Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 45 (2630) 22 ноября 2007 г.

ОТКРЫВАТЕЛЬ ПРИРОДНЫХ
КЛАДОВ СИБИРИ

К 270-летию Эрика Густавовича Лаксмана.

Тамара Демина, к.г.-м.н.,
с.н.с. Института геохимии им. А.П. Виноградова

Анатолий Демин, к.г.-м.н.,
с.н.с. ассоциации «Гео» Иркутского госуниверситета,
Заслуженный геолог Монголии

«В борьбе за владение тайнами природы, ее силами — счастливый удел ученого, в этом — его жизнь, радости и горести, его увлечение, его страсть и горение».

А. Е. Ферсман

Иллюстрация

Эрик (Кирилл) Густавович Лаксман (1737-1796) — геолог, минералог, энтомолог, палеонтолог, общественный деятель, академик Петербургской академии наук и член Стокгольмской Академии наук. Заслуги его велики: он обнаружил серебряные руды (Алтай), каменный уголь (Черемхово), слюду (р. Слюдянка), горячие и минеральные источники (на реках Турке и Ангаре соответственно). Он предложил новую технологию стекловарения и построил (совместно с А.А. Барановым) первую в Сибири южнее Иркутска фабрику, где впервые в мире стекло выплавлялось без использования древесной золы с применением природных химических веществ, разработал новые способы получения селитры и повареной соли. Эрик Густавович — инициатор первой Российской дипломатической миссии в Японию.

Судьба  Э. Г. Лаксмана необычна. Швед по национальности, он родился в 1737 году в Финляндии в г. Нейшлот. Семья была многодетной — девять детей, которых растила мать (отец рано ушел из жизни). Материально жили трудно. Это и помешало ему окончить Абоский университет. Вместо учебы пришлось начинать самостоятельную жизнь. Он стал пастором, хотя еще в гимназии и в университете увлекся естественными науками. В свободное время он занимался самообразованием, изучал работы естествоиспытателей В. Берга, И. Гмелина, С. Крашенинникова, Г. Штеллера и др. и очень интересовался Сибирским краем.

В 1762 году он получил новое место службы — полковым священником в г. Санкт-Петербурге. Здесь появилась возможность общаться с учеными Петербургской Академии наук. Большое влияние на него оказал М. В. Ломоносов. Здесь Эрик Густавович начал изучать коллекции и материалы по истории, этнографии, географии, минералогии, палеонтологии и ботанике. Особое внимание он уделял работам по исследованию Сибири. Помимо этого он вел исследовательскую работу — изучал местную фауну и открыл ряд неизвестных растений. Его работы были содержательны и получили высокую оценку научной общественности. В 1764 году он был избран корреспондентом Петербургской Академии наук с оплатой 100 рублей в год. Вскоре он женится, получает место лютеранского священника и уезжает в Барнаул. Его новые прихожане были расселены на расстоянии тысячи верст. Необходимость посещать их давала ему возможность познакомиться с природой этого края и заняться ее исследованием. На этот подвижнический труд благословил Э. Г. Лаксмана знаменитый Карл Линней, который в одном из посланий писал ему: «Судьба заставила Вас отправиться в такие места, куда еще никто не попадал с открытыми глазами. Вы, государь мой, можете украсить отечество наше и сделаться бессмертным в потомстве, если будете посылать мне гербарии растений и семена трав, растущих в Сибири в диком состоянии. Дай Вам Всевышний охоту и силы, чтоб наблюдать и собирать, да храните вашу дружбу ко мне».

В Алтае Э. Г. Лаксман изучил селитряные пещеры вблизи г. Бийска, обнаружил богатые серебряные руды в районе г. Змеиногорска, каменный уголь на р. Чулым и собрал богатые коллекции минералов, растений и насекомых. Накопленный материал он отправлял П.-С. Палласу, И. Гмелину, К. Линнею, П. Бергиусу и другим видным ученым Петербурга, Стокгольма и других городов Европы.

Э. Г. Лаксмана по-прежнему влечет необыкновенная природа Байкала и Даурии. В мае 1766 года он вместе с женой отправился в Иркутск, а затем в Южное Прибайкалье и Забайкалье. Здесь он собрал коллекции насекомых, растений, минералов и руд в южной части Байкала по рекам Селенге, Чикою, Джиде, Шилке и в районе Кяхты. Он исследовал Аргунские рудники в верховье р. Амур, пограничные территории с Монголией и Китаем, Туркинские горячие источники на Байкале. Изучая прибрежную часть Байкала и его горное обрамление, Э. Г. Лаксман восхищался красотой и величием этих гор и назвал их «Сибирскими Альпами». Он полюбил их навсегда. Здесь он обнаружил «минералогический клад», о чем писал с большой любовью своим друзьям и коллегам в письмах. В этот период, такой насыщенный интереснейшей работой, его постигло большое горе: в 1766 году умерла жена. Она была похоронена в районе Кяхты.

В 1769 году Э. Г. Лаксман оставил пасторскую деятельность и уехал в Петербург. Здесь он обрабатывает собранный в Сибири и на Алтае материал и занимается преподавательской работой. В 1770 году ему было присвоено звание профессора химии и энтомологии, а затем и звание академика Петербургской Академии наук. Вскоре он становится членом Стокгольмской Академии наук за труды по буддийской религии монголов и тибетскому языку. Он был полиглотом и владел 17 иностранными языками. В этот период он совершает научные поездки в Финляндию, Поволжье, Бессарабию, Молдавию и к Черному морю. Эти поездки не оставили у него такого глубокого впечатления, как сибирские. Душа его рвалась к «Сибирским Альпам», к минералогическим кладам Южного Прибайкалья. Мечта сбывается: в 1781 году Э. Г. Лаксмана назначают горным советником Нерчинского завода, а в 1783 году — минералогическим путешественником при Императорском кабинете. Его обязанностью было отыскание месторождений драгоценных и цветных камней для украшения дворцов в Петербурге. Эта должность позволяла ему полностью отдаться любимому делу — поиску минералов и цветных камней. Он с увлечением занимался геологией, минералогией и разработкой новой технологии стекловарения на местном сырье. Это позволило ему (совместно с А.А. Барановым) открыть в 1784 г. фабрику в 48 верстах от Иркутска на правобережье Ангары, где стекловарение впервые в мире велось с использованием природных компонентов (по его технологии). Эта фабрика долгие годы обеспечивала всю губернию от Енисея до Аляски стеклянной посудой и оконным стеклом. Наше поколение — поколение военных лет и строителей каскада гидроэлектростанций на Ангаре — помнит трубы этого завода и его стекольную продукцию.

Бревенчатый дом Э. Г. Лаксмана в Иркутске стоял на возвышенном месте правого берега р. Ида (ныне р. Ушаковка). В доме роскоши не было, но было много книг, образцов горных пород, минералов, костей ископаемой фауны и гербарии растений. Во дворе под сараем была печь, где он обжигал глиняную посуду, в саду стояло несколько теплиц под стеклом. Э. Г. Лаксман со своим дружным семейством (жена, дочь и семеро сыновей) выращивал яблоки, вишни, персики и различные овощи, включая картофель, почти неизвестный тогда в Сибири. В период пребывания в Иркутске Э. Г. Лаксман изучал местный климат, собирал коллекцию растений, минералов и руд.

В Восточной Сибири впервые им были обнаружены: уголь в районе г. Черемхово, залежи гипса вблизи Балаганска, железная руда на р. Белой, слюда по р. Карча (ныне р. Слюдянка), гроссуляр (гранат) и гиацинт на р. Вилюй. Он описал многие минералы Сибири, которые получили название «Лакминорий» или «Лаксминорий», и многие годы эти описания были настольной книгой геологов. В эти же годы в 30 верстах от Иркутска по Якутскому тракту в колодце он обнаружил череп древнего носорога. Эта находка многими учеными была воспринята как выдающееся научное открытие.

Поселок Култук на Байкале притягивал Э. Г. Лаксмана как магнит. Отсюда он поднимался на высокие горы «Сибирских Альп», восхищался многообразием минералов, их формой, радугой цвета и был очарован красотой лазурита, флогопита, апатита, байкалита, скаполита и других минералов. Об этом он писал академику П.-С. Палласу: «Я до безумия, до мученичества влюблен в камни Сибири». А в другом письме в Петербургскую Академию наук сообщал: «По всей р. Слюдянка около 35 верст длиной находят валуны синей породы по местам, где выступают белые мраморные утесы. Ляпис-лазурь показывает удивительные переходы от самого насыщенного темного ультрамарина в цвет бледной сыворотки; местами встречаются камни фиолетово-синего цвета». Э. Г. Лаксман не только описал, но и организовал добычу лазурита и отправку его в Петербург для отделки лазурной комнаты.

В Иркутске Эрик Густавович встретился с японским купцом Кодаю и его спутниками, потерпевшими кораблекрушение вблизи города Эдо (Токио) в 1782 году и после долгих мытарств (Алеутский архипелаг, Камчатка, Охотск и др.) оказавшимися в Иркутске. Благодаря  Э. Г. Лаксману трое из них вернулись в Японию. Добиваясь отправки японцев на родину, Эрик Густавович с Кодаю выезжал в Петербург, встречался с Екатериной II и добился приема Кодаю императрицей. В этот период при активном участии Э. Г. Лаксмана и был издан указ «Об установлении торговых сношений с Японией». По велению Екатерины II иркутский генерал-губернатор И. А. Пиль провел организацию этой дипломатической миссии и возвращение японцев на родину. Э. Г. Лаксман в письме к К.И. Вильке от 7 сентября 1791 года пишет: «Ее Величество приняла мой план — решено отправить Кодаю на фрегате „Слава России“, мой сын Адам будет его сопровождать».

Дипломатическая миссия прибыла в Японию в конце сентября 1793 года. После успешного ее завершения Екатерина II наградила Эрика Густавовича Лаксмана орденом Святого Владимира четвертой степени. Находясь в Петербурге, Э. Г. Лаксман предложил отправить в Японию новую миссию. В 1894 году он получил разрешение на поездку в Японию как частное лицо. Петербургская Академия наук поручила Э. Г. Лаксману исследовать Приморье, Камчатку и, по возможности, Японские острова.

В 1796 году он выехал для выполнения этого задания, но до места назначения не доехал. Вблизи Тобольска на станции Дресвянской ямщик при смене лошадей обнаружил Э. Г. Лаксмана без признаков жизни. Несомненно, русская наука потеряла много в связи преждевременной смертью Эрика Густавовича.

Э. Г. Лаксман — яркий пример таланта и трудолюбия. Эрик Густавович был очень скромен, о чем свидетельствует его ответ К. К. Йервелю на просьбу дать автобиографические данные для книги «Биография Э. Г. Лаксмана». Вот ответ Э. Г. Лаксмана: «Письмо от столь знаменитого ученого, великие заслуги которого давно снискали мое восторженное уважение, было для меня величайшим сюрпризом. Чтобы описывать свою судьбу, свои заслуги и цели, для того нужно особенное хладнокровие… Я жил весьма скромно и уединенно… Я писал мало, никогда не имел покровителей, никогда не просил ничего для себя, имею несколько благородных друзей и порядочную толпу завистников».

Эрик Густавович Лаксман отдавал все свои силы для познания тайн природы. Его имя сохранилось лишь в названиях некоторых растений, насекомого, найденного в Сибири, и в названии минерала лаксманит. Этот труженик России незаслуженно забыт. Его вклад в науку и производство на заре освоения Сибири должным образом не оценен.

Лаксман, несомненно, заслужил, чтобы в его честь был установлен если не памятник, то хотя бы мемориальная доска на территории архитектурно-этнографического музея «Тальцы», расположенного вблизи того места, где Тальцынский стекольный завод работал 168 лет, и где его останки скрыты под водами Иркутского водохранилища.

Известно, что на южном побережье Байкала поместье Эрика Густавовича находилось вблизи железнодорожной выемки Шаманского мыса (северо-восточная окраина Комарского хребта). Это место недалеко от станции Слюдянка II, где Э. Г. Лаксманом впервые выявлен и описан «минералогический клад», жители Култука называли с большим почтением и уважением «Лаксмана». Желательно, чтобы администрация Восточно-Сибирской железной дороги подумала о переименовании станции Слюдянка II в станцию Лаксмана или Лаксминорий. В связи с тем, что исследованиями Э. Г. Лаксмана были охвачены значительные территории Сибири и Алтая, а открытия его были весомы и значимы, администрациям Барнаула, Черемхово, Слюдянки и поселка Култук стоило бы принять решение о присвоении имени Лаксмана улицам в этих населенных пунктах.

стр. 10

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?18+440+1