Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 37 (2722) 17 сентября 2009 г.

ПРЕИМУЩЕСТВА
ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ВЫБОРА

В начале сентября отметил день рождения директор Института неорганической химии доктор химических наук В. П. Федин, один из самых молодых директоров в Сибирском отделении. Дата, в общем-то, не громкая, но считается приметной — 55 лет.

Л. Юдина, «НВС»

Иллюстрация

Бытует мнение, что, когда «сходятся» две пятёрки, наступает самое благодатное время в жизни. Добавим ещё одну пятёрочку — идёт пятый год, как Владимир Петрович возглавляет институт, пользующийся в научном мире заслуженным авторитетом. В Сибирском отделении В. П. Федин трудится почти три десятка лет. Географический выбор места обитания в какой-то мере можно назвать случайным, и тем не менее...

После окончания химического факультета Московского государственного университета молодой специалист Федин совершенно твердо определил для себя две позиции. Прежде всего — занятие наукой. С первого курса он был нештатным сотрудником лаборатории А. Н. Несмеянова на кафедре органической химии и вместе со всеми занимался проблемами металлоорганической химии. По этой теме и защитился — там же в университете.

Работать собирался непременно где-то недалеко от столицы. Средняя полоса России привлекала его и природой, и климатом — родом Федин из Пензы. Начал свой трудовой путь в Пущино — крупном научном центре, ведущем биологические исследования на высочайшем уровне. Молекулярная биология была молодому человеку чрезвычайно интересна, но... Всё-таки в душе и по призванию он был абсолютным химиком.

Когда профессор С. П. Губин возглавил в ННЦ СО РАН Институт неорганической химии, то пригласил в Сибирь и В. Федина. Такой вариант в планах Владимира Петровича не значился и никогда не рассматривался: за Уралом он и сам не бывал, и родственники в Сибири не проживали.

Но решение было принято. И в 1981 году, оставив Пущино, биологию, изменив органической химии, В. Федин стал сотрудником ИНХ. Как раз в то время особое внимание химиков было привлечено к кластерам. Ими Владимиру Петровичу и предлагалось заняться, что он и сделал. Как оказалось впоследствии, именно это ему и было нужно. Все последующие годы служили тому подтверждением. Теперь даже можно начинать записки «Моя жизнь в Сибири».

Двигаясь по накатанному пути от м.н.с. и выше, и выше, около пяти лет назад В. П. Федин встал во главе Института неорганической химии.

— Что было для вас самым сложным на первых порах?

— Одновременно приходилось держать в голове и выполнять множество дел. Причем разных по значимости и срочности: что-то нельзя отложить ни на минуту, и надо принимать срочное решение. Повседневные заботы и дела, может быть, и не такие сложные, тоже одолевали, требовали времени, внимания, ответственного подхода. На этом посту надо быть «многостаночником». И сегодня для меня довольно непросто переключаться с одного на другое. Но если своевременно не отследить, не прореагировать, как того требует ситуация, отложить выполнение на завтра — потом на тебя словно лавина обрушится.

— Вы ведь еще лабораторию кластерных и супрамолекулярных соединений возглавляете. Какие научные проблемы можно назвать основными на сегодня?

— Если раньше нас привлекали халькогенидные кластеры, то сейчас больше интересуют те, что содержат атомы кислорода в составе полиоксометаллатов. У этих соединений много практически важных свойств. Та область, в которой мы уверенно продвигаемся вперед, называется супрамолекулярной химией, и конкретные ее разделы — кластеры, молекулярные контейнеры и координационные полимеры. Работы здесь сулят хорошие выходы в практику. Можно целенаправленно, заранее программируя, создавать системы, которые по своей сложности, а главное функциональности, напоминают биообъекты, то есть живые системы.

Иллюстрация

Мы, конечно, не первооткрыватели, а лишь одна из команд, активно работающая на идею. Подчеркну, что это одна из важнейших ветвей современной химии, которая определяет прогресс в развитии науки. Сейчас нас очень интересуют молекулярные контейнеры, которые можно использовать для адресной доставки лекарств. Металл-органические каркасы во всем мире пытаются приспособить для хранения летучих газов — водорода, ацетилена, некоторых токсичных газов. Этим направлением лаборатория занимается совместно с Институтом катализа, работается интересно. Когда делаем такие пористые соединения хиральными, то пытаемся использовать их для разделения биологически активных молекул на оптические антиподы. Очень актуальная проблема, завязанная на здоровье человека.

Супрамолекулярная химия очень восприимчива к нанотехнологиям. Она позволяет создавать объекты, обладающие нужными свойствами в разных областях. Возможности просто неограниченные. Мы пока только в начале пути.

У лаборатории немало статей в престижных журналах, есть патенты, гранты. Финансовая поддержка свидетельствует о том, что нас знают, ждут от нас практических рекомендаций.

— Владимир Петрович, как сказались на институте последние перестроечные годы?

— Главное — удалось без ощутимых потерь пройти через период реформирования науки. Институт наш многопрофильный, коллектив большой. В основном мы сохранили все те направления, в которых всегда были сильны: синтетическая химия, функциональные материалы, выращивание практически важных для современных технологий монокристаллов. То есть сохранили и развиваем базу, которая при неблагоприятно складывающихся обстоятельствах могла бы сильно пострадать, что, конечно бы, сказалось на научной деятельности и престиже ИНХ.

Сокращение числа сотрудников, как было предписано, тоже провели грамотно и разумно. Так что институт по-прежнему полон сил и развивается.

— У вас заметно больше стало молодых сотрудников. Выработали беспроигрышную стратегию?

— Год за годом мы ставили кадровые проблемы во главу угла, размышляли, чем можно «зацепить» ребят, как превратить в настоящих химиков-неоргаников. В Сибирском отделении много прекрасных химических институтов — один Институт катализа чего стоит! Конкуренция большая. Мы стараемся прежде всего завлечь молодежь интересной работой, актуальными проблемами. Исследования на высоком уровне обеспечивают публикации в уважаемых научных журналах. Опекаем их, создаем условия, чтобы аспиранты защитили кандидатские диссертации за три-четыре года. Если тематика определена правильно, такое вполне возможно — выполнить работу быстро и качественно.

Не считаю, что в области кадровой политики решены все вопросы. Успокаиваться рано. И вот еще какую тему хочу затронуть. Уже сейчас мы начинаем чувствовать, что выпускников университета не так уж и много, на всех не хватает, особенно химиков. Задача, которую поставили при организации НГУ, проста и понятна: готовить кадры для науки, для Сибирского отделения. ФЕН в этом плане делает все возможное. Во всяком случае химики остаются работать в профильных институтах. Хорошо бы расширить факультет, чтобы была возможность выбирать, не бояться, что молодых специалистов переманят конкуренты.

Хорошо бы Сибирскому отделению удалось решить проблему приглашенных постдоков. Скажем, было бы в Институте неорганической химии их человек 30-40 из разных стран. Это дополнительные рабочие руки, новые идеи, оригинальные результаты. Финансовые вливания маленькие, а польза большая.

— Как-то в Дни науки присутствовала на встрече сотрудников ИНХ со школьниками. Как интересно, популярно вы излагали сложный материал! Наверное, сказывается опыт популяризатора науки. Много лет преподаете?

— Пожалуй, все годы. В ФМШ работал, в НГУ. Сейчас читаю неорганику на первом курсе. Стараюсь показать всю красоту науки, ее возможности, перспективы. Главное свое слово она еще не сказала. Впереди у неорганики много захватывающих открытий. Именно им, сегодняшним первокурсникам, предстоит осуществлять задуманное.

Относительно популяризации науки. В моей лаборатории правило — статьи сотрудников должны появляться не только в строгих научных журналах, но и в массовых изданиях. То есть постоянно ведем просветительскую работу. Есть отклик, что нас радует.

— Что на данном этапе директору больше всего хочется сделать для института?

— Оборудования бы добавить! Сибирское отделение очень нам помогает. Но если бы удалось получить несколько дорогостоящих установок, о которых мечтаем (стоят они под миллион евро), мы бы смогли решить несколько очень важных задач.

— Например?

— Разработать новые классы материалов для высокоселективного катализа, хранения газов, для энантиоселективного разделения практически важных веществ, например, лекарств.

— Строгий ли вы директор? Какая из черт характера человека вас особенно раздражает, а какую считаете основополагающей?

— Строгий ли я, вопрос не ко мне. Стараюсь быть ровным в отношениях со всеми. Не выношу необязательности. Когда человек дал слово что-то сделать и не выполнил обещания — могу и голос повысить. Каждый должен отвечать за свои слова и поступки.

Особенно ценю в сотруднике профессионализм, крепкие знания в своей области, отношение к работе. И умение налаживать контакты с окружающими — это очень помогает при решении любых проблем. Работу надо любить. От всей души. Я много времени провожу в институте. Даже в ущерб семье. Но, слава Богу, дети выросли, выучились, имеют хорошие специальности — у меня их четверо, три сына и дочь. Растут внуки.

Знаете, в своей жизни я встречал множество замечательных людей, в каждом выделял главную черту характера и старался приложить ее к себе. При этом главным все же оставалось отношение человека к делу, которому он служит.

— Что в ваших научных планах на ближайшее время?

— Прямо завтра еду в Казань на конференцию по химии кластерных соединений. У меня пленарный доклад, посвященный новым результатам в химии полиоксометаллатов. Чуть позднее — конференция по дизайну супрамолекулярных систем, буду рассказывать о кукурбитурилах, о включении в них стабильных радикалов, о том, как изменяются свойства последних после того, как их включают в молекулярную матрицу. Эта часть работы выполнена в моей лаборатории. А в начале ноября три сотрудника ИНХ, в числе которых и я, поедут в Китай на конференцию по координационной химии. Мой приглашённый доклад — по металл-органическим координационным полимерам и их использованию для катализа и селективной сорбции.

— Знаю, что вы не сторонник широкого официального празднования значительных дат в своей жизни. Но 55-летие как-то обозначили?

— А как же! Всей лабораторией отправились на берег Обского моря, жарили шашлыки. Нас человек тридцать, включая аспирантов и студентов, люди в основном молодые и энергичные. Я второй по возрасту.

— Вы по натуре оптимист или пессимист?

— Уж точно не пессимист! Жизнь прекрасна во всех своих проявлениях: череда событий разной окраски и значимости, встречи и расставания, которые накладывают отпечаток на твой характер и вносят в процесс развития личности определенный вклад. Это, наконец, поступательное движение к цели. Многое зависит от твоего восприятия происходящих событий, их оценки.

— Как считаете, удача часто на вашей стороне?

— На судьбу не обижаюсь.

стр. 4

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?6+516+1