути их миграций. Кольцо с погибшей птицы должно быть снято и отправлено в Москву, в Центр кольцевания.) Покончив с процедурой мечения, посадил совят на ветки и выбрался из зарослей, мысленно прося прощения у сов за беспокойство.

Кольцевание птиц остается одним из самых эффективных методов орнитологических исследований во всем мире. Так, благодаря развешиванию искусственных гнездовий в рамках проекта по сохранению серых неясытей, начатому в одном из лесных урочищ в Англии в 1980 году, к настоящему времени их численность там значительно увеличилась. Одновременно по данным повторных отловов окольцованных птиц удалось выявить немало подробностей из жизни сов. К примеру, двадцатилетняя неясыть здорово удивила орнитологов, став самой старой совой, давшей потомство в дикой природе. По данным британского Орнитологического фонда, если сова перезимует в этом году, то побьет еще один рекорд — станет самой старой совой в Великобритании. В настоящее время он принадлежит 21-летней неясыти из Северного Йоркшира. В среднем неясыти живут около пяти лет, т.е четверть этого рекордного возраста.

Фото В. Новикова

стр. 12

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?19+437+1