Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 21 (2706) 29 мая 2009 г.

ИЗ ИСТОРИИ
НАРОДНОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

Некоторые наблюдения о порядке величин. Пятизначным числом описывается количество сотрудников Сибирского отделения Российской академии наук. Четырехзначным — «остепененных» ученых, докторов и кандидатов наук. Значительно меньше в Отделении академиков и членов корреспондентов РАН — около полутора сотен, трехзначное число. А когда в юбилейном 2007 году мы в редакции «НВС» взялись разрабатывать тему научных династий, то довольно быстро обнаружили, что их счет идет на десятки (уже или еще — вопрос отдельный). Ученых династий, шагнувших уже в пятое поколение — единицы. Как и книг, посвященных таким династиям. Особенно если автор такой книги — один из председателей Сибирского отделения, пятерых за всю более чем полувековую историю.

Юрий Плотников, «НВС»

Иллюстрация

Вышло в свет 2-е, исправленное и дополненное, издание книги «Из российской глубинки — в науку». Научная династия Келлей-Добрецовых дала Отечеству многих выдающихся ученых: академика, члена-корреспондента, двух ректоров вузов, трех лауреатов самых престижных премий страны, профессоров и преподавателей. Собранные в книге воспоминания, автобиографии, документы, статьи и даже стихи охватывают больше ста лет истории, описанной ее непосредственными свидетелями и активными участниками.

Жизнь основателя научной династии Николая Георгиевича Келля (1883-1965) — сюжет для романа. Сын эстонского крестьянина, ставший членом-корреспондентом Академии наук СССР. В Санкт-Петербургский горный институт поступил по личной протекции академика Н. Ф. Чернышева, написавшего прошение на имя великого князя Михаила — лицу лютеранского вероисповедания не положено было учиться в привилегированном учебном заведении. Участвовал в революционных событиях 1905 года, был арестован. В тюрьме жадно читал Маркса, Дюринга, Лаврова. От неминуемой ссылки в Тобольскую губернию спасли самообладание матери, при обыске тайком вынесшей из дома компрометирующую литературу, и показания соседей-крестьян, проинструктированных отцом: дескать, всё время тут был, рыбу ловил. Впрочем, окончательно исчезнуть из поля зрения любопытствующей жандармерии удалось только в трехлетней экспедиции Русского географического общества на Камчатку, куда уехал вдвоем с молодой женой, а назад привез еще и двух маленьких дочурок, одна из которых, Юлия Николаевна, потом станет матерью автора книги.

Февральскую революцию Н. Г. Келль встретил с энтузиазмом, вступил в партию эсеров, от которой был избран в екатеринбургскую Городскую Думу. Отвращение, которое испытывал к колчаковщине, немало способствовало переходу на позиции Советской власти. В 1919 году оставшиеся в Екатеринбурге студенты и преподаватели выбрали его ректором Уральского горного института. В 20-е годы Н. Г. Келль был инициатором введения единой системы геофизических координат в СССР, с 1922 по 1965 год заведовал кафедрой геодезии Ленинградского горного института. Яркая жизнь, удивительная судьба... Н. Л. Добрецов не раз говорил, что дед по матери посеял в нем первые ростки интереса к науке. А позже посоветовал переехать из Ленинграда в Сибирь: «В Питере таких, как ты, как сельдей в бочке. Вот в Сибири большой простор, новые возможности. Попробуй-ка себя там».

Мужская линия династии, собственно Добрецовская, ведет свой род из Великого Устюга. Основателем фамилии, сохранившимся в скрижалях истории (точнее, в церковных книгах Покровского прихода) считается Лука, родившийся еще в конце XVII века. По семейному преданию, его двоюродным дедом был Семен Дежнев. Что же, вполне вероятно — мощный поток устюжан среди первопроходцев Сибири явственно различим. Два столетия Добрецовы, мастеровые и купцы невеликого достатка, «работали кирпич», красили крестьянские холсты, держали бакалейную лавку. Дед Николай Николаевич предпринимательскую деятельность прекратил в 1914 году «за неимением средств», работал потом в устюжских обществах и кооперативах и даже издавал в 1917 году газету «Свободная печать». В дальнейшем — в уездном и губернском исполкомах, на судостроительных заводах Поволжья. Научную династию предстояло заложить его сыну Леонтию Николаевичу.

Профессор  Л. Н. Добрецов (1904-1968) — физик-экспериментатор, ученик академиков Д. И. Рождественского и П.И. Лукирского. Заведовал кафедрой электроники Ленинградского политеха и лабораторией в Физико-техническом институте. Вместе с будущим академиком А. Н. Терениным ему удалось открыть сверхтонкую структуру спектральных линий атомов. Но потом бросил всё и уехал в экспедицию на Камчатку (зигзаг судьбы — вновь Камчатка вмешивается в семейную историю!), где встретился со своей женой Юлией, и этой встрече их сын Николай обязан своим появлением на свет.

Иллюстрация
5 мая 2009 г., на презентации 2-го издания книги «Из российской глубинки — в науку» в редакции газеты «Советская Сибирь»: В. Д. Ермиков, Н. Л. Добрецов, В. И. Молодин.

— Можно сказать, работа над книгой прошла три основных этапа, — рассказывает Н. Л. Добрецов. — Первым была изданная в 2003 году книга воспоминаний нашей студенческой группы «Как молоды мы были». А группа у нас в Ленинградском горном институте была сильная: кроме академика и двух членов-корреспондентов из нее вышли два профессиональных поэта, в том числе известный всей стране бард Александр Городницкий. Потом, когда я уже написал свою часть воспоминаний, закончив их студенческими годами, мне передали архивы отца и деда. В результате появилась новая книга («Из российской глубинки — в науку». — Новосибирск, 2003. — Ред.), где мною, по большому счету, написана одна треть. Остальное — воспоминания деда, отца, дяди, документы из семейного архива. Что же касается заключительной части — это самоотчет о моей деятельности и одновременно попытка анализа: что удалось сделать, что нет.

Второе издание содержит много новых документов. Но главное ее отличие — заключительная часть, посвященная одиннадцати годам работы Н. Л. Добрецова на посту председателя СО РАН. В эти нелегкие для страны годы председатель Сибирского отделения, будучи еще и вице президентом Российской академии наук, делал всё возможное для сохранения и развития Отделения и всей фундаментальной науки. Пусть этот раздел, быть может, как сказал на презентации книги в редакции «Советской Сибири» мэтр научной журналистики Ролен Нотман, и грешит некоторой «отчетностью», но воспоминания написаны, что называется, по горячим следам, и в этом их несомненная привлекательность.

Бесспорное достоинство книги — то внутреннее достоинство, с которым Н. Л. Добрецов описывает обстоятельства своего ухода с поста председателя. В памяти встают скупые заключительные строки из мемуаров сэра Уинстона Черчилля, человека, выигравшего войну, но проигравшего выборы: «В этот момент избиратели отказали мне в доверии...» А также из воспоминаний Н. Г. Келля: «Мои родители честно прожили свой век и завещали мне быть честным. Поэтому я определяю себя так: «человек, старающийся быть честным». Честь тоже передается по наследству, и в этом один из уроков прочитанной книги.

Научная династия Келлей-Добрецовых вступила в пятое поколение...

стр. 11

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?22+504+1