Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 42 (2627) 1 ноября 2007 г.

К ЮБИЛЕЮ ОПАЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Приближается 90-летний юбилей события, которое еще 20 лет назад в официальной советской пропаганде квалифицировали как главное событие ХХ века, а сейчас стараются позабыть.

М. В. Шиловский, д.и.н., проф.

Иллюстрация

Революции из локомотивов истории с помощью СМИ пытаются трансформировать в общественном сознании в бессмысленные и беспощадные бунты, возглавляемые «безродными» маргиналами в лице купленных на немецкие деньги большевиков или жидомасонов. Нашли альтернативу и «красному дню» календаря — 7 ноября. С 2005 г. 4 ноября официально объявили Днем народного единства. «Именно 4 ноября 1612 года ополченцы Минина и Пожарского выгнали из московского Китай города польских интервентов, тем самым в стране было покончено со Смутой», — говорится в официальной версии нового государственного праздника. Правда, забыли добавить, что поляки из Китай города отступили в Кремль, где продержались еще целый месяц, да и потом, отпущенные, а не плененные ополченцами, ушли они недалеко, поскольку основная часть польской армии находилась под Вязьмой. Данное обстоятельство наши парламентарии проигнорировали, а при выборе даты учли предложения находящейся сейчас в фаворе у государства православной церкви — совместить светское единение с религиозным праздником иконы Казанской божьей матери.

Применительно к приближающемуся событию власти используют отработанную во время 100-летнего юбилея Первой русской революции 1905-1907 гг. тактику умолчания или произвольного препарирования событий. Так, с соответствующим размахом праздновалось 100-летие российского парламентаризма (открытие Первой Государственной думы в апреле 1906 г.), но забыли упомянуть, что обещание созвать парламент у императора Николая II в октябре 1905 г. буквально вырвала волна революционных выступлений. Так и сейчас в официозных СМИ поднимается мутная взвесь инсинуаций и измышлений по поводу событий 1917 года. Фактически прекратили их изучать ученые. Из предполагаемых научных форумов заявлено о проведении малоизвестным частным (НОУ) московским Институтом Гуманитарного образования «при поддержке РАН» научной конференции «Октябрь 1917: взгляд из ХХI века». Ее оргкомитет возглавил вице-президент РАН академик Г. А. Месяц. Предполагается обсудить такие «актуальные» проблемы как: «девиантное поведение масс в революции», «1917 год: крах империи или начало ее возрождения», «правовая культура в контексте «Красной Смуты» и т.п.

Не претендуя на всеобъемлющий анализ событий 1917 г., я попытаюсь кратко сформулировать свою интерпретацию произошедшего тогда.

Как известно, царское самодержавие рухнуло всего за несколько дней, не предприняв попыток защитить себя как в центре, так и на местах. Монархистов тогда было меньше, чем сейчас. Подобный исход был обусловлен двумя комплексами причин.

Прежде всего, отечественная экономика и политическая система не выдержали серьезных испытаний первой мировой войны. Быстро развивающийся частнокапиталистический уклад в сочетании с сильной зависимостью от иностранных капиталов, низкая товарность преимущественно натурального и мелкотоварного сельского хозяйства, неподготовленность к войне привели к мощному экономическому кризису. На его базе и под воздействием военных неудач 1915-1916 гг. в стране проявился всеобъемлющий политический кризис, приведший к полной дискредитации и изоляции системы самодержавного правления.

Попытки монархии после 3 июня 1907 г. опереться не только на дворянство, но и на буржуазию, провалились по той простой причине, что новый союзник (буржуазия) оказался слабым в политическом отношении и не имел поддержки даже у казалось бы естественного союзника — пролетариата. Данное обстоятельство предопределило провал курса столыпинских реформ, в том числе аграрной, еще в 1911-1913 гг. В 1914-1917 гг. этот процесс усугубился, и уже расшатанный режим не выдержал перегрузок и разрушился.

Из строя вышел прежде всего головной механизм третьеиюньской монархии — система двух большинств в Государственной думе. Вместо нее образовалось одно, объединявшее всех, которые в нормальных условиях были несовместимы («Прогрессивный блок»). В их глазах идея самодержавия окончательно обанкротилась. Далее произошла самоизоляция династии, как логическое завершение разложения царизма. Инструментом корреляции сложившегося положения мог стать монарх и его окружение. Но они выродились в эгоистическую и трусливую камарилью. Как заметил один историк: «Романовы слишком дорогой ценой заплатили за избыток сил в молодости», т. е. в XVII-XVIII вв. Все это привело к взрыву и краху системы.

Во-вторых, помимо конкретных причин обострения общенационального кризиса в годы Первой мировой войны, ставшего для России начала ХХ века стабильным, сыграли роль факторы глобального порядка, связанные с тем, что русский абсолютизм, несмотря на начатую им со времени правления императора Петра I эволюцию в сторону модернизации и европеизации, оказался не способным довести ее до логического завершения, т. е. до превращения в монархию по прусскому или английскому образцам.

Основная причина этого связана с хроническим отставанием политической модернизации от изменений в экономической сфере. Трижды, начиная с середины XIX в. со все убыстряющей скоростью (1850-1890, 1890-1905, 1905-1914 гг.) повторялась следующая закономерность: сначала отрицание самой возможности реформ, затем вынужденные реформы и, наконец, свертывание их после стабилизации обстановки. Такой поступательно-затухающий процесс (два шага вперед, шаг назад) обеспечивал очень медленное продвижение вперед, а главное накапливал неразрешаемые противоречия. В результате сверхцентрализованная монархическая власть, обладавшая повышенной прочностью и динамичностью в период своего становления и развития (XVII — первая половина XIX вв.), окончательно исчерпала себя.

Развитие событий от Февраля к Октябрю 1917 г., в силу специфики Февральской революции и наличия двоевластия, таило в себе различные альтернативы: либерально-демократическую (А.Ф. Керенский, первый состав Временного правительства), авторитарно-диктаторскую (Л.Г. Корнилов и стоящие за ним буржуазные круги), «однородно-социалистическую» или так называемый «третий путь» (меньшевики и эсеры) и, наконец, большевистско-леворадикальную (В. И. Ленин, Л. Д. Троцкий). Причем последняя исходила вовсе не из наличия предпосылок для социалистического переворота, их как раз не было, а из ставки на мировую социалистическую революцию. И уже 10 апреля 1917 г. в развитие «Апрельских тезисов» В. И. Ленин подчеркнул: «А мы хотим перестроить мир». Шансы на их успех усиливались особым типом российской экономической эволюции (многоукладность), особым типом социальной структуры (включение буржуазии в отжившую систему общественных отношений, ее «рептильность»), наличием радикальной партии нового типа («орден меченосцев»), а также присутствием утопического фактора (идеалистические представления о социализме и коммунизме, наличием в России мощной традиции утопического социализма).

Попытка продолжить эволюционное развитие России в рамках буржуазно-парламентской модели в 1917 г. успеха не имела благодаря парламентскому, экономическому и политическому кризисам, слабости и ошибкам Временного правительства, падению его авторитета у большей части населения, авантюризму правых сил.

Наряду с этими конкретными причинами краха либерально-демократической альтернативы в 1917 г. была еще фундаментальная. Она связана с отсутствием в России начала ХХ века социальной базы для этой модели эволюционного развития, так называемого «гражданского общества», «третьего сословия», поскольку численность просвещенного общества к 1917 г. составляла 1,5-2 млн человек на 170 млн россиян. Число лиц, наделенных законом от 3 июня 1907 г. избирательными правами, ограничивалось 1 % от численности населения империи.

В этих условиях народные массы, убедившись в безвыходности положения, в тщетности надежд на мирное реформаторство и постепенное разрешение накопившихся проблем, обращаются к радикальному методу коррекции общественного развития — революции, поддержав большевиков. Во многом поворот страны в их сторону, начиная с сентября 1917 г., связан с политическим искусством В. И. Ленина и Л.Д. Троцкого, наличием у них конкретной демократической программы спасения страны от развала и хаоса. Подавляющая часть населения и, прежде всего, крестьянство поддержало большевиков не в момент взятия ими власти в Петрограде (Октябрьский переворот), а в процессе реализации декретов о земле и о мире. Поэтому мужики, проголосовавшие за эсеров в момент выборов в Учредительное собрание, пассивно или вообще никак не реагировали на его разгон.

Но нужно иметь ввиду, что большевики взяли власть не под социалистическими, а под демократическими лозунгами, доведя до реализации задачи Февральской революции. Процесс «социалистического» переустройства России начался с лета 1918 г. и получил первоначальное воплощение в модели «военного коммунизма» в годы Гражданской войны, с установлением под видом диктатуры пролетариата диктатуры одной партии, вернее ее аппарата.


2 ноября 2007 г. исполняется 60 лет видному сибирскому историку Михаилу Викторовичу Шиловскому. Он является ведущим специалистом по изучению истории общественно-политической жизни Сибири дореволюционного периода, революционных событий, Гражданской войны на востоке России. М. Шиловский также осуществляет большую организационную работу в науке и учебном процессе — возглавляет сектор истории второй половины XIX — начала XX в. в Институте истории СО РАН и кафедру истории России НГУ. В течение многих лет он является деятельным участником общественной жизни в новосибирском Академгородке, активным пропагандистом научных знаний, регулярно выступает в местной периодической печати и на телевидении. Его коллеги и ученики желают юбиляру здоровья и новых успехов в проведении научных изысканий, в осуществлении педагогических экспериментов.

А. Борзенков, д.и.н.

стр. 9

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?6+437+1