Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 43 (2628) 8 ноября 2007 г.

НЕБЕСНЫЙ ВСАДНИК И…

В начале ноября в Институте теплофизики открылась выставка этнографических зарисовок новосибирской художницы Светланы Шендрик, выполненных ей за годы работы в Институте археологии и этнографии СО РАН.

В. Бартель, «НВС»

Иллюстрация

Светлане довелось работать с блестящими сибирскими этнографами — докторами исторических наук Измаилом Гемуевым и Аркадием Бауло. Зарисовками привезенного ими из экспедиций богатейшего материала, выполненными пером С. Шендрик, щедро проиллюстрированы несколько монографий и десятки статей. Она рисовала культовую атрибутику хантов и манси: деревянные фигуры духов-покровителей, жертвенные покрывала, серебряные и бронзовые изделия переднеазиатского происхождения, часто находимые в языческих капищах обских угров, предметы русского импорта… По чистосердечному признанию художницы, больше всего ей нравится заниматься изделиями иранских мастеров. Сейчас, например, она работает над двумя бронзовыми дисками из находок А. Бауло. А вот идолов Света не очень любит, потому что немного побаивается.

Иллюстрация
Мир-Сусне-хум — небесный всадник.

Но не только Обским Севером ограничивается столь увлекательная служебная деятельность С. Шендрик. Для доктора исторических наук Анны Майничевой она рисовала предметы культуры якутов: костюм шамана, пояса из металла, шубы и унты… Вместе с доктором исторических наук Еленой Фурсовой ездили по деревням Алтая и Восточного Казахстана, собирали орнаменты на одежде старожильческого русского населения. Удалось поработать и с археологами: фиксировать стратиграфию знаменитой Денисовой пещеры на Алтае и снимать петроглифы Сундуков на севере Хакасии. В общем, есть что вспомнить и показать людям.

Перед открытием выставки корреспонденту «НВС» удалось просмотреть диск с электронными репродукциями работ Светланы Шендрик. И выяснилось, что далеко не одной этнографией ограничивается круг ее творческих интересов.

— Я видел портрет академика А. П. Окладникова у костра, выполненный со знаменитого снимка В. Новикова. Это была работа по зову сердца?

— Да, захотелось украсить институт. Я написала портрет Алексея Павловича и подарила его заместителю директора института Анатолию Ивановичу Курбатову. Теперь он висит у него в кабинете вместо известной фотографии.

Иллюстрация
«Академик А. П. Окладников».

— Вы писали портреты и других людей, например, Мэрилин Монро и Клаудии Кардинале…

Иллюстрация
«Клаудиа Кардинале».

— Это самая любимая часть моего творчества, а по технике исполнения — мои лучшие рисунки. Я их сделала, когда была еще студенткой. Мне были симпатичны и Мэрилин, и Клаудиа, и мой любимый музыкант Питер Гэбриэль, и Кэвин Нэш… Я рисую только того, кто мне нравится, и получаю от этого удовольствие.

— Кроме портретов вы занимаетесь и пейзажами?

— Да, например, часто изображаю Белоруссию. По национальности я белоруска, каждое лето ездила туда к бабушке. С этой страной у меня связаны лучшие воспоминания детства. Мне нравятся белорусские пейзажи. В Сибири нет таких красок. Может быть в Восточной Сибири пейзажи разнообразней, а в Западной — в основном равнина, берёзки… Я не нашла таких мест, которые хотелось бы рисовать.

— У вас ведь есть и несколько абстрактных картин. Что вы ими хотите сказать?

— В них я рисую либо себя, либо человека, который меня вдохновляет. Например, у меня есть картина, где я сижу в капле. Это фрагмент, а в полном варианте капля находится в пещере. В ней изображено некоторое состояние. Мне на тот момент хотелось оказаться в ситуации умиротворенности. В пещере все закрыто и закупорено, но там есть большая дверь — на всякий случай я оставила себе лазейку, чтобы, когда мне станет душно, я бы могла оттуда уйти. Я рисую картину, чтобы впоследствии это привело к какому-либо символически выраженному результату. У меня, например, есть картина, где в шаре — мой профиль и глаза. Смысл картины в том, что я попала в резонанс с мыслями человека, изображенного на картине.

Иллюстрация
«Деревня Васьковщина, аисты».

— О каких ваших работах вы бы хотели сказать особо, чтобы их заметили?

— Как мне говорят, я хорошо передаю натуру человека. Среди моих картин есть портрет маслом, который называется «Дедушка Коля». Он выставлялся на ступеньках ДК «Академия» в сентябре 2003 года. Этого человека многие в Академгородке знают, и мне говорили, что он даже больше на себя похож, чем в жизни.

Ещё у меня есть картина «Океанический», где изображен мужчина на голубом фоне, а вверху картины изображено что-то красное, напоминающее корабль-призрак. Там океан и космос сливаются в одно целое, и вверху то ли огонь, то ли вдаль уходящий корабль. Они выражают ощущения, которые вызвал у меня изображаемый человек.

Еще я бы хотела, чтобы обратили внимание на мою технику изображения. Я рисую портреты в графике и маслом, пейзажи и абстрактные картины. Что касается формы написания, то я пишу и маслом, и шариковой ручкой, и акварелью. Этнографические работы — пером и тушью.

Фото В. Новикова

стр. 8

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?16+438+1