Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 35-36 (2720-2721) 10 сентября 2009 г.

ШКОЛА ДЛЯ НЕОРДИНАРНО
МЫСЛЯЩИХ

1 сентября начались занятия в школах, средних и высших учебных заведениях России, а в физматшколе при НГУ они начались месяц назад — в Летней школе. Уже в 48-й раз в начале августа сюда приезжают старшеклассники со всей Сибири — победители областных олимпиад по математике, физике, химии, а в последние годы еще и по биологии.

Иллюстрация

Своими впечатлениями о прошедшей Летней физико-математической и химико-биологической школе поделился с нашим корреспондентом Валентиной Садыковой директор профессор Александр Марковичев. Александр Сергеевич неоднократно бывал директором ЛШ, не один десяток лет преподает в ФМШ и НГУ, поэтому наш разговор получился шире, коснулся других проблем образования, поскольку Летняя школа является звеном в единой цепочке отбора и подготовки талантливых ребят для науки и других областей экономики, промышленности и бизнеса.

— Прошедшая школа была несколько меньше, чем в прошлом году — во-первых, сказался общий демографический спад, а во вторых было намного меньше ребят из Новосибирска, потому что нынешние девятиклассники прошли традиционно четвертый класс, а до этого года, как все помнят, из третьего переходили в пятый. Но, как ни странно, процент желающих поступить в ФМШ оказался выше, чем в предыдущие годы, хотя чиновники от образования предсказывали нам в этом году в связи с реформами полный крах набора.

Школа прошла очень организованно, большая заслуга в этом хорошо подобранного состава воспитателей и преподавателей. Заместитель директора по воспитательной работе и старшие воспитатели были опытными, они проработали в физматшколе много лет. Треть воспитателей были новыми, но они удачно вписались в старый коллектив, в основном это наши студенты (из НГУ). Комсотряд, который отвечает за внеучебную деятельность, работал в этом году вообще без нареканий, хотя обычно какие-то сбои у них происходили. Ну еще и просто повезло — инфекций в окрестностях не оказалось. Погода была благоприятной в том смысле, что на пляж ребята не рвались. А в остальном было, как всегда: и интересные лекции, и занятия, и культурная программа. Главное, что ребята увидели вокруг себя таких же увлеченных учёбой сверстников, а то ведь многие чувствуют себя в своих школах немножко неправильными, отщепенцами. Большинство из них хотело бы остаться в ФМШ. Дополнительным стимулом явилось то, что в этом году Сибирское отделение отремонтировало полностью одно наше общежитие. И многие родители уже более позитивно смотрели на то, чтобы оставить своих детей учиться здесь. Все-таки, несмотря на желание детей, окончательное решение зависело от родителей, у которых было обычно два аргумента против — жалко отпускать ребенка из дома и можно прекрасно подготовиться к поступлению в вуз в своей школе. На мой взгляд, совершенно непродуманное решение, потому что такое фундаментальное образование, как в ФМШ, в своей школе он точно не получит.

Зачисленных сразу же распределили по классам, всё прошло относительно гладко, несмотря на некоторые проблемы, связанные с желанием ребят попасть в отремонтированное общежитие или в определенный класс. У них сразу же интенсив по информатике и физике начался, а сейчас уже идут нормальные занятия.

— Александр Сергеевич, а лекции в Летней школе какие-то необычные были?

— Да, очень интересные лекции были, я назову две: на открытии школы проректор НГУ по науке, чл.-к. РАН Сергей Викторович Нетесов прочел лекцию об инфекционных болезнях, но она на самом деле была междисциплинарная и показывала, насколько важны и биология, и химия, и физика, и математика для медицины. Он привел пример Нобелевских лауреатов, которые получили признание за заслуги в области медицины, а на самом деле были физиками, математиками, химиками. Вторая лекция, которая собрала большую аудиторию, была прочитана тоже нашим выпускником, физиком, Владимиром Дмитриевичем Шильцевым, который долгое время работал в ИЯФе, а теперь — директор Центра ускорительной физики Национальной лаборатории им. Э. Ферми в США. Его долго не отпускали, вопросов было очень много, пришлось даже вмешаться, поскольку ребята опаздывали на ужин.

За 48 лет программа Летней школы отработана, мероприятия проверены временем — лекции по математике, физике, химии, биологии, защита фантастических проектов, матбой, физбой, химбой, замечательная лекция Е. И. Пальчикова с демонстрациями физических опытов, вечерами — внеучебные мероприятия...

— А среди ЛШат «звездные» ребята были?

— Да, довольно много ребят, набравших по итогам Летней школы 20 баллов, т.е. получивших все пятерки на собеседованиях — 20 в девятых классах и 23 в десятых. На самой олимпиаде тоже довольно много победителей, в общем, много хороших ребят. Хотя, конечно, в целом уровень у олимпиадников двадцать лет назад был выше.

— А может быть сложнее стали сами олимпиады?

— Дело не в этом. Олимпиады просто вырождаются, и это происходит по двум причинам, тесно связанным друг с другом. Первая причина внешняя — органы народного образования, которые проводят олимпиаду, обюрократизировали этот процесс, экономя на всем. А вторая причина заключается в том, что олимпиады стали своеобразным спортом, ареной для получения высших достижений. Это значит, что ребят надо специально готовить к олимпиаде, они, грубо говоря, ничем больше и не занимаются. Хороший «тренер» отбирает сильных ребят и готовит их много лет, но, честно говоря, не очень понятно зачем. Спортсменов воспитывают для профессионального спорта, это показатель развития массовой физкультуры и спорта, но в олимпиадной деятельности происходит наоборот. Это, конечно, давно уже стало проявляться, но не так было заметно, потому что сохранялся средний субстрат, сам по себе довольно значительный. В последние годы круг олимпиадников заметно сужается. Если раньше на Новосибирскую областную олимпиаду приезжали команды чуть ли не из каждой школы, да более того — каждый желающий мог прийти и поучаствовать, то сейчас далеко не из каждого района бывает команда. Олимпиады по многим предметам проходят в один день, видимо, из экономии. Не говоря уже о том, что раз по итогам Всероссийской олимпиады можно зачислять в вузы, то начинаются какие-то проблемы, хитрости и т.д. На наш взгляд, главная цель олимпиады — заинтересовать ребят, а представители специализированных, например, физико-математических школ, их сейчас много появилось, отберут ребят, которые имеют способности к наукам. А эта идея теряется, органы народного образования, по большому счету, это не очень волнует, тем более у них теперь новая проблема — ЕГЭ раскручивать.

— А у представителей ФМШ, НГУ, выезжающих для проведения областных олимпиад, есть возможность разглядеть талантливых ребят, пообщаться с ними?

— Возможностей таких стало меньше, расписание олимпиад все плотнее, трудно бывает найти время, иногда приходится ограничиваться собеседованием по одному предмету, а раньше ухитрялись провести по трем. Так теперь проходит большинство олимпиад, вроде бы только Московская городская олимпиада проводится по-прежнему.

— А как же тогда попадают к вам ребята из глубинки?

— У нас набор осуществляется на самом деле по трем каналам. По результатам региональных туров Всероссийской олимпиады и недавно реорганизованной Всесибирской олимпиады школьников по математике, физике, химии, биологии и информатике, которая проходит на базе физматшколы. В каком-то смысле это замена городской олимпиады, которую мы проводили раньше. Второй канал — через заочные школы, систему «коллективный ученик», по рекомендациям учителей, с которыми мы поддерживаем тесную связь. Приглашение получает тот, кто успешно справляется с занятиями и проявляет интерес к этим предметам. И третий канал — уже лет десять действует так называемый вольный набор, когда ребята приезжают перед началом ЛШ, проходят олимпиаду, собеседование и по результатам также могут быть зачислены в Летнюю школу, а потом и в ФМШ.

— Способных ребят теперь вроде всячески стараются удержать в своем городе...

— Да. Нынче, к примеру, один из летнешкольников, набравший практически максимальное количество баллов, решил все-таки уехать домой, в Омск. Здесь ему, конечно, понравилось, но дома у него тоже неплохая школа и шанс получать губернаторскую стипендию, которая намного больше, чем у нас.

— Раньше учиться в ФМШ было престижно, школа была национальной гордостью, а теперь столько специализированных школ...

— Она и сейчас не потеряла свой престиж, возникшие в последнее время специализированные школы реально, конечно, другого уровня. Но формально мы потеряли довольно важную вещь, которая «вымылась» из Закона об образовании — право зачислять своих выпускников в НГУ на правах подготовительного отделения, т.е. по итогам своих выпускных экзаменов. Сейчас зачисление в НГУ проходит по итогам Всесибирской олимпиады. У нас 120 победителей, которые имели право быть зачисленными в вузы без экзаменов, раньше было до 200, теперь вот меньше.

— Введение ЕГЭ в ФМШ и прием абитуриентов в НГУ на общих основаниях не говорят ли о том, что университет теряет позиции уникального учебного заведения?

— Вступительные экзамены — это проверка возможности обучения в вузе. Введение ЕГЭ и зачисление в вузы по его результатам — это ориентация на западные образцы, но там своя система — принимается, скажем, 100 человек, а через три года из этих ста остается 20, это обычное явление. Люди там учатся подолгу, нерегулярно переходя с курса на курс, некоторые могут лет 15 учиться — у нас совсем по-разному образовательные системы устроены, и скрещивать их — все равно, что ежа с ужом. Нельзя внедрять еще неотработанную систему ЕГЭ, которая как один из индикаторов школьного образования может использоваться, но не стоит ей чрезмерное значение придавать, тем более тут же перестраивать все правила приема в вузы, причем абсолютно директивно. Факультеты теперь не определяют, по каким предметам принимать, лишены возможности посмотреть на абитуриента, просто понять, что это за человек. Сначала ликвидировали устные экзамены, якобы они сильно коррупциогенные...

— Считается, что исключили субъективизм по отношению к абитуриентам...

— Что значит субъективизм? Вуз набирает студентов для себя. При всяких возможных издержках ему не нужны плохие студенты. А нам предлагают какую-то обезличенную систему. Я не знаю, что говорит официальная информация, но известно, что люди во время ЕГЭ имели возможность получать секретную информацию, в том числе и по телефонам во всех регионах, начиная со столицы. Есть примеры, когда в класс сажали учителей, которые писали экзамены за школьников... Нельзя все сводить к одному индикатору, тем более смешивать индикатор школьных успехов и профессиональный отбор для обучения в вузе. Сам я математик, но допускаю, что иногда у абитуриента могут быть слабые знания по математике, физике, может, у него в школе эти предметы плохо преподавались, но у него есть конструкторские способности, и он недостающие знания в вузе получит, однако при новых правилах он не поступит, потому что не набрал нужный балл на ЕГЭ, а во время собеседования опытный преподаватель увидит это. В университете собеседование осталось только на факультете журналистики, там смогли познакомиться с каждым абитуриентом, и им все факультеты жутко завидовали.

— На ваш взгляд, что нужно бы сделать, чтобы изменить ситуацию?

— Во-первых, изменить систему Всероссийской олимпиады. Возникновение параллельной системы — это уже доказательство того, что олимпиада функционирует неправильно, ее надо вернуть в рамки примерно 30-летней давности. Во- вторых, вопрос с наборами в вузы надо решать по-другому, а не так, как сейчас предлагается. И вообще — сколько можно экспериментировать с системой образования? В министерство все время приходят новые люди и каждый — великий реформатор. Каждые два-три года вопросами образования и олимпиадами занимаются новые чиновники, часто вообще не знающие, что это такое — и они управляют этой системой. Все постоянно меняется, реформируется и часто ощущение такое, что бездумно.

У нас есть замечательные, отработанные системы, надо их поддерживать, совершенствовать, а не строить поспешно нечто совершенно новое. Классический пример — федеральные университеты. Взяли Красноярск (вроде бы потому, что губернатор подсуетился) и практически на пустом месте начали строить. Позже даже В. В. Путин сказал, что зря на пустом месте начали создавать, надо вносить коррективы, а сколько уже денег вбухали... Почему Красноярск, а не Томск, он-то, на мой взгляд, явно был предпочтительнее — это действительно образовательный центр! Конечно, в Красноярске есть хорошие ученые и квалифицированные инженеры, но там нет образовательного центра.

Что касается набора в НГУ по результатам ЕГЭ, то через семестр-два будет ясно, кого набрали. Я читаю лекции по математике на экономическом факультете, и уже в прошлом году заметил, что студенты были немножко другие, хотя набор был сделан не полностью по ЕГЭ. Это уже был другой уровень, другая степень усвоения материала. К сожалению, с введением ЕГЭ парадигма школьного образования меняется — учителя трезво расценивают, что для успешной сдачи экзамена достаточно подготовиться к уровням А и Б, а это зубрежка. С — это уже от бога, все равно этому не научишь, это способны решить только единицы. Разработчики тестов, конечно, подстраховались — там есть задачи, которые действительно очень трудно решить, они вполне на уровне вступительных экзаменов в университет. Ребята, которые 100 баллов получили, неплохо справились с этими задачами. Неординарно мыслящие ребята, своеобразные не только в мышлении, но и в организации своей деятельности, часто допускают элементарную небрежность или чисто технические ошибки, на чем и могут погореть. Нашелся у нас фымышонок, который на экзамене по информатике не галочки поставил, а заштриховал квадратики, а машина прочитала, что это полный ноль...

стр. 8

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?19+515+1