Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2017

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 38 (2723) 24 сентября 2009 г.

«НГУ НАУЧИЛ ВЕРИТЬ В НЕВОЗМОЖНОЕ,
НЕ БОЯТЬСЯ СВЕРХЗАДАЧ И ТРУДНОСТЕЙ»

Иллюстрация

«Новосибирский государственный университет (Novosibirsk State University), российский университет, расположенный в Академгородке в Сибири; обеспечивает высокий уровень образования, имеет тесные связи с Сибирским отделением Академии наук РФ. Университет был основан в 1959 г. для организации новых региональных научных центров и интеграции учебного процесса с научными исследованиями. Его деятельностью руководил выдающийся ученый М. А. Лаврентьев, который привлек к работе высокопрофессиональных преподавателей. Модель научного центра в Новосибирске использована при создании других научных городков, таких как Дубна (ядерная физика) и Троицк (химия) в России и Цукуба — в Японии».

Шестой том Британской энциклопедии
«Изобретения и технологии»


Владимир Александрович Собянин,
ректор Новосибирского государственного университета,
доктор химических наук, профессор:

— Насколько результативно университет встроен в связку «образование — наука — инновации»?

— Сейчас нет ни одного вуза в России, который был бы интегрирован с наукой так, как наш университет. Да и за рубежом тоже. Хотя по образу и подобию Новосибирского научного центра есть центры в Японии, Корее. Но думаю, такой глубокой интеграции, как у нас, нет нигде. По крайней мере, что касается точных и естественных наук.

По поводу инноваций. Если удастся решить проблему с подготовкой действительно квалифицированных инженеров, то вся цепочка «образование — наука — инновации» у нас будет создана. Бизнес-образование у нас серьезное. Есть MBA, есть программа «Менеджер инновационного бизнеса», есть, наконец, экономический факультет. Если говорить о технопарковых структурах, об инновационных кластерах, которые собираются создавать в Академгородке и которые должны окружать университет, то инженеры здесь, без сомнения, нужны. И мы бы эту проблему могли полностью закрыть.

Если продолжать рассуждать о цепочке: «образование — наука — инновации», то следует сказать о том, что многие наши выпускники создали свои инновационные фирмы и успешно работают в бизнес-структурах, связанных с высокими технологиями. От идеи до продукта — очень много стадий. Ясно, что, если люди учились в одном вузе, если они имеют близкий менталитет, им всегда проще договориться, проще понять друг друга. Мне кажется, что вся цепочка, приводящая к инновациям, должна быть в одном месте. Только производство можно выносить на другую, не очень удаленную площадку.

— Какие ценности, помимо умения думать, НГУ прививает своим студентам?

— Ценности у людей должны быть, в первую очередь, человеческие. Мне кажется, что, в первую очередь, многие из наших выпускников — это личности. Не растеряться в бурном море жизни, найти выход из любой ситуации и быть не простым специалистом, а виртуозным левшой — главное, чему учит НГУ.

Сейчас очень модные слова: «компетенции», «знания», «умения», «навыки». Можно медведя косолапого выучить ездить на велосипеде, и он тоже будет обладать компетенциями: он знает, умеет и ездит! Главное, мне кажется, — это экспертные знания. Знания, которые позволяют человеку не только делать то, что он сейчас умеет, но позволяют взглянуть чуть вперед и сказать: вот, чем надо заниматься, вот, что надо делать. Это то, о чем сейчас пока не говорят, но думаю, скоро начнут. За такими знаниями наше будущее.

Мне кажется, у наших студентов и выпускников есть не только навыки и умения, но и элементы экспертных знаний, которые позволяют предвидеть и прогнозировать. Что такое наука? Каждый пытается найти свою нишу, сделать что-то свое, сгенерировать новое знание. И дай бог, чтобы генерировали! Если специалист только воспроизводит что-то, ищет под фонарем, который уже кто-то зажег, это исполнитель. Он обладает знаниями, умениями, навыками. А вот придумать что-то новое, что до тебя никто не делал, — это сложно. Но и как интересно!

Иллюстрация

Александр Леонидович Асеев,
академик, председатель Сибирского отделения
Российской академии наук,
директор Института физики полупроводников СО РАН:

— НГУ задумывался и создавался как одна из сторон «треугольника Лаврентьева»...

— Как важнейшая сторона...

— А сейчас вы как председатель СО РАН как считаете, НГУ справляется с этой ролью?

— В принципе, да. Работает НГУ не хуже. С существующей потребностью в кадрах (а она стала меньше, чем в советское время) университет справляется. То, что наука бурно развивается во всем мире, но не у нас, — это не вина ученых или преподавателей; мы, к сожалению, теряем некоторые направления, в которых были сильны... Плохо, что дух дерзаний и успеха потерян. Но те, кто почувствовал вкус к науке, почувствовал, что он подобен богу (это слова академика Ж. И. Алферова), потому что он самым первым понял в своей области то, что раньше не было никому известно — такие люди есть и на них наука держится. Возможность быть первым — это то, что двигает их в науку.

В любом институте есть абсолютно увлеченные люди, которые, как говорится в анекдоте, если введут плату за вход, будут платить, но ходить на работу.

— Этот «вкус к науке» формируется в НГУ?

— Во многом да. У нас довольно много выпускников из Новосибирского государственного технического университета, это тоже хорошие ребята, сильные при решении сложных задач практического плана, но научная, фундаментальная подготовка в НГУ пока еще сильнее.

— Выпускники вашего поколения отличаются от тех, кто сейчас приходит после НГУ к вам в институт?

— Роль НГУ в формировании контингента научных сотрудников СО РАН, в том числе и нашего института, исключительно велика. У нас в институте из 250 научных сотрудников около половины — выпускники НГУ. Что касается разницы, то она есть. Раньше из группы в 15-20 человек пять-шесть были совершенно блестящими ребятами, на лету все схватывали, сразу включались в работу, были очень талантливыми, становились в будущем выдающимися учеными. Они во многом и сейчас обеспечивают научную успешность института. Сейчас из группы в 15 человек только один-два человека такого уровня. Таланты становятся более редкими.

— Каким бы вы хотели видеть университет?

— Университет достоин быть мировым образовательным центром. К сожалению, события последних лет не слишком этому способствуют. Раньше он собирал лучших ребят со всей Сибири, а сейчас очень жесткая конкуренция идет с Томском, Красноярском. Постоянно возникают проблемы, связанные с дороговизной: поехать дорого, учиться дорого, родители должны помогать, студенты должны подрабатывать... Это сильно подрывает творческое отношение к учебе. Сейчас появились объективные проблемы, но НГУ должен стать сибирским Оксфордом или Стэнфордом, чтобы был высочайший уровень преподавателей, чтобы исследования развивались в темпе развития мировой науки. Чтобы он стал реальным и действенным соучастником мировых образовательных процессов.

Иллюстрация

Виктор Александрович Толоконский,
губернатор Новосибирской области:

— Университет развивается правильно и вполне эффективно. Он умеет сегодня мобилизовать способности и таланты студентов, сохранил особую систему довузовской подготовки своих студентов. Именно в этом университете, как ни в каком другом, даже самом уважаемом вузе нашей страны, готовят специалистов, лучше всего пригодных для исследовательской работы. Университет в Академгородке имеет большое будущее, хорошие перспективы. Он заслужил особого внимания к своему развитию и со стороны государственных органов, и со стороны общественности, и со стороны научного сообщества. Убежден, что ближайшие годы второго пятидесятилетия его жизни будут годами интенсивного качественного развития.

Николай Леонтьевич Добрецов,
академик, заведующий кафедрой минералогии ГГФ НГУ,
член Президиума РАН, научный руководитель Института
геологии и минералогии СО РАН,
председатель СО РАН
и вице-президент РАН с 1997 по 2008 гг.:

— Я считал и считаю, что университет сыграл огромную, можно сказать, в значительной мере определяющую роль в развитии Сибирского отделения. Во все времена, с самого начала это был принципиально новый университет. И сразу же из НГУ стали выходить выдающиеся люди. В трудные времена, когда мы испытывали огромную утечку кадров и дефицит высококвалифицированных специалистов, университет за счет новых выпускников позволял этот недостаток компенсировать.

стр. 5

Василий Васильевич Пархомчук,
член-корреспондент РАН,
заведующий научно-исследовательской лабораторией ускорителей
в Институте ядерной физики СО РАН,
выпускник физического факультета 1968 года:

В студенческие годы мы были с головой погружены в науку. Это была своеобразная романтика — заниматься исследованиями с 9 утра до 9 вечера. Конечно, мы подрабатывали — могли разгрузить вагон и получить по 10 рублей на брата. Мы работали мышцами, но ничто не отвлекало нас от научных мыслей. В 1960-е к нам нередко приезжали ученые из Москвы и институтов РАН — мы встречались даже с космонавтами. В большой физической аудитории не было свободных мест, люди стояли в проходах и толклись у дверей. Эти встречи поистине незабываемы.

Иллюстрация

Анатолий Михайлович Шалагин,
член-корреспондент РАН, профессор,
директор Института автоматики и электрометрии СО РАН,
заведующий кафедрой квантовой оптики физического факультета НГУ,
выпускник физического факультета 1965 года:

Cтудентов было совсем немного, и мы практически все друг друга знали. Мы были молодыми, а университет — совсем молодой. Эти две молодости способствовали восторженному восприятию жизни, ощущению приобщения к большому новому делу. Преподавали нам ведущие академики и профессора. Мы хорошо понимали, что получаем знания от корифеев науки, которые сами внесли и вносят весомый вклад в копилку этих знаний. Это явилось хорошим стимулом для того, чтобы проявлять упорство и увлеченность в освоении основ преподаваемой нам науки.

Естественно, увлекались мы не только наукой, что характерно для молодого возраста. Различные спортивные секции, кружки, ансамбли, студии, художественная самодеятельность — все это не проходило мимо нашего внимания. Сам я в течение всего времени обучения в университете ходил в балетную студию, занимался туризмом и горными лыжами (последнему увлечению предан до сих пор).

Нельзя не упомянуть еще и о том, что годы нашей учебы в Новосибирском государственном университете пришлись на пик политической «оттепели» в стране. Это тоже не могло не отразиться на общей атмосфере в университете. И студенты, и преподаватели с энтузиазмом участвовали в политических дискуссиях, создавали клубы по интересам.

Конечно, главной нашей целью было получение качественных знаний. Именно в те годы формировалось собственное лицо нашего университета, быстро ставшего одним из ведущих университетов страны, каким он является и в настоящее время.

Иллюстрация

Виктор Николаевич Опарин,
директор ИГД СО РАН, член-корреспондент РАН,
доктор физико-математических наук, профессор,
основатель и заведующий кафедрой геомеханики ГГФ НГУ,
выпускник геолого-геофизического факультета 1974 года:

Из студенческой жизни запомнилась атмосфера. Ее создавали, в первую очередь, профессора. Профессора с большой буквы. Это и педагоги, и деятели науки. У нас с вами в НГУ есть уникальная возможность — получать сведения из первых рук: от творцов науки, культуры. Хорошо знать историю, без приукрашивания. Историческая конъюнктура, которой грешит последнее десятилетие, в те годы чувствовалась меньше всего — максимально объективный взгляд на историю, культуру России как великого государства. Профессора показывали пример мудрости в отношении к жизни, прививали нам стандарты человечности, культуры в самом широком понимании этого слова и главное — гражданскую позицию, без чего люди уподобляются перекати-поле. Это растение от легкого дуновения ветра летит по степи, куда потоки воздуха вынесут, а университет — это формирование «корневой системы». Университет и отличался тем, что такие базовые позиции, явно или неявно, были заложены в основу подготовки кадров. Профессора и студенты могли спорить, беседовать «на равных» и впитывать, с одной стороны, молодой задор и незашоренность взглядов — это студенты, а с другой стороны, приобретать «элемент задумчивости» — это профессора. Профессоров своих мы воспринимали не как назидателей, а как коллег и старших товарищей.

Наша студенческая жизнь бурлила. Бурление создавалось двумя сторонами — молодыми профессорами и самими студентами — это гремучая смесь. Маевки проходили в неформальном сообществе: в лесу, на Обском море, очень весело, культурно, эмоционально отмечали эти весенние победоносные дни. А какие были экспедиции! Проехали, проездили Алтай, прекрасную жемчужину потенциального туризма, Камчатку, Сахалин. Все шло в тесном взаимодействии, общении, обмене. Ведь трудно сказать, что и когда ты получил от собеседника-коллеги. Это не вербализируется. Достаточно иногда одного взгляда, хмыканья, обнимания. Это все учеба. Это сообщество воспитывало, обогащало, способствовало широкому, не догматичному, творческому взгляду на жизнь. Когда попадаешь в такую среду, то хочешь ты этого, или не хочешь (а мы хотели), но она пронизывает тебя и создает ту почву, на которую можно опереться.

Евгений Александрович Бойко,
ректор Сибирской академии государственной службы,
выпускник экономического факультета 1973 года:

Учили нас достаточно строго. На первый курс у нас, если правильно помню, поступало 105 человек, а дипломы получили 49. Сейчас таких отсевов нигде нет.

Подчеркну такую особенность университета: нас приучали к самостоятельности. Научили мыслить и думать. По большинству предметов учебников как таковых не было. Учились по научным статьям, публикациям наших преподавателей.

Стройотряды запомнились. Тогда эта традиция так называемого «безвалютного обмена» только развивалась. В Польшу в Краковский университет приезжали, месяц работали на стройках. Денег нам не давали. А было так: после работ две недели ездили по Польше. Еще ездили на остров Шикотан. На сайровую путину. Там в основном девчонок брали: ручная работа — сайру надо было разделывать. Парней было мало. Шикотан — приграничная зона, да и это один из четырех островов, из-за которых возник скандал у России с Японией. Мы туда двое суток шли, корабль видели, назывался «Советский Союз» — конфискованный в годы войны у немцев, пятипалубный, с бассейном. Это было в диковинку. Еще мы лазали, наблюдали, как шхуны арестованные приводили, доты, оставшиеся от войны находили, рассматривали. Два месяца там провели. Интересно было.

Виктор Генрихович Винс,
заместитель генерального директора по науке
и новым технологиям компании «Новые Бриллианты Сибири»,
кандидат физико-математических наук,
выпускник физического факультета 1979 года:

Годы учебы в НГУ были настолько яркими, насыщенными самыми разнообразными впечатлениями и событиями, что выделить какие-то конкретные эпизоды практически невозможно. Сильное впечатление производили наши физфаковские преподаватели, в первую очередь, герои всех студенческих эпосов Г. В. Коткин, В. Г. Сербо и Г. В. Меледин. Мне кажется, они преподаватели «от бога». Думаю, все физики, которым довелось сдавать семестровые задания или экзамены этим профессорам, поймут, о чем я говорю. С первых шагов и на протяжении всей учебы лекции нашему курсу читали маститые ученые, академики и члены-корреспонденты Академии наук С. Т. Беляев, Р. И. Солоухин, Б. В. Чириков, Л. М. Барков, С. С. Кутателадзе, В. Е. Накоряков. Помимо того, что они были (к сожалению, некоторых из них уже нет с нами) профессионалами высшей пробы, они обладали широчайшим кругозором, большой культурой и развитым чувством юмора. Запомнилось рассуждение академика Кутателадзе о том, что «студенты точно произошли от обезьяны». К такому выводу он пришел, сидя на заседании Ученого совета НГУ за новой партой, на которой уже кто-то успел написать что-то не совсем литературное.

Университет дал не только знания. Ребята, однокурсники, с которыми вместе жили в общежитии № 8/2, стали друзьями на всю жизнь. Конечно, запомнились наши праздники, в первую очередь традиционный День физика. На четвертом курсе мы встречали его в образе панков (был 1978 год, и на Западе набирало силу это молодежное движение). Нацепили на себя соответствующий, насквозь дырявый, гардероб и обильно раскрасили друг друга краской. Пока костюмированное шествие двигалось по Академгородку, мы успели вволю позабавить своим видом посетителей ТЦ и ресторана «Золотая долина».

Университет дал все: от фундаментальных теоретических знаний до умения работать руками. Последнее было приобретено на четвертом-пятом курсах, во время практики в НИИ. Мне кажется, главное, чему научили в университете, заключается в умении быстро понять суть проблемы и наметить возможные пути ее решения. Сразу после окончания НГУ это помогало выполнять задачи, поставленные научным руководителем, позднее — самому ставить задачи своим сотрудникам.

Во время студенчества все мы твердо знали, что учимся в одном из лучших университетов мира. Объективно так оно и было и, наверное, так и есть. Я хочу, чтобы нынешние студенты имели такую же твердую уверенность.

стр. 6

Николай Григорьевич Красников,
мэр наукограда Кольцово,
выпускник механико-математического факультета 1977 года:

Университет подарил мне, прежде всего, множество друзей, с которыми до сих пор иду по жизни, научил верить в неминуемое торжество здравого смысла и справедливости. Именно в универе рожденные и окрепшие свобода мыслей, поступков, его демократичный дух в сочетании с первым опытом ответственности комсомольских студенческих лет по-настоящему помогают и сегодня.

НГУ научил верить в невозможное и не бояться сверхзадач и супертрудностей. Вот почему говорят, что матфак НГУ — это глобально!

Воспоминаний море! Сколько чудных традиций мы продолжали и начинали!

Мы много учились, но как отдыхали! 12-часовой непрерывный футбол! (Слава Дьякову Николаю Петровичу!..)

На нашем третьем курсе родилась знаменитая «Контора братьев Дивановых» со своими первыми кочанами веселой «капусты».

Наша 214-я группа набегала больше всех километров на лыжах, умноженных на пятерки, и на две недели укатила в призовую поездку в Москву на пятом курсе, забыв о дипломах... Ах, студенческая столица!

До сих пор горжусь тем, что сам несколько лет подряд организовывал суперэстафету, достойную книги рекордов Гинесса: 50 × 400 м. Матфак против всех. Бежали почти час!

А интернедели, интеротряды, дискотеки с трепетным опытом первых поцелуев... Даже не верится, что мы еще и учились!

После окончания НГУ тридцать лет живу в Кольцово, работал научным сотрудником (моделировал первичные структуры), почти 20 лет — глава администрации наукограда.

Ежедневно и всегда помогают универские навыки: умение контактировать с людьми, демократичность, способность по-хорошему ершиться и не бояться быть «белой вороной», а главное — в универсальном и всесильном методе последовательных приближений к существующей и единственной истине и высокой цели. НГУ научил занимать и отстаивать активную позицию и держать удары судьбы.

Желаю университету силы духа и тела! Вернуть многие спортивные традиции и былую славу. Новых строек, новых корпусов и общежитий, новых истин, новых пятерок и новых друзей тебе, наш главный университет жизни!

Евгений Васильевич Афонасин,
ведущий научный сотрудник Института философии и права СО РАН,
руководитель Центра изучения древней философии и классической традиции,
доктор философских наук, профессор, магистр медиевистики,
выпускник физического факультета 1991 г.:

Вспоминается, как уходили в армию. Всем курсом! Кажется, в 1983 году на несколько лет отменили отсрочку для студентов (решили оздоровить армию?), и в результате всем физфаком сели в вагон и отправились кто куда, большинство — в Забайкалье. В нашей части, как и в других частях в нашем полку, студенты НГУ составляли почти четверть. Мне в армии довелось выполнять животрепещущую роль — я был почтальоном нашего батальона, отвечал за святое для каждого солдата — связь с родными. Старался, как мог, но крайним иногда оказывался. Помнится, с каким удивлением рассматривали наши сослуживцы газету «УЖ», которая приходила каждому студенту НГУ. Уважали и завидовали. А потом на соседнюю площадку приехали ребята и девушки из университета — посмотреть, как мы живем. Добившись разрешения от начальства, мы погрузились на автобус и провели с ними несколько часов. Это была, наверное, одна из самых незабываемых встреч в моей жизни. Мы смотрели на них и не могли насмотреться.

Демобилизовавшись, ранним утром с читинского поезда автобусом номер 8 приехали в Городок. Через пару месяцев начались занятия, и в один из первых дней мы оказались... на военной кафедре. Когда какой-то офицер нам начал диктовать в «прошнурованную тетрадь с пронумерованными страницами» то же самое, что и замполит в армии, часть народа ушла покурить и не вернулась, а когда дембелей попытались поставить «на тумбочку» — ушли остальные.

Мы написали листовки и объявили о всеобщем бойкоте занятий в НГУ. Требование очень простое: освободить отслуживших в армии от военной кафедры, «хотим, чтобы наши погоны остались чистыми». У меня до сих пор сохранилась одна из этих листовок, изготовленных в нашей комнате на печатной машинке (всю ночь печатали и раскрашивали). Наутро на площади перед главным корпусом НГУ и в холле было многолюдно. Занятий не было, выступали разные чиновники, нас пригласил на беседу ректор. Были, чего греха таить, различные предложения, даже вроде: а не исключить ли вас всех из университета? Нет, всех не исключите! Нас было много, и мы ничего не боялись: вернулись из армии, а некоторые — с войны.

Итог — мы никогда больше не поднимались на четвертый этаж главного корпуса НГУ. Никакой военной кафедры, и ощущение свободы и уверенности в своих силах, оставившее след на всю жизнь. На собственном опыте мы убедились в том, что если ты знаешь, что прав, и у тебя есть верные друзья, тебе ничего не страшно, никакая идеология и бюрократия.

Константин Николаевич Наумочкин,
исполнительный продюсер телеканала СТС,
лауреат премии ТЭФИ,
выпускник физического факультета 1982 года:

Меня не покидает, может быть, странное чувство — я каждое мгновение помню и ощущаю, что я выпускник нашего университета. Это, как будто, описывая свою внешность, вы обязательно скажете и про рост, и про цвет глаз, и про Новосибирский государственный университет. Я думаю, для большинства из нас Универ — неотъемлемая часть личности каждого. И все мы прекрасно понимаем, что его здание могло быть другим, аудитории побольше или поменьше, «и огромных сосен, вечно зеленых и вечно прекрасных» на углу могло не быть, а Универ был бы. Ведь главное — учителя и друзья, главное — СО АН, окруживший университет институтами и настоящей наукой, атмосфера Академгородка и его люди. Университет научил многих из нас «пахать», дал особое мировоззрение, развил способность к анализу, вручил метод «эксперимент, теория, практика». Ну а про то, что все нашли в университете друзей на всю жизнь, многие — жен на всю жизнь, и говорить, наверное, долго не следует. Все про это скажут. И правильно сделают. Вот и я сказал.

Иллюстрация
Фото Антона Уницына

Артем Николаевич Пухальский,
советник директора ФГУ «ННИИПК Росмедтехнологий»
(Институт им. акад. Е. Н. Мешалкина),
кандидат экономических наук,
выпускник факультета журналистики 2003 года:

Университет дал определенное чувство общности, принадлежности к академической школе, огромному опыту и знаниям. Слышал много историй о том, как, встречаясь в другом городе или за рубежом, малознакомые в университетские годы люди радовались друг другу, как давним друзьям, и проводили много часов вместе, вспоминая, рассказывая, и продолжали поддерживать отношения после прощания. Со мной такое тоже уже случалось. И, не скрою, это приятно.

Над разделом работали: Виктория Беленко,
Дина Голубева, Галина Казарина,
Павел Красин, Мария Сорокина,
Екатерина Унгур, Наталья Яковлева.

стр. 7

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?8+517+1