Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 39 (2674) 2 октября 2008 г.

«МИРЫ» НА БАЙКАЛЕ»

Завершилась первая часть международного научно-исследовательского проекта «Миры» на Байкале». Подводные аппараты направлены на зимнее хранение на одно из предприятий Иркутска до будущей весны. На следующий год работа на них продолжится. Всего планируется совершить более 160 погружений и большинство из них с научными целями.

Галина Киселева

На Байкале «Миры» обследовали глубины юго-восточной части озера, район ольхонских ворот, место впадения реки Селенги, погружались у БЦБК. Во время «показательных» погружений аппаратов на дно священного озера опускались глава Республики Бурятия Вячеслав Наговицин, писатель Валентин Распутин и другие известные лица. Это придало проекту особую известность — российские и зарубежные СМИ много писали о нем. Но приоритет в использовании возможностей аппаратов был за учеными. И они с большой благодарностью отмечают, что такая экспедиция — серьезный прорыв в исследованиях озера. Напомним, что в 1977 году на Байкале уже работали глубоководные обитаемые аппараты «Пайсис», и в свое время они совершили первое в мире погружение на 1410 метров, за что экипаж, в том числе и Анатолий Михайлович Сагалевич, который сегодня вместе с Артуром Чилингаровым возглавляет проект, получил орден «Знак Почета». «Миры» пока таких глубин не достигли, но поработали на Байкале очень продуктивно.

Иллюстрация
Перед отъездом на «зимние квартиры» руководитель проекта Анатолий Михайлович Сагалевич встретился с учеными, общественностью и рассказал об итогах работы на Байкале и других впечатляющих маршрутах «Миров».

Один из известных иркутских исследователей назвал Байкал «непознанной Вселенной». И это несмотря на то, что его изучают уже около 200 лет, и он считается одним из наиболее изученных озер в мире. Казалось бы, все, даже невидимые глазу существа, живущие в его глубинах, измерены, сосчитаны, систематизированы. Но, оказывается, Байкал — это неисчерпаемый кладезь для исследователей, познать до конца который невозможно. Поэтому появление «Миров» на его берегах было встречено учеными с огромным интересом. На погружения записывались в очередь аж на год вперед и безмерно завидовали тем счастливчикам, которые уже побывали в глубинах Байкала. Особенно повезло сотрудникам Лимнологического института СО РАН, ведь с их родного судна «Академик Коптюг» «Миры» как раз и погружались. И они имели возможность не только отслеживать все их перемещения, но и активно участвовать в погружениях.

Лучше один раз увидеть...

Рассказывает руководитель всех работ института с «Мирами», но ученый секретарь, доктор биологических наук Тамара Ивановна Земская:

— Международная научно-исследовательская экспедиция «Миры» на Байкале», которую активно пропагандировали в СМИ — это коммерческий проект, который предварительно никем не обсуждался, — поясняет она. — К нам обратились уже накануне его старта, и по просьбе его руководителей мы предоставили судно, которое и буксировало баржу с «Мирами». И дали рекомендации, где наиболее интересно погружаться. Например, рекомендовали осмотреть участки, где нами были замечены природные проявления нефти, обнаружены газогидраты. Нам же, в свою очередь, было еще и интересно посмотреть глубоководные виды флоры и фауны, понаблюдать за поведением своих «подопечных» в естественных условиях.

И надо сказать, нам очень повезло — с помощью «Миров» мы получили богатейший материал для исследований. Сейчас его обрабатываем. И первые результаты уже просматриваются. Нельзя сказать, что обнаружили обилие новых видов. Почти все виды известны. Но какие-то поведенческие реакции, моменты очень интересные мы выявили. Надо было видеть, какое впечатление производили на каждого исследователя подводные «встречи» с теми существами, о которых, казалось бы, они всё знают. Много нового неожиданного открывалось. Мы, например, интересовалась местами нефтепроявлений. Нефти не обнаружили, но видели большие скопления животных, что необычно.

Повторяю, что проект этот — коммерческий, потому что все работы оплатила компания «Метрополь». Но, надо отдать им должное, они дали возможность и нам посмотреть, и получить материал, который нас интересовал. Когда на Байкале работали глубоководные аппараты «Пайсис», мы и тогда тоже принимали активное участие и получили много уникальных материалов. Но погружения проходили в других районах и с иными целями.

Под нынешнюю экспедицию был даже создан специальный Фонд содействия охране озера Байкал. Это, думаю, говорит о том, что есть большое стремление развивать наш регион, но подходить стараются нетрадиционно. И то, что привлекают ученых, прислушиваются к их мнению — хороший показатель.

Курирует всю научную работу с «Мирами» наш директор академик Михаил Александрович Грачев. Именно по его инициативе были выбраны некоторые места погружений, например у БЦБК, чтобы посмотреть район загрязнения отходами, которые сбрасывает комбинат. Надо сказать, что вообще, если мы погружаемся, то знаем, куда и зачем, действуем прицельно.

А тайн, которые предстоит раскрыть, и с помощью подводных аппаратов, в частности, еще великое множество. Взять, например, знаменитую байкальскую голомянку. За ней очень интересно наблюдать. Она красиво движется, у нее есть вертикальные суточные миграции — с утра вниз головой за нами ныряет, а вечером идет вверх головой к поверхности. Мы обнаружили ее норки на дне, но пока не понимаем, для чего они предназначены. Иногда она в норках сидит — то ли яйца откладывает, то ли прячется. И вытянуть ее оттуда трудно. Так что наблюдения на батискафе для нас очень важны. Как сказал Батист — одно дело, когда представляешь, другое — когда видишь своими глазами. Каждое погружение по-новому тебя позиционирует, корректирует твои планы.

— Мы с Тамарой Ивановной, пожалуй, были первыми женщинами на погружениях, — дополняет ведущий научный сотрудник лаборатории водных беспозвоночных, доктор биологических наук Татьяна Яковлевна Ситникова. — Опускались мы у Горевого утеса, где раньше были обнаружены выходы нефти. Нефти не видели, но видели большое скопление животных, донных пелагических, таких как голомянка, макрогектопус, и мелких — очень много олигохет, нематод. Кстати, и в морях, океанах они преобладают там, где есть выходы нефти. Очевидно, это связано, с выходами флюидов. Концентрация каких-то химических элементов увеличивается, и, соответственно, меняются трофические цепи. Для нас это, конечно, очень интересно.

Я изучаю моллюсков брюхоногих, их было найдено немного, но это была всего лишь вторая или третья находка этого вида, причем, единичных экземпляров. А в целом материала на «Мирах» было поднято очень много. Каждый день поступали все новые и новые пробы. Не успеваем все обрабатывать. У «Мира» есть специальные ловушки, которые берут со дна нужный материал и сразу приносят, не повреждая его. А обычно мы пользуемся сетями, которые сохраняют далеко не все. Сейчас у нас много работы — нужно все внимательно изучить.

Голубая губка — новая разновидность?

В интернете уже появилось сообщение, что при погружении на «Мирах» была «найдена глубоководная, очевидно, новая, голубая губка». Рассказывает заведующий лабораторией аналитической и органической химии доктор биологических наук Сергей Иванович Беликов:

— «Голубая» — это не самый главный признак вида. Да и вообще, никто не понимает, зачем нужен цвет на дне, там, где света никакого нет. Сотрудница нашей лаборатории Оксана Калюжная при погружении на батискафе не только видела, но и собирала на самом дне голубые губки. Потом выше губки становились белыми, потом зелеными, такими, какие обычно добывают для нас аквалангисты.

Все пресноводные губки родственники обычной бодяге. Но байкальские губки эндемичны, по опубликованным данным они близки не бодяге, а эфидации — тоже пресноводной космополитной губке. Интересно, что она до сих живет во всех сорных озерах вокруг Байкала. В этом году, например, в экспедиции наблюдали любопытную картину. Коса шириной примерно 20 метров, с одной стороны Байкал, который выплескивает обычную стандартную любомирскую байкаленсис ветвистую губку, с другой — маленькое озеро два метра глубиной, где есть только эфидация. На вопросы, почему они не смешиваются, и каким образом возникли эндемичные губки, мы не может ответить.

Нашими молекулярными данными показано, что все губки, которые собирают аквалангисты, неглубоководны, близкородственны и имеют возраст 1-3 млн лет, то есть они намного моложе Байкала. Сейчас наша работа заключается в том, чтобы найти молекулярный маркер, который лучше отличает особенности губок. Занялись исследованием митохондриальной ДНК и, наконец, нашли участок, которым губки различаются.

Губка живет на всех глубинах, чем ниже, тем она светлее, метров с 50 становится белой. Мы так всегда и думали. А с помощью «Мира» открыли, что они могут быть голубыми. Раньше мы драгу использовали для подъема губок с глубины, а такой механизм с камней собрать ничего не может. Батискаф же может подойти к скале и аккуратно взять любой объект. Даже когда собирали губку, сразу видели, что она голубая. Но это предварительное заключение, а почему они голубые и чем отличаются — это еще предстоит выяснить. Уже сейчас ясно — у них формы другие, больше оскуломы — отверстия из которых выкидывается вода и, самое интересное, у них другие спикулы — кремневые частицы, элементы скелета губок. Они в 3-4 раза больше, чем у тех губок, которые живут на поверхности. Раньше такие большие спикулы находили в кернах глубоководного бурения и исследователи считали, что это древние, давно вымершие губки. Сейчас это надо пересматривать, заново переосмысливать.

Вот такими новыми вопросами задались ученые, получившие возможность более пристально рассмотреть байкальские глубины и его обитателей. В следующем году глубоководные погружения продолжатся, и кто знает, к каким новым открытиям приведут. Есть надежда, что на Байкале не только «Миры», но и «Пайсисы» появятся. Сейчас их ремонтируют и проверяют, а потом, возможно, передадут на баланс Лимнологического института, при котором будет создан Центр подводных исследований.

Фото В. Короткоручко

стр. 5

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?13+474+1