Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 17 (2652) 24 апреля 2008 г.

CОВЕТСКИЙ РАЙОН МОГ СТАТЬ
НАУЧНЫМ ЦЕНТРОМ
В ОСВОЕНИИ КОСМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА

Из воспоминаний Юрия Куратченко, научного сотрудника СО РАН с 1963 по 1989 гг., Заслуженного ветерана СО РАН, офицера в отставке, учёного, публициста, члена Союза журналистов России.

Рождение в 1957 году Академгородка было не только естественным следствием необходимости концентрации знаний, анализа и прикладного обобщения различных научных достижений, накопленных в СССР со времени окончания Второй мировой войны по атомной и ракетной проблемам, но и следствием амбициозного проекта Н. С. Хрущёва действительно показать США «кузькину мать»: во что бы то ни стало завоевать передовые рубежи в атомной технике и в освоении ближнего и дальнего космоса. К тому времени военная часть этой задачи была решена: были созданы и испытаны атомная бомба и ракета-носитель. На очереди стояли задачи мирного использования этих успехов: создание атомной энергетики и космических летательных аппаратов.

Для решения этих задач Совет Министров СССР принял Постановление № 564 от 18 мая 1957 года о создании в Сибири мощного научного центра. Эта задача была поручена специалистам в этих областях, являвшимся гордостью СССР — академикам М. А. Лаврентьеву (гидродинамика), С. А. Христиановичу (аэродинамика) и С.Л. Соболеву (математика). Исследования в области ядерной физики возглавил соратник И. В. Курчатова академик Г. И. Будкер, в области аэродинамики — академик С. А. Христианович, заместитель начальника ЦАГИ, выдающийся ученик и последователь русских аэродинамиков Н. Е. Жуковского и С.А. Чаплыгина. Они возглавили соответствующие научно-исследовательские институты. Все остальные институты Сибирского отделения АН СССР включались в структуру Отделения по усмотрению отцов-основателей в соответствии с необходимостью участия в решении смежных научных проблем при решении поставленной общей задачи.

Эта мировая задача требовала привлечения не только крупных учёных, мировых умов, коими и были отцы-основатели, но и крупных специалистов — строителей и снабженцев, таких как Н. М. Иванов и Н.А. Борисов. Требовалось быстрое и эффективное освоение огромных финансовых и интеллектуальных ресурсов. И здесь проявился выдающийся организаторский талант С. А. Христиановича. Он был назначен первым заместителем председателя СО АН СССР М. А. Лаврентьева по руководству проектированием и строительством Новосибирского научного центра.

К маю 1958 года, через год после начала строительства Академгородка, когда появился городок строителей на станции Сеятель — так называемый район «Щ», постановлением правительства было создано новое административно-территориальное образование города Новосибирска — Академгородок. Новое в ментальности народа название — Академгородок — будоражило умы высоким звучанием и априори порождало высокое уважение к его строителям и ещё более высокое и трепетное — к самим академикам, возглавившим этот проект, и к задачам, которые они будут решать.

Это был триумф Советской власти, потому и район получил название СОВЕТСКИЙ. Государственная важность строительства обусловила назначение на пост первого секретаря Советского райкома КПСС человека статуса секретаря горкома партии. Таким человеком стал Егор Кузьмич Лигачёв, переведённый из Томска. Первым главой администрации Советского района был назначен Юрий Николаевич Абраменко.

Первыми и главными объектами строительства Академгородка стали Институт гидродинамики, Институт ядерной физики, Институт теоретической и прикладной механики. Они даже строились рядом, как бы фиксируя точку отсчёта рождаемого города, олицетворяя единство решения разных научных и практических задач по пути к цели, обозначенной временем. Одновременно с институтскими корпусами возводились жилые кирпичные дома по улицам Терешковой и Морскому проспекту.

Научное и практическое значение Академгородка для дальнейшего развития страны было обозначено в постановлении о создании СО АН СССР. На глазах современников рождалась история. Наиболее полно и многогранно она отражена в материалах, выпущенных к 50-летию СО РАН летом 2007 года.

Иллюстрация
Академик С.А. Христианович

Институту теоретической и прикладной механики, директором которого 21 июня 1957 года постановлением Президиума АН СССР был назначен академик С. А. Христианович, основными научными направлениями были утверждены аэродинамика больших скоростей, горение, кинетика и турбулентность, прочность материалов и конструкций, в том числе и применительно к созданию космических летательных аппаратов для освоения околоземного и межзвёздного пространства. Следует отметить, что с 1957 по 1966 годы под руководством акад. С. А. Христиановича и с 1966 по 1971 годы под руководством акад. В. В. Струминского институт успешно решал эти задачи.

С момента создания в решении этих задач институт консолидировался с уже существующим Сибирским научно-исследовательским институтом аэродинамики (СибНИИА) имени С. А. Чаплыгина, где работал известный авиаконструктор Бартини, специалист в области прочности самолётов. Институт вначале и размещался на территории СибНИИА, в Новосибирске. На его территории в 1958 году институт приступил к созданию первой в Сибири сверхзвуковой аэродинамической трубы (руководитель Л. А. Заклязьминский, ответственный Н. П. Гриднев). В КБ проектировались будущие установки Т-313 и импульсные трубы. В структуре института были утверждены лаборатории: 1 — сверхзвуковых скоростей, 2 — ударных волн, 3 — прикладной газовой динамики, 4 — газодинамического эксперимента, 5 — высоких давлений, 6 — новых методов газодинамических измерений, 7 — гидродинамического эксперимента. Все лаборатории в своих планах имели темы, привязанные к проблемам освоения космоса. Лаборатория № 4 была организована в ноябре 1963 года (завлаб к.т.н. В. М. Супрун). Первые сотрудники — И. И. Волонихин, Ю. А. Куратченко, С. М. Воронов, А. А. Тютин — занимались подготовкой к эксплуатации аэродинамической трубы Т-313.

На территории СибНИИА в 1960 году под руководством А. А. Курдина (в будущем управляющего делами СО АН СССР) приступили к возведению малого стенда парогазовых установок (ПГУ) — научного направления, также руководимого С. А. Христиановичем. Создание энергетического блока на парогазовых турбинах для Али-Байрамлинской ГРЭС было включено в план развития народного хозяйства СССР в разделе важнейших работ.

К 1959 году научный и экспериментальный потенциал Института теоретической и прикладной механики в области аэродинамики больших скоростей и ПГУ был признан актуальным. Под руководством акад. С. А. Христиановича был сделан большой научный и экспериментальный задел по всем научным направлениям института. Институт вышел в число самых успешных среди научных учреждений СО АН СССР. Организаторский талант С. А. Христиановича и ЦАГовская требовательность и чёткость в постановке и решении научных и прикладных задач принесли институту широкую известность и признание. 1 марта 1959 года академик С. А. Христианович был назначен депутатом Верховного Совета РСФСР пятого созыва.

И это стало первой ласточкой подковёрной борьбы в Отделении по сдерживанию развития института. В Отделении должен быть один лидер! В начале 1959 года Отдел прочности ИТПМ, важный в решении прикладных задач летательных аппаратов, был переведён в Институт гидродинамики. Несмотря на вязкость отношений, институт продолжал успешно развиваться.

Но в силу конкурентных обстоятельств по воле «его величества» человеческого фактора огромный научный и экспериментальный потенциал института не был востребован и использован до конца. Развязка наступила в марте 1966 года. Выездная сессия Отделения физико-технических проблем энергетики АН СССР во главе с акад. М. А. Стыриковичем, одобрив научную деятельность ИТПМ и отметив актуальность и практическую важность проводимых институтом исследований, закрыло тематику ПГУ. Миллионы рублей, затраченные на научные исследования, на экспериментальные установки, на создание научной школы, на зарплату сотрудников, одним росчерком пера были выброшены на ветер. Развитие аэрокосмической тематики института было ограничено.

Понимая эту подковёрную борьбу, будучи несгибаемым человеком, акад. С. А. Христианович в мае 1965 году, за полгода до этой выездной сессии, подал заявление об отставке. В возрасте 57 лет он был освобождён от обязанностей директора института по состоянию здоровья и уехал в Москву. И.о. директора института был назначен д.т.н. профессор М. Ф. Жуков.

Иллюстрация
Академик В.В. Струминский

В июле 1966 года д.т.н. В. В. Струминский, начальник отдела ЦАГИ, профессор МФТИ, был избран в действительные члены Академии наук СССР. Избрание  В. В. Струминского академиком по отделению механики и процессов управления активно поддержали начальник ЦАГИ  Г. П. Свищёв, генеральные авиаконструкторы А. И. Микоян, А. С. Яковлев, С. В. Ильюшин и другие члены Военно-промышленной комиссии (ВПК). Постановлением Президиума АН СССР № 449 от 09.08.1966 года В. В. Струминский был назначен директором ИТПМ.

Такая высокая поддержка академиков-конструкторов была не только свидетельством признания заслуг В. В. Струминского в создании летательных аппаратов, но и практическими планами того времени по расширению и ускорению работ по аэродинамическим исследованиям сверхзвуковых летательных аппаратов для авиации и космоса. К тому времени Советский Союз отставал в создании пилотируемых летательных космических аппаратов.

С приходом в ИТПМ В. В. Струминского началась активная работа по новым направлениям. На площадях института началось проектирование и создание малотурбулентной околозвуковой трубы Т-324 (Н.Ф. Поляков, Г. М. Медведев, В. К. Голов и др.), сверхзвуковой малотурбулентной аэродинамической трубы Т-325 (В.В. Черных, Г. Г. Доронин, В. А. Лебига), модернизация сверхзвуковой трубы Т-313 с целью расширения чисел Маха до 7 (А.М. Харитонов, В. Д. Григорьев, И. И. Волонихин, В. С. Демьяненко, Ю. А. Куратченко), проектирование и создание первой в институте гиперзвуковой трубы Т-326 (Г.П. Клеменков, В. Д. Григорьев, Ю. А. Куратченко), импульсной трубы ИТ-301 (Б.В. Бошенятов, М. И. Ярославцев). В институте создавались новые научные лаборатории по конструкции космических возвращаемых аппаратов (Ю.Н. Юдинцев), по гиперзвуковым соплам и воздухозаборникам (В.В. Затолока), по защитным покрытиям космических аппаратов, по импульсным маршевым двигателям — фактически по всем проблемам практической космонавтики.

К 1968 году все проекты были обсуждены, доложены и одобрены на коллегии МАП СССР в присутствии генеральных и главных конструкторов. Было принято правительственное постановление, возлагающее на ИТПМ решение перспективных проблем аэрогазодинамики и создание новой аэродинамической базы в стране с целью расширения и ускорения исследований и разработок пилотируемых космических летательных аппаратов.

В конце 1967 года Постановлением № 41 ЦК КПСС, Совета Министров СССР, МАП СССР и ВПК было принято решение об ускоренном строительстве в Советском районе вблизи Академгородка на базе ИТПМ СО АН СССР и СИБНИИА так называемого «второго ЦАГИ». Предусматривалось создание комплекса аэродинамических труб с широким диапазоном скоростей потока (чисел Маха), от дозвуковых до гиперзвуковых, а также моделирующих течения в средах на высотах от 10 до 100 км. Это позволяло обеспечить исследования космических возвращаемых аппаратов на всех этапах выхода в космос, полёта к другим планетам и пилотируемого возвращения на землю. При этом предполагалось строительство всей необходимой технической и жилой инфраструктуры. Под строительство были выделены площади на левом берегу Советского района за Опытным заводом СО АН СССР и 40 млн рублей для освоения на четыре года.

Принятие такого решения в тот момент, как сейчас стало очевидным, было самым удачным по совпадению влияющих факторов на его реализацию. Была политическая воля, были научные и социальные амбиции в дальнейшем освоении космоса, необходимое для старта количество сосредоточенных в одном месте научных и авиапромышленных учреждений и предприятий нужного профиля, высокий уровень научных кадров, и главное — необходимые финансовые средства и научный лидер проекта — В. В. Струминский, человек, обладающий высокими научными и организационными способностями, прошедший школу ЦАГИ. В решении различных научных проблем длительного пребывания человека в пилотируемых космических полётах могли участвовать почти все научные институты СО АН СССР.

Для решения задач по созданию новой аэродинамической базы была создана рабочая группа под руководством одного из ведущих сотрудников СибНИИА  М. Б. Полякова, в которую вошли В. Г. Барышев, В. В. Затолока, А. И. Омелаев, Г. М. Воронов, В. Д. Григорьев, Р. А. Соловьёв, Ю. А. Куратченко и ряд других специалистов. Научные лаборатории и Конструкторское бюро института совместно с ГИПРОНИИ решали широкий комплекс задач по расчётам, проектированию и привязке аэродинамических труб на площадях института и новой площадке Левобережья — 8-м корпусе ИТПМ — для комплекса гиперзвуковых аэродинамических труб. Успехи института были доложены в 1969 году на I Всесоюзной конференции по аэродинамике разреженных газов в 20 докладах сотрудников института.

Естественно, как принято в научной, да и не только научной конкурентной среде, нашлись желающие осадить успехи института и талантливого учёного-руководителя. Руководство СО АН СССР не собиралось смещать научное лидерство в сферу прикладных исследований.

Популярность  В. В. Струминского в Новосибирске, в СССР и за рубежом росла. Задачи, которые он решал, могли обеспечить прорыв в освоении космоса и преодоления отставания в челночной пилотируемой космонавтике. Сибирское отделение АН СССР могло невольно увеличить объём прикладных исследований в доле фундаментальных научных работ. Советский район мог обрести на Левобережье новую экспериментальную и производственную базу, дополнительное жильё и инфраструктуру. В принципе, могла возникнуть новая отрасль промышленности, связанная с созданием возвращаемых космических летательных аппаратов. Советский район мог стать полноправным наукоградом в этой области, с соответствующим финансированием.

Но это шло вразрез с идеологией создания научного центра как центра фундаментальных исследований. В результате закулисных действий в 1971 году В. В. Струминский не был избран директором на новый срок. С марта 1971 года основное научное направление института в прикладной аэродинамике и аэрокосмической технике было неоправданно сокращено.

Но школа осталась! И потому научные достижения ИТПМ СО РАН получили мировое признание по всем пионерным направлениям.

Жаль одного. Задача создания пилотируемых возвращаемых космических летательных аппаратов сегодня ещё более актуальна, чем 50 лет назад. Но такое удачное стечение обстоятельств для решения этой задачи уже никогда не повторится.

Страницы этой, можно сказать, трагической истории для страны, для института и для сотрудников, участвовавших в проекте, не нашли своего отражения в многотомных трудах по истории СО АН СССР. Эта трагическая тема стала запретной для обсуждения и превратилась в простую хронологическую констатацию событий.

Однако люди, попавшие в жернова амбиций руководства, вынужденные менять и вектор своей жизни, и статус своего научного положения, и сферу профессионального приложения, несомненно, несут в душах разочарование несбывшихся надежд и ожиданий. Таких людей немало. Среди них и я.

Изложенное в воспоминаниях — субъективный взгляд на фактологию событий и лишь иллюстрация моей биографии, связанной с работой в Институте теоретической и прикладной механики СО АН СССР с 1963 по 1970 годы и в дальнейшем — руководителем группы экспертов Госкомитета по делам изобретений и открытий СССР при Президиуме СО АН СССР с 1971 по 1984 годы.

(В статье использованы материалы книги
«Институт теоретической и прикладной механики.
Годы, люди, события».
Издательство СО РАН,
Новосибирск, 2000 г.)

стр. 7

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?11+460+1