Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2018

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 26 (2711) 2 июля 2009 г.

И СЛЕД ЕГО ГЛУБОКИЙ
В ПАМЯТИ ЛЮДСКОЙ

В архиве музея ИГД СО РАН мы обнаружили интересный снимок: молодой человек выглядывает из окошка старенького «Москвича». И только старожилы смогли узнать в нем будущего академика Шемякина, который в пору студенчества подрабатывал водителем «Скорой помощи». Когда он, директор института, сам ухаживал за собственной «Волгой», друзья недоумевали. Но Евгений Иванович полушутя-полусерьезно говорил: «У меня в дипломе в графе специальность записано "механик", поэтому запись эту надо оправдывать». Как догадались читатели, мы хотим рассказать о механике от бога, о лидере отечественных геомехаников академике Евгении Ивановиче Шемякине, уход которого из жизни в феврале нынешнего года стал невосполнимой утратой всего научного сообщества.

А. Дворникова, Ю. Шадрин, А. Ревуженко, С. Стажевский,
Е. Русин, О. Кортелев, Л. Зворыгин,
А. Леонтьев, Л. Назаров, В. Серяков

Шемякин Евгений Иванович родился 9 декабря 1929 года в Новосибирске. Мать — Элла Мартыновна, эстонка, подарила сыну, кроме привлекательной внешности, рассудительность и неторопливость. Отец — Иван Леонтьевич, родом с Севера России, наделил своих детей (в семье вместе с Евгением росли брат и три сестры) решительностью, целеустремленностью и здоровым оптимизмом. Окончив с золотой медалью школу села Долинка (Казахстан), где семья оказалась по «политическим» причинам, Евгений поступил в Ленинградский университет на механико-математический факультет, а по окончании его — в аспирантуру. Уже тогда проявились его пытливый ум, настойчивость, трудолюбие, основательность и терпение на нелегком пути познания, уже тогда, впитывая традиции старой питерской профессуры, научился он почтительному отношению равно к учителям и ученикам.

Иллюстрация Е. И. Шемякин — руководитель IV Всесоюзного семинара по измерению напряжений в массиве горных пород (1973 г.).

На том же курсе учились хорошо известные в Сибирском отделении А. С. Алексеев, В. Г. Дулов, Ю. Г. Решетняк. Здесь же нашел он свою спутницу — Людмилу Трофимовну, с которой прожил в мире и согласии долгие годы. Лауреат Нобелевской премии академик Л. В. Канторович, по рассказам знакомых, очень лестно отзывался о ее работах. Умная, спокойная, бесконечно добрая женщина, Людмила Трофимовна стала тем надежным «тылом», без которого было бы невозможно стремительное восхождение мужа на научный олимп.

Иллюстрация
Евгений Иванович с женой Людмилой Трофимовной и дочерью Татьяной на даче (1958 г.).

Здесь же, в Ленинграде, родились их дети: Татьяна и Аркадий, получившие прекрасное воспитание и образование.

По окончании аспирантуры и защиты кандидатской диссертации (1955 г.) на тему «Распространение волн в неидеально упругих средах» Евгений Иванович до 1960 года работает научным сотрудником Института химической физики АН СССР под руководством С. А. Христиановича.

В начале 70-х годов прошлого века Е. И. Шемякин оказался на Сибирской земле, где среди титанов отечественной и мировой науки прошло становление его карьеры, в основу которой легли блестящий интеллект и неординарные организаторские способности.

Работу в Сибирском отделении Евгений Иванович начал в Институте теоретической и прикладной механики (ИТПМ) в должности заведующего лабораторией горной механики. Благодаря тонкому уму и «железной» логике руководителя, умению общаться с разными людьми и убеждать их, лаборатория была заметна в институте, а ее заведующий стал одним из авторитетнейших сотрудников и на протяжении нескольких лет возглавлял партийную организацию. Верность  Е. И. Шемякина идеям научного руководителя С. А. Христиановича и настойчивость позволили ему доказать необходимость развития исследований по проблеме ПГУ (парогазовой установки) как перспективной для энергетики. И хотя это стоило ему больших усилий и могло отрицательно сказаться на будущей карьере, он проявил принципиальность и настоял на своем даже при негативном отношении Президиума СО АН СССР. В тот период наиболее значительными следует признать исследования, результаты которых изложены в работах: «Распространение нестационарных возмущений в вязкоупругой среде», «Волны нагрузки при стационарном взрыве в горных породах» (соавтор Н. С. Медведева), «О динамической сжимаемости прочных горных пород и металлов» (соавтор С. А. Христианович), а затем и в докторской диссертации Евгения Ивановича, которую он защитил в 1964 году по теме «Распространение волн при подводном и подземном взрывах».

Следующий период жизни Евгения Ивановича Шемякина прошел через души и судьбы сотрудников Института горного дела Сибирского отделения. Об этом — немного подробнее.

Три записи в трудовой книжке: заместитель директора, и.о. директора, директор. 17 лет, насыщенных разными событиями — время, когда в полной мере проявились многие грани этой удивительной натуры: талант выдающегося ученого, дальновидность руководителя, неутомимость учителя, человеческая мудрость.

Евгений Иванович «принял» институт от выдающегося ученого-горняка чл.-корр. АН СССР Н. А. Чинакала, известного революционными достижениями в технике и технологиях добычи полезных ископаемых. Е. И. Шемякин усилил тематику работ коллектива исследованиями по зарождавшемуся тогда новому научному направлению — механике горных пород. По образному выражению академика М. А. Садовского, Евгений Иванович придал институту академическую огранку. Он положил начало научной школе по механике горных пород и сыпучих материалов. Вот как он сам об этом пишет в одной из своих последних публикаций: «В начале 70-х годов в связи с вопросами о деформировании и разрушении горных пород в Институте горного дела СО АН СССР были начаты работы по моделированию процессов поведения материалов при различных нагрузках на эквивалентных материалах. ...Работы оказались достаточно плодотворными, позволили обсудить поставленные во введении вопросы и получить ряд новых выводов. Это дало возможность провести кардинальное обсуждение путей построения современной теории прочности...». Результаты фундаментальных исследований того времени по динамике массива, упруго-пластическим моделям, дилатансионным эффектам деформирования были изложены в известных работах Е. И. Шемякина: «Две задачи механики горных пород, связанные с освоением глубоких месторождений руды и угля», «Задачи механики сыпучих сред в горном деле» (соавторы — А. Ф. Ревуженко и С. Б. Стажевский), «Динамическое разрушение твердых тел» (соавтор — В. С. Никифоровский).

Закономерно, что впоследствии, на рубеже ХХ и ХХI веков неформальная общность учеников Е. И. Шемякина, приверженцев его идей, нашла закономерное продолжение в основанной и руководимой Евгением Ивановичем формальной научной школе «Теоретические и экспериментальные исследования необратимых деформаций и разрушения твердых тел при ударе и взрыве», которая объединила ведущих ученых России.

Активная деятельность Е. И. Шемякина по продвижению научных разработок в «поясе внедрения» по терминологии академика М. А. Лаврентьева, то есть на промышленные предприятия Новосибирска и в регионы Сибири, не имела аналогов в Сибирском отделении. Наверное, поэтому Михаил Алексеевич, желая приблизить Институт горного дела с его научным потенциалом к Академгородку и оценив организаторский талант Шемякина, как-то привёз его на Зелёную Горку — участок, который вместе со строениями 1939 года осваивался Институтом гидродинамики, и поставил задачу — создать современный научно-производственный комплекс по внедрению научных достижений Института горного дела в народное хозяйство. Этот «ход конем» дался Лаврентьеву нелегко, так как был неоднозначно встречен его коллегами.

Для воплощения подобного замысла необходимы были немалые средства. Чтобы привлечь внимание руководителей соответствующих министерств и промышленной элиты страны и получить заветные миллионы, которые нужны были также и для завершения строительства механических мастерских, Е. И. Шемякин в августе 1977 года организует демонстрацию разработок ИГД с целью применения их в строительных и других технологиях. Принимая на Зеленой Горке «высокую комиссию», он обратил внимание собравшихся на необустроенность территории. После чего руководитель Минстроя СССР, обращаясь к присутствующим, сказал: «Связь с наукой надо не только укреплять, но надо и помогать ей, все это многократно окупится», — и дал соответствующие поручения подчиненным. В разное время на демонстрационные показы были приглашены: академики А. П. Александров, М. А. Лаврентьев, Г. И. Марчук, В. А. Коптюг, С. А. Христианович, Председатель Совмина РСФСР М. С. Соломенцев, зав. Отделом науки и учебных заведений ЦК КПСС В. А. Медведев, министры Е. П. Славский, Л. Д. Рябев, А. В. Сидоренко, М. И. Щадов, директора заводов и руководители крупных строительных организаций.

Учитывая огромную роль академической науки в решении проблем минерально-сырьевого комплекса, что подтвердила реализация программы «Сибирь», и понимая место регионов в этом процессе, Е. И. Шемякин стремился расширить географию присутствия высококлассных специалистов на Востоке страны. Он стал инициатором создания филиалов ИГД СО АН СССР в Кемерово (директор — Г. И. Грицко), Красноярске (руководитель — Ю. Н. Ермолин), Новокузнецке (заведующий — В. Ф. Храмцов), специалисты-горняки также составили кадровую основу в Институте природных ресурсов (Чита). Многие из перечисленных подразделений стали потом самостоятельными организациями, решающими важные научные и прикладные проблемы, в первую очередь для развития территорий, при этом Институт горного дела «делился» не только кадрами, но и приборами и оборудованием для научных исследований.

Иллюстрация
Евгений Иванович при испытании установки ВДПУ в руднике Зыряновского комбината (80-е годы XX века).

Проведение обширных научных исследований потребовало квалифицированных кадров — сильных теоретиков и опытных экспериментаторов. И как ружье, висящее на стене и должное обязательно выстрелить, так ярко и неотвратимо проявилась еще одна роль Евгения Ивановича — роль руководителя, умеющего подбирать и беречь кадры, и роль педагога, воспитывающего единомышленников. Рука об руку трудились с Евгением Ивановичем крупные ученые — Б. В. Суднишников, А. Д. Костылев, А. И. Федулов, Н. П. Ряшенцев, Н. А. Клушин. Он существенно обновил кадровый состав за счет выпускников Новосибирского государственного университета. И это закономерно. Сам выпускник университета, он прекрасно понимал, что классическое, университетское, образование не только развивает в человеке способность получать новые знания, углубляя их в своей области и расширяя кругозор за счет смежных дисциплин, но и формирует культуру научного мышления. Выпускники НГУ составили «костяк» начинающего бурно развиваться нового геомеханического направления: В. А. Бабаков, В. М. Жигалкин, В. Е. Миренков, Л.А. и Л.А. Назаровы, В. С. Никифоровский, В. Н. Опарин, А. Ф. Ревуженко, В. М. Серяков, А. И. Чанышев и др. Впоследствии многие из них стали руководителями научных подразделений. Из одной только лаборатории по проблемам горного давления, которой руководил чл.-корр. АН СССР Т. Ф. Горбачев, в начале 80-х годов сформировались лаборатории механики разрушения горных пород, механики горных пород, горной геофизики, горной информатики, механики деформируемого твердого тела, механики сыпучих сред.

Безусловно, базой для подобного «десанта» послужило то, что буквально с первых дней пребывания в Сибирском отделении Е. И. Шемякин стал одним из ведущих преподавателей НГУ. С 1967 по 1987 год он возглавляет кафедру механики сплошной среды, для которой выпускает учебник «Динамические задачи теории упругости и пластичности», несколько раз переизданный и являющийся и поныне настольной книгой для студентов-механиков. Здесь в 1968 году ему присвоено звание профессора.

Иллюстрация
Лекция в НГУ (80-е годы)
(фото В. Новикова).

Невозможно не поделиться с читателем, каким Евгений Иванович был удивительным лектором и экзаменатором. Лекции его для студентов-третьекурсников были построены так, что весь необходимый материал усваивался практически сразу и не требовал дальнейшей проработки: студенты легко воспринимали методику и логику построения определяющих соотношений, в спокойной и обстоятельной манере представленные Шемякиным. На экзамене Евгений Иванович выступал добрым наставником, в задачу которого входило не «утопить», а подать руку помощи. Даже к бездельникам, коих Евгений Иванович определял безошибочно, он не применял «драконовских» мер, а старался пробудить в них интерес к науке. Выпускники мехмата с искренней признательностью вспоминают «шемякинские» субботы, когда в 12.30 после лекции по теории упругости Евгений Иванович поднимался в профессорскую, где его уже ждали коллеги и ученики. Не уходил он до тех пор, пока не заканчивал беседовать с каждым, вплоть до «последнего» студента. Здесь составлялось мнение о потенциальных способностях и творческих возможностях человека. Нередко такие «приемы» заканчивались уже затемно. Следует заметить, что Евгений Иванович не оставлял нелегкую педагогическую деятельность до последней минуты. После НГУ он щедро делился знаниями и опытом со студентами Московского государственного университета, возглавляя кафедру волновой и газовой динамики на мехмате. Более 70 кандидатов и 15 докторов наук — вот бесценный клад, оставленный Шемякиным-учителем.

Как по закону диалектики количество перерастает в качество, так и потребность в кадрах высшей квалификации, с одной стороны, и появление в ИГД когорты специалистов соответствующего уровня, с другой, переросла в необходимость создания диссертационного совета.

В 1977 году Высшая аттестационная комиссия при Министерстве высшего и среднего образования СССР утвердила при ИГД СО АН СССР диссертационный совет Д.003.17.01 с правом приема к защите кандидатских и докторских диссертаций по специальностям: подземная разработка и эксплуатация угольных, рудных и нерудных месторождений; горные машины; механика грунтов, горных пород и сыпучих материалов. На посту председателя совета Е. И. Шемякин активно привлекал к работе имеющих большой научный авторитет ведущих ученых Сибири. «Новоиспеченные» кандидаты и доктора наук, среди которых было немало сотрудников отраслевых, академических и учебных институтов со всего Союза, становились коллегами в совместных исследованиях.

Сплочению ученых-горняков также немало способствовали проводимые, в том числе на базе института, научные семинары и конференции.

Так и нынешняя, 18-я по счету конференция «Геодинамика и напряженное состояние недр Земли», организатором которой неизменно являлся Институт горного дела и которую в свое время возглавлял Е. И. Шемякин, выросла из семинара по измерению напряжений в массиве горных пород (1967 г.). Особо хочется сказать, что именно на конференциях завязывались контакты с отечественными и иностранными учеными, причем общение за рубежом было непосредственным, так как Евгений Иванович свободно владел английским. На международной конференции по прикладной механике в Стэнфорде (США) доклад Е. И. Шемякина и его обсуждение проходили более двух часов, естественно, без переводчика. Конференции в Швеции, ФРГ, Чехословакии — везде Евгений Иванович находил заинтересованных специалистов и умел привлечь их к совместной работе. В силу этого связи и контакты института в этот период существенно расширились, рождались и развивались новые формы международного сотрудничества.

Практически по всему спектру научных направлений института проводились совместные работы с академическими учреждениями братских социалистических стран: Болгарии, ГДР, Чехословакии. В начале 80-х годов прошлого столетия специалисты института активно включились в выполнение «долгосрочной программы сотрудничества стран-членов СЭВ (совета экономической взаимопомощи) в области научного приборостроения и автоматизации исследований». Возглавили эту работу чл.-корр. АН СССР И. А. Турчанинов и Е. И. Шемякин. В программе участвовали крупные институты горного профиля СССР: Горный институт КФ АН СССР, Институт физики земли АН СССР, МГИ, ВНИМИ, а также горные институты Венгрии, Польши, ГДР, Чехословакии. В процессе работы сложился сплоченный творческий коллектив специалистов различных областей знаний, относящихся к проблемам научного геофизического приборостроения. Результатом сотрудничества стали крупные совместные разработки в области создания измерительных приборов и комплексов для исследования и мониторинга породного массива.

Многих партнеров Е. И. Шемякин приобщал к сотрудничеству в журнале «Физико-технические проблемы разработки полезных ископаемых» («Journal of Mining Science»), единственном в России академическом издании по проблемам горных наук, главным редактором которого он стал в 1974 году, сменив на этом посту чл.-корр. АН СССР Т. Ф. Горбачева.

С приходом Евгения Ивановича в журнале обновились основные рубрики, расширился круг рассматриваемых проблем по механике горных пород, горной информатике, математическому моделированию, автоматизированному планированию горного производства. Принципы работы редколлегии, которые проповедовал Е. И. Шемякин — уважительное отношение к авторам, безусловная актуальность материала, его основательная теоретическая проработка, подтвержденная моделированием и экспериментами в лабораторных и натурных условиях, четкость используемой терминологии, глубокое осмысление результатов, — всё это снискало редактору непререкаемый авторитет в мировом научном сообществе.

Механик по специальности, ставший в 1976 году членом-корреспондентом АН СССР по отделению механики и процессов управления, Е. И. Шемякин в силу жизненных обстоятельств по прошествии многих лет работы в ИГД стал истинным горняком. Увы, многие горняки-профессионалы с сомнением наблюдали за быстрым продвижением своего сибирского коллеги. Подобное недоверие решительно развеял академик-горняк В. В. Ржевский, сказав: «Мы берем из села паренька и за 5 лет делаем из него горного инженера. А Е.И. Шемякин более 10 лет возглавляет крупнейший горный институт и в мельчайших деталях постиг горное искусство. Он — признанный специалист горного дела!» Столь авторитетная поддержка окончательно утвердила за Евгением Ивановичем статус горняка, и в 1984 году он избирается действительным членом Академии наук СССР по отделению геологии, геофизики, геохимии и горных наук.

Иллюстрация
Е. И. Шемякин дает разъяснения председателю Сибирского отделения АН СССР В. А. Коптюгу по пневмоударнику П-215ПВ (90-е годы XX века).

Неординарный организаторский талант Е. И. Шемякина был сразу отмечен руководством Сибирского отделения и городскими властями. Компетентность, коммуникабельность, способность в считанные минуты постигнуть суть даже очень сложной и отдаленной от горной науки проблемы, явилась причиной вовлечения его в работу на самом высоком уровне. В 1980 году он избирается членом Президиума СО АН СССР и назначается заместителем председателя Сибирского отделения. С этой новой должностью Евгений Иванович справляется блестяще, о чем свидетельствуют его многочисленные интервью в местных и центральных СМИ, приемы академических, партийных и зарубежных делегаций. Долгое время работал Е. И. Шемякин в депутатском корпусе Новосибирской области — осуществлял контроль за продвижением разработок институтов Сибирского отделения на промышленные предприятия Новосибирска. Активно работал Евгений Иванович и на посту председателя областного совета научно-технического общества «Знание».

Евгений Иванович Шемякин — выдающийся ученый и признанный организатор науки. Он автор более 300 научных работ, среди которых 9 монографий и более двух десятков патентов на изобретения, Лауреат Государственной премии СССР (1984), кавалер орденов «Знак Почета», «Дружбы народов», «Трудового Красного Знамени», полный Кавалер почетного знака «Шахтерская слава», член Академии наук Чехословацкой республики, Королевской инженерной Академии Швеции, вице-президент Международного общества и руководитель Научного совета по механике горных пород и горному давлению, — вот далеко не полный перечень, отражающий признание неоспоримых заслуг Евгения Ивановича перед отечественной и зарубежной наукой и общественностью.

Не располагая обширными сведениями о пребывании Евгения Ивановича на посту Председателя ВАКа, где он трудился в 1987-1992 гг., можем точно сказать, что и здесь Е. И. Шемякин проявил глубочайшую ответственность и высочайшую порядочность. Уровень его компетентности позволял решать многие, сложные вопросы. Он всегда старался помочь там, где это необходимо, но, по словам друзей, страшно не любил «приседающих» людей с пухлыми портфелями, содержимым которых являлись отнюдь не научные труды.

Иллюстрация
Е. И. Шемякин с сотрудниками ИГД СО РАН в музее института (2007 г.).

И в работе, и в жизни Евгений Иванович Шемякин для всех и всегда был центром притяжения.

Характер лидера, могучий и быстрый интеллект, аналитический склад ума, ясный взгляд философа, способность под неожиданным углом взглянуть на, казалось бы, известное, фундаментальный уровень поиска и, в то же время, нацеленность на практику, широта и энциклопедичность знаний и интересов, фотографическая память, удивительная работоспособность, качество и масштабность полученных решений, а также то, что огромное значение Шемякин придавал вопросам не только научной, но и межличностной этики, гуманное отношение к людям, доброжелательность, порядочность — таковы слагаемые его магнетизма и авторитета. Именно они делали Евгения Ивановича образцом и достойным примером. Более пятидесяти лет длилась золотая пора расцвета его научного творчества. Как говорил академик В. И. Вернадский, «жизнь теснейшим образом связана со строением земной коры, входит в ее механизм и в этом механизме исполняет величайшей важности функции, без которых он не мог бы существовать». Так и яркая жизнь Евгения Ивановича Шемякина была неотделима от горной науки и механики, равно как и они уже давно не мыслятся без Шемякина.

Именно такие сыны Отечества составляют его силу, славу, гордость и могущество.

Трудно уложить в тесные рамки газетной статьи рассказ о жизненном пути и научной карьере Человека с большой буквы — академика Евгения Ивановича Шемякина, поэтому его друзья и коллеги работают над книгой воспоминаний о нем. А нынешнее наше повествование завершим словами русского поэта В. А. Жуковского:

О милых спутниках, которые наш свет
Своим сопутствием для нас животворили,
Не говори с тоской: «Их нет...»,
Но с благодарностию: «Были!».

Фото из архива Института горного дела

стр. 6-7

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?12+509+1