Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 23 (2309) 15 июня 2001 г.

ЛЕСНЫЕ РЕСУРСЫ СИБИРИ
И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

А.Суходолов, д.э.н.,
председатель комитета по экономике
администрации Иркутской области

Сибирский федеральный округ объединяет 16 субъектов Российской Федерации, расположенных на территории Сибири, в том числе:

  • 4 республики (Алтай, Бурятия, Тыва и Хакасия);

  • 2 края (Алтайский и Красноярский);

  • 6 областей (Кемеровскую, Новосибирскую, Омскую, Томскую, Иркутскую и Читинскую);

  • 4 автономных округа (Агинский Бурятский, Таймырский, Усть-Ордынский Бурятский и Эвенкийский).

Субъекты, входящие в Сибирский федеральный округ, занимают территорию 5,1 млн кв.км (30% площади России), в пределах которой проживает 20,3 млн чел., что составляет 13,7% общей численности населения России (табл.1).

Таблица 1

Характеристика регионов Сибирского федерального округа

Территория

Площадь,
тыс. км2

Население,
млн чел.

Плотность
чел./ км2

Красноярский край*

2401,6

3,1

1,3

Иркутская область**

767,9

2,8

3,6

Читинская область***

431,5

1,3

3,0

Республика Бурятия

351,3

1,1

3,1

Томская область

316,9

1,1

3,5

Алтайский край****

261,7

2,7

10,3

Новосибирская область

178,2

2,7

15,2

Республика Тыва

170,5

0,3

1,8

Омская область

139,7

2,2

15,7

Кемеровская область

95,5

3,0

31,4

Сибирь в целом

5114,8

20,3

3,9

Россия в целом

17075,4

148,0

8,7

Здесь и далее в таблицах:
* включая Республику Хакасию, Таймырский и Эвенкийский автономные округа,
** включая Усть-Ордынский Бурятский автономный округ,
*** включая Агинский Бурятский автономный округ,
**** включая Республику Алтай.

Общая характеристика

На долю Сибирского федерального округа приходится 10–12% покрытой лесом площади земного шара, примерно столько же мировых запасов древесины, в том числе около 25% — наиболее ценных хвойных пород. Это почти в 1,5 раза больше, чем в Канаде, вдвое больше, чем в США, и в 8 раз больше, чем в скандинавских странах (Финляндии, Швеции и Норвегии).

Лесопокрытая площадь

Общая площадь лесов всех субъектов федерации, входящих в Сибирский Федеральный округ, составляет 2,6 млн кв.км. Из них на долю Восточной Сибири приходится 84%, на долю Западной — 16%.

Лесистость

Лесами покрыто 51% территории округа, но распределены они неравномерно. Самую высокую лесистость имеют Иркутская (78%) и Читинская (66%) области, республика Бурятия (63%); самую низкую — Омская (18%) и Новосибирская (13%) области (табл. 2).

В среднем на одного жителя в Сибири приходится 12,8 га лесопокрытой площади, в наиболее лесистой Иркутской области — 21 га. (Для сравнения: в целом по России — 5 га на человека, в Канаде — 9 га, в скандинавских странах — 3 га.)

Таблица 2

Лесистость регионов, входящих
в Сибирский Федеральный округ

Территория

Площадь
территории,
тыс. км2

Покрытая
лесом площадь, тыс. км2

Лесистость,
%

Иркутская область

767,9

593,4

78

Читинская область

431,5

287,1

66

Республика Бурятия

351,3

222,8

63

Томская область

316,9

170,3

54

Кемеровская область

95,5

45,8

48

Красноярский край

2401,6

1112,6

46

Республика Тыва

170,5

76,7

45

Алтайский край

261,7

49,3

19

Омская область

139,7

25,3

18

Новосибирская область

178,2

23,8

13

Итого по Сибирскому Округу

5114,8

2607,1

51

Россия в целом

17075,4

7681,5

45

Породный состав

В сибирских лесах преобладают хвойные породы деревьев. Среди них наиболее распространенной и ценной в хозяйственном отношении является сосна. Это основной объект лесозаготовок. Самые продуктивные леса, в которых произрастает знаменитая ангарская сосна, расположены в бассейнах Ангары и Енисея.

Запасы древесины

Общие запасы древесины в регионах Сибирского федерального округа оцениваются в 30–36 млрд кубометров, эксплуатационные — в 10–15 млрд кубометров. Основная часть запасов (75%) также сосредоточена в Восточной Сибири. В среднем по Федеральному округу на 1 га лесопокрытой площади приходится 100–125 кубометров древесины. Высокие таксационные показатели (запасы древесины на 1 га, удельный вес хвойных пород, объем хлыста) лесных ресурсов Сибири обеспечивают более низкую себестоимость вывозки древесины и производства пиломатериалов (на уровне лучших показателей в стране).

Прирост древесины

Ежегодный объем прироста древесины в Сибири оценивается примерно в 300–400 млн кубометров. Это больше, чем общий объем лесозаготовок в бывшем СССР в периоды максимальных рубок. Почти половина всех лесов относится к категории спелых и перестойных, поэтому крайне важно вовремя изымать ресурсы.

Расчетная лесосека

Расчетная лесосека определена для Сибирского округа в 193 млн кубометров (менее 1% общих запасов древесины), в том числе по хвойному хозяйству — в 113,0 млн кубометров. Фактически объем рубок никогда в Сибири не достигал уровня расчетной лесосеки. Максимальное ее использование (45%) было зафиксировано только в конце 1980-х гг. За десять лет реформ (1988–1998) заготовка древесины сократилась в 3–4 раза, и расчетная лесосека использовалась только на 12% (табл. 3). В настоящее время она используется примерно на 25%.

Это свидетельствует о крайне низкой эффективности эксплуатации лесосырьевых ресурсов и наличии резервов для развития лесопромышленного комплекса.

Другие ресурсы леса

Таежные массивы Сибири богаты не только древесиной. В них сосредоточены ценные возобновляемые ресурсы: лесохимическое сырье и охотничье-промысловые ресурсы, грибы, ягоды, лекарственные травы. Таежные леса — это большое видовое разнообразие растительного и животного мира, "легкие" планеты. Поэтому крайне важно их сохранение, воспроизводство, комплексное и рациональное использование.

Лесопользование

Как видим, Сибирь обладает огромными по мировым меркам лесными ресурсами. Как они используются? К сожалению, неэффективно. Достаточно сказать, что объем лесозаготовок в Сибири в расчете на 1 га лесопокрытой площади в 5–6 раз меньше, чем в Канаде и, в 20 раз меньше, чем в Финляндии.

Такая же картина в лесопереработке, где из одного кубометра заготовленной древесины получают товарной продукции в 5 раз меньше, чем в промышленно развитых странах.

Товарной целлюлозы с 1 га в Канаде производится в 12 раз больше, чем в Сибири, а в Финляндии — в 53 раза больше.

Если бы в наших регионах удалось достигнуть хотя бы половины эффективности лесопользования таких стран, как Канада или Финляндия, то Сибирь смогла бы безбедно жить и развиваться только за счет эксплуатации богатейших возобновляемых лесных ресурсов.

Лесозаготовка

Наибольший объем лесозаготовок (70% в Сибири) приходится на два региона — Иркутскую область и Красноярский край (табл. 3).

Таблица 3

Использование расчетной лесосеки в регионах
Сибирского федерального округа, 1998 г.

Территория

Расчетная лесосека,
млн м3

Заготовлено
древесины,
млн м3

Использование
лесосеки,
%

всего

в т. ч. хвойных пород

Иркутская область

55,5

37,5

11,4

20,5

Красноярский край

66,8

43,6

7,6

11,4

Томская область

28,7

8,5

1,7

5,9

Читинская область

14,3

10,7

0,6

4,2

Республика Бурятия

6,2

5,3

0,5

8,1

Кемеровская область

6,0

2,6

0,4

6,7

Алтайский край

4,9

1,5

0,4

8,2

Омская область

6,4

0,8

0,4

6,3

Новосибирская область

1,7

0,3

0,09

5,3

Республика Тыва

2,6

2,2

0,07

2,7

Итого по Сибирскому
Округу

193,1

113,0

23,16

11,9

Россия в целом

504,9

297,1

94,2

18,7

В период максимальных рубок в Сибири заготовлялось порядка 95 млн кубометров древесины. В течение последних 10 лет (1988–1998) общий объем заготовок сократился в 3,5 раза и оценивался на конец 1998 года только в 23 млн кубометров. Это очень мало для Сибири. Достаточно сказать, что в 1980-е гг. лишь одна Иркутская область заготовляла древесины в 1,5 раза больше, чем в настоящее время вся Сибирь.

Максимальный спад объемов лесозаготовок зафиксирован в Читинской области, Республиках Бурятии и Тыва, Новосибирской и Кемеровской областях (в 8–10 раз). Что касается Красноярского края и Иркутской области, то здесь данный показатель снизился только в 3 раза. На этом фоне лишь Томская область увеличила лесозаготовки вдвое. В 1999–2001 гг. начался рост объема заготовок. В Иркутской области заготовка увеличилась примерно на 15–20%.

Основная часть заготовленной древесины (почти 85%) перерабатывается в пределах региона на существующих мощностях. Около 10% в виде круглого леса вывозится за пределы Сибири, в основном в дальнее зарубежье. Примерно 5–7 % срубленного леса (около 1,5 млн кубометров) теряется на лесосеках.

Лесозаготовка и транспортировка древесины имеют сезонный характер, особенно в отдаленных леспромхозах, где основными транспортными путями служат реки и водохранилища.

Лесопромышленный комплекс

Лесопромышленный комплекс Сибирского федерального округа объединяет предприятия лесозаготовительной, деревообрабатывающей, мебельной, целлюлозно-бумажной и лесохимической отраслей, обслуживающие процессы заготовки древесины, ее механической и химической переработки.

Данный комплекс занимает одно из ведущих мест в экономике Сибири и России в целом. На долю его предприятий, расположенных в пределах Федерального округа, приходится примерно четверть объема производства всей лесобумажной продукции России, в том числе пиломатериалов — 30%, фанеры и ДСП — 8–12%, ДВП — 28%, товарной целлюлозы — 50–55%, а также 25% вывозки древесины.

Особенно велико значение лесопромышленного комплекса в таких регионах, как Красноярский край, Иркутская область и Республика Бурятия, где доля предприятий комплекса в структуре промышленного производства может достигать 20–25 %.

Если в Западной Сибири основой экономического развития стала добыча нефти и газа, то в Восточной Сибири перспективы долгосрочного устойчивого развития могут быть связаны с эффективным использованием возобновляемых лесных ресурсов.

Неслучайно Восточную Сибирь (особенно Иркутскую область и Красноярский край) сравнивают с нефтяным Кувейтом, основой процветания которого стал экспорт нефти. Для ряда сибирских регионов источником достатка могут стать богатейшие лесные ресурсы при условии их эффективной заготовки и глубокой переработки. При этом лесопромышленный комплекс способен выполнить роль локомотива, который может вывести экономику Восточной Сибири из кризиса и обеспечить устойчивое развитие.

Лесные пожары

Значительный урон лесным ресурсам наносят пожары. В пределах Сибири в разные годы может выгорать от 0,1 до 2,5 млн га лесопокрытой площади, что сопоставимо с площадью нескольких крупных леспромхозов. При этом огнем уничтожается 15–250 млн кубометров древесины. Ущерб от лесных пожаров иногда может превышать 500 млн дол.

На содержание лесопожарных служб и тушение пожаров только в Иркутской области ежегодно необходимо 90 млн руб. По нашим оценкам, во всей Сибири для этих целей требуется не менее 400 млн руб. К сожалению, существующие объемы финансирования не позволяют своевременно принимать нужные меры. Чтобы грамотно организовать работы и подкрепить их соответствующими финансами, требуется разработать и принять "Федеральную программу охраны лесов России от пожаров".

Для своевременной подготовки к пожароопасному периоду, осуществления мероприятий по предупреждению лесных пожаров следует коренным образом изменить систему финансирования, выделяя на такие цели не менее 40% средств в первом квартале каждого года. Это может предотвратить значительные потери лесных ресурсов. Для эффективной борьбы с лесными пожарами необходимы постоянный космический мониторинг состояния лесов и принципиально новые технические средства пожаротушения.

Иркутская область выступила инициатором создания специального самолета для этих целей — Бе-200. Недавно в Иркутском авиастроительном объединении успешно прошли его летные испытания. Самолет оборудован четырьмя баками (общей емкостью 12 т) и может производить забор воды в режиме глиссирования с внутренних водоемов длиной 500 м, шириной 200 м и глубиной до 2 м. Грузовой отсек рассчитан на 30 десантников-пожарных с необходимым пожарным снаряжением. За одну заправку топливом при удалении от аэродрома до очага пожара на 200 км самолет способен выбросить 310 т воды. Экипаж — 2 чел., крейсерская скорость — 600 км в час, дальность полета с нагрузкой 6 т — 1500 км. Новая машина, в отличие от Ил-76П, не привязана к аэродромам высокого класса, что особенно важно для районов Сибири. Бе-200 может эксплуатироваться на грунтовых аэродромах с длиной полосы 1800 м. Темпы освоения этой нужной машины также целиком зависят от финансирования.

Воспроизводство лесов

Чтобы избежать истощения лесных ресурсов, необходимо применять экологически безопасные технологии промышленной заготовки древесины и заботиться о постоянном лесовосстановлении. В некоторых регионах Сибири участки лесного фонда уже переданы в долгосрочную аренду лесопользователям (юридическим и физическим лицам). Это создает организационно-правовую основу для проведения лесовосстановительных работ за счет средств арендаторов.

Отдельно следует остановиться на деятельности предприятий лесного хозяйства. Их недостаточное финансирование привело к снижению объемов и качества лесовосстановительных работ. В нарушение Лесного кодекса лесоводы для выживания вынуждены заниматься несвойственной им деятельностью — заготовкой и переработкой древесины.

Кроме того, органы лесного хозяйства оказались не готовы к работе с малыми предприятиями, занимающимися заготовкой древесины, в связи с увеличением их числа, что привело к резкому росту нарушений лесного и налогового законодательства.

Лесопереработка

В сибирских регионах имеются производственные мощности по выпуску следующей лесопромышленной продукции: пиломатериалов — 20 млн кубометров, фанеры — 340 тыс. кубометров, ДСП — 1,4 млн усл. кубометров, ДВП — 100 млн усл. кв.м, целлюлозы — 2 млн т.

Наиболее крупные лесопильные предприятия расположены в Красноярском крае (Лесосибирский и Новоенисейский ЛДК) и в Иркутской области (Усть-Илимский ЛДЗ и СП "Игирма-Тайрику").

Крупнейшими в Сибири производителями фанеры являются ОАО "Братсккомплексхолдинг", Бийский фанерно-спичечный и Береговой лесоперерабатывающий комбинаты; древесноволокнистых плит (ДВП) — ОАО "Братсккомплексхолдинг", Лесосибирский и Новоенисейский лесодеревообрабатывающие комбинаты; древесностружечных плит (ДСП) — Томский и Усть-Илимский лесопромышленные комплексы.

К сожалению, имеющиеся в регионах лесоперерабатывающие мощности используются еще не в полном объеме. Это вызвано как снижением покупательной способности населения внутри страны, так и пока еще низкой конкурентоспособностью продукции, изношенностью технологического оборудования, а также большой удаленностью сибирских производителей от рынков сбыта.

Необходимо учитывать и тенденцию сокращения лесопотребления в связи с технологической модернизацией и более эффективным потреблением лесопродукции. Известно, что в 1970–1980-е гг. в СССР почти половина срубленной древесины не доходила до потребителя. Большие потери были при ее заготовке, хранении, транспортировке и переработке. Отсюда — высокая себестоимость и низкая конкурентоспособность.

Реструктуризация комплекса и модернизация лесоперерабатывающих предприятий (с целью достижения мирового технологического уровня) позволят в перспективе увеличить выпуск товарной продукции при относительном уменьшении потребления древесины, без существенного наращивания объема рубок.

До августа 1998 г. в целом по Сибири прослеживался устойчивый рост глубины переработки. В Иркутской области, например, удельный вес перерабатываемой древесины за 1990–1998 гг. вырос на 13 %, что положительно сказалось на структуре экспорта лесопродукции. Экспорт круглого леса за это время уменьшился на 16% при увеличении доли продукции глубокой переработки (пиломатериалов и целлюлозы). После девальвации рубля экономический заслон на вывоз из региона круглого леса (в виде высоких транспортных тарифов) был разрушен, а местные лесопереработчики испытывали нехватку сырья.

Целлюлозно-бумажная промышленность

Данная отрасль промышленности начала развиваться в Сибири с 1960-х гг. До этого времени почти все целлюлозно-бумажные предприятия располагались западнее Урала.

Сейчас в регионе имеется пять предприятий по производству целлюлозно-бумажной продукции — три в Иркутской области (в Байкальске, Братске и Усть-Илимске), одно в Республике Бурятия (Селенгинский ЦКК) и одно в Красноярске. Суммарная мощность целлюлозных комбинатов Сибири — 2 млн т в год, что почти в 5 раз меньше, чем в Финляндии. При этом запасы лесных ресурсов Финляндии сопоставимы с запасами относительно небольшой по сибирским меркам Читинской области. Но даже эти предприятия работают еще не достаточно эффективно. В прошлом году, например, в Сибири сварили около 1,5 млн т целлюлозы, что меньше возможного и в 8–10 раз меньше, чем в Финляндии.

В Сибири производится более половины российской целлюлозы, но из-за отсутствия мощностей совершенно не выпускается высококачественная бумага и бумажная продукция. Только на Красноярском ЦБК имеется устаревшее оборудование, на котором ежегодно производится несколько тысяч тонн писчей бумаги.

Поэтому не удивительно, что в целом по России потребление бумажной продукции на душу населения составляет 15 кг. В развитых промышленных странах эта величина достигает 350 кг на 1 человека, а в мире в среднем — 49 кг.

Особенно сильно (почти в 100 раз и более) Россия отстает от развитых стран по производству санитарно-бытовых и гигиенических сортов бумажной продукции. Такую продукцию можно выпускать в Сибири, в частности в Иркутской области и в Красноярском крае, на базе действующих целлюлозных предприятий.

Экспорт лесопродукции

На долю Сибирского федерального округа приходится более 10% мировых запасов древесины и лишь 2,5% мирового экспорта лесопродукции, что свидетельствует об имеющихся громадных резервах для развития лесопромышленного комплекса.

Достаточно сказать, что небольшая Финляндия, имея всего 0,5% мировых запасов древесины, обеспечивает почти 10–12 % мирового экспорта лесобумажной продукции. Это дает ресурсы финнам для развития альтернативных, более наукоемких отраслей промышленности (машиностроения, судостроения, приборостроения), повышения культурного уровня и благосостояния своих граждан и позволяет реально, а не на словах заботиться об экологии.

Безусловно, на объем экспорта влияет удаленность региона от морских портов и рынков сбыта. В связи с этим требуется особая стратегия развития лесопромышленного комплекса Сибири, которая ориентировала бы производителей на глубокую переработку древесины и выпуск конечных видов продукции. Экспорт подобной продукции позволит снизить удельный вес транспортных тарифов в конечной цене, увеличит занятость населения и отчисления в местные бюджеты, повысит эффективность работы всей лесной промышленности.

Однако увеличение глубины переработки древесины все равно не решит проблем высоких транспортных тарифов, доля которых в стоимости продукции сибирских регионов заметно выше, чем европейских. Поэтому необходимы дифференцированные тарифы на перевозку лесных грузов за пределы Сибири, снижение тарифов на перевозку древесины и технологической щепы для перерабатывающих предприятий на внутрисибирском рынке.

Говоря об экспорте, хотелось бы отметить ряд тревожных тенденций, среди которых необходимо особо выделить невозврат валютной выручки, скупку круглого леса физическими лицами за наличный расчет по демпинговым ценам и без уплаты налогов, а также правовую неграмотность и недобросовестность некоторых экспортеров.

Из отрицательных факторов можно назвать отсутствие консолидации сибирских лесоэкспортеров в вопросах экспортной политики, что приводит к ежегодному обвалу цен на рынке (особенно по круглому лесу) и потере регионами значительных валютных средств.

В этой связи полезно обратиться к опыту развитых стран, где существует государственное регулирование внешнеэкономической деятельности. Конечно, речь не должна идти о восстановлении монополии на внешнюю торговлю. Тем не менее, необходимо упорядочить внешнеторговую деятельность с учетом интересов сибирских регионов и всей России. Необходимо вмешаться в систему продаж леса путем принятия соответствующих законов, ограничивающих деятельность экспортеров-хищников.

Беспокоит и резко возросший в последнее время экспорт круглого леса в Китай, особенно при посредничестве незарегистрированных в регионе предприятий и физических лиц. При этом дефицит сырья испытывают собственные перерабатывающие предприятия, а сибирские территории теряют налоги.

Если подобная тенденция будет сохраняться и дальше, то лесопромышленный комплекс восточных районов Сибири может превратиться только в поставщика сырья для китайских лесоперерабатывающих предприятий. Сегодня совершенно очевидно, что неконтролируемый вывоз круглого леса из Восточной Сибири будет расти. Поэтому необходимо регулировать данный процесс.

Китайский рынок должен рассматриваться как весьма перспективный. Его освоение позволит наращивать цивилизованный экспорт лесопродукции. Однако упор необходимо делать в основном на вывоз продуктов глубокой переработки (пиломатериалов, целлюлозы и бумаги), ограничивая поставки круглого леса.

Лесопромышленный комплекс Сибири уже в среднесрочной перспективе должен быть готов к повышению спроса на лесопродукцию как внутри станы, так и на внешних рынках. По оценкам экспертов, мировое потребление лесобумажной продукции будет расти в пределах 1,1–1,3% в год, а по оптимистичным прогнозам — до 1,8%. В России к 2005 г. ожидается увеличение спроса на основные виды лесобумажной продукции в 1,4–2,0 раза. По прогнозам Госстроя РФ, ежегодный ввод жилья к этому времени предполагается увеличить в 1,6 раза (до 50 млн кв.м), прежде всего (в 3 раза) за счет строительства малоэтажных домов (до 15 млн кв.м). Это увеличит спрос на лесопродукцию на внутреннем рынке.

Перспективы развития

В некоторых сибирских регионах, особенно в Красноярском крае и Иркутской области, имеются все условия для устойчивого развития лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности.

В этих регионах, на первом этапе, необходимо за счет модернизации существующих мощностей увеличить глубину переработки заготовленного лесного сырья. Резервы для продвижения в этом направлении имеются.

На следующих этапах возможно строительство новых лесопромышленных производств с оборудованием для комплексной переработки сырья и высокотехнологичными линиями большой единичной мощности по выпуску массовых видов целлюлозно-бумажной продукции.

Например, в Тюменской области возможно строительство Нижнеобского ЦБК, в Томской области — Асиновского ЦБК. В районе Нижнего Приангарья — Енисейского ЦБК и Кодинского ЛПК. В Иркутской области есть условия для создания новых комплексных перерабатывающих мощностей в районе Западного участка БАМа.

Строительство современных высокотехнологичных предприятий по глубокой и комплексной переработке древесины не только повысит эффективность работы комплекса, но и даст импульс для экономического развития всей Сибири.

Инвестиции

В течение последних 10 лет из-за отсутствия необходимых финансовых средств абсолютное большинство предприятий не проводило технического перевооружения. В дореформенный период на эти цели выделялись государственные капитальные вложения, в том числе валютные. В 1990–1998 гг. процесс технического переоснащения отрасли приостановился.

По этой причине на большинстве производств моральный и физический износ основного технологического оборудования превысил 70%. По нашим оценкам, в 1990–1998 гг. объем собственных капитальных вложений в лесопромышленный комплекс Сибири сократился в 6–8 раз, а объем государственных вложений — в 30 раз и более. Это существенно снизило технологический уровень производства. Чтобы лучше охарактеризовать техническое состояние комплекса, достаточно сказать, что последнее в Сибири крупное лесопромышленное предприятие (Усть-Илимский ЛПК) было построено 30 лет назад. Что касается небольших лесозаготовительных предприятий, то они не модернизировались как минимум с 1990 г.

Такая ситуация с обновлением основных фондов требует срочного принятия мер по отмене таможенных пошлин на ввоз импортного оборудования, не производимого предприятиями России, а также запасных частей к нему. Необходимо также задействовать мощности сибирских и российских машиностроительных предприятий, способных изготовлять оборудование для предприятий лесопромышленного комплекса.

Другой не менее важной проблемой, сдерживающей развитие отрасли, является отсутствие надежных транспортных путей. За годы "перестройки" лесовозные дороги практически не прокладывались. При этом лесозаготовительные участки постепенно удалялись от мест переработки и становились менее доступными. В этой связи было бы целесообразным направлять финансовые средства, отчисляемые в дорожные фонды, на строительство и содержание лесовозных дорог, находящихся на балансе лесозаготовительных предприятий.

В последние полтора года начался рост инвестиций, направляемых на модернизацию производства. Но этот процесс пока протекает стихийно. Собственники еще не активно вкладывают средства в широкомасштабное обновление производства. Механизмы, стимулирующие долговременные вложения в развитие отечественной промышленности еще только формируются. Необходимо более решительно изменить стратегию развития: от "проедания" созданных ранее основных производственных фондов к их скорейшему обновлению и модернизации производства. Результатом подобной стратегии будет рост объемов производства, повышение конкурентоспособности продукции, завоевание новых рынков сбыта, увеличение налогооблагаемой базы лесных территорий.

Управление

Снижение в 1990–1988 гг. эффективности использования лесопромышленного потенциала Сибири было обусловлено целым рядом причин. Одна из них — потеря рынков сбыта и разрыв межрегиональных производственных связей после распада СССР. Другая — необдуманная приватизация.

Достаточно сказать, что в процессе приватизации были раздроблены некогда крупнейшие в стране предприятия с единым технологическим циклом. Ярким примером является приватизация Усть-Илимского ЛПК, на базе которого было создано более 40 юридических лиц. Чтобы устранить негативные последствия этого необдуманного шага и стабилизировать работу комплекса и социально-экономическую ситуацию в Усть-Илимске, администрация Иркутской области приложила огромные усилия.

В процессе "перестройки" были, по сути, уничтожены отраслевые проектные институты — главные инициаторы технологического обновления и модернизации предприятий комплекса.

На первых этапах реформ очень низким был уровень менеджмента предприятий. От умения руководителей работать в условиях рынка зависело состояние производства. Резко снизилась производительность труда и повысилась затратность производства. В качестве примера можно привести такой факт: по Иркутской области за период с 1990 по 1997 г. общий объем производства продукции сократился почти в 4 раза, в то время как численность занятых снизилась только в 1,8 раза. При таком положении ни о какой эффективности производства не могло быть и речи. Все эти противоречия сейчас преодолены. Создаются условия для дальнейшего развития комплекса.

К сожалению, в период реформирования отсутствовала целенаправленная политика развития отрасли. После распада СССР на исполнительные органы субъектов Федерации было возложено выполнение массы ранее не свойственных им функций. Поэтому главной задачей было создание эффективного механизма управления отраслью в новых рыночных условиях. Подобная работа включала в себя формирование эффективного ядра конкурентоспособных предприятий, санацию дееспособных и перспективных, банкротство и смену собственников прекративших деятельность.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?12+50+1