Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 41 (2726) 15 октября 2009 г.

ШЕСТЬ ДЕСЯТИЛЕТИЙ
ПОЗАДИ...

15-16 октября празднует свое 60-летие старейший институт Сибирского отделения РАН — Институт земной коры. Вообще-то официальная дата его создания — февраль 1949 года, когда вышло распоряжение Совета Министров СССР, разрешающее Академии наук СССР организовать в Иркутске Восточно-Сибирский филиал, а в его составе Институт геологии — так раньше он назывался. Но в коллективе решили, что осень, когда все собираются из экспедиций, отпусков, время более подходящее для торжеств.

Галина Киселева, «НВС»

Интересно, что в 1949-м в структуре института было создано всего два сектора, а в штате на конец года числилось шесть человек: два старших научных сотрудника (Н. А. Флоренсов и Е. В. Павловский), три младших без ученой степени (П. М. Хренов, Д. В. Семенюк, А. Л. Плешанова) и один лаборант (А. П. Гладких). Сегодня в штате института 298 человек. Здесь работают академик и член-корреспондент Академии наук, 29 докторов наук и 67 кандидатов, 11 сотрудников имеют звание профессора.

Основные направления, которыми занимается институт — «Современная эндо- и экзогеодинамика», «Геологическая среда и сейсмический процесс. Ресурсы, динамика подземных вод и геоэкология», «Внутреннее строение, палеогеодинамика, эндогенные процессы и флюидодинамика континентальной литосферы».

Иллюстрация

Результаты исследований иркутских ученых-геологов хорошо известны в России и за рубежом. Институт — ведущее научное учреждение страны по проблемам континентального рифтогенеза, признанный центр по проблемам неотектоники, геоморфологии, гидрогеологии и сейсмогеологии. Сотрудниками института выявлены закономерности строения и развития рифтовых зон, открыт ряд новых рудоносных структур и месторождений, созданы модели процессов формирования горных пород и руд в земной коре, разработан палеосейсмический метод оценки сейсмической опасности, получивший широкое применение в мире, сделаны фундаментальные обобщения по гидрологическим исследованиям.

Первый директор

Когда было принято решение о создании Института геологии, возглавить его предложили педагогу Иркутского университета Николаю Александровичу Флоренсову. Хотя он был тогда доцентом, а это противоречило общепринятым правилам назначения на руководящие посты в науке.

Иллюстрация
Чл.-корр. РАН Николай Александрович Флоренсов, первый директор института.

«Николай Александрович был удивительный человек — глубоко интеллигентный, необычайно доброжелательный, обаятельный и отзывчивый в общении. Он оставил след не только богатейшим научным наследием, но и светлую память, согревающую душу», — признаются его многочисленные ученики. Приход Флоренсова в институт оказался судьбоносным и для его творческой деятельности. В числе первых в стране энтузиастов он занялся изучением новейшей тектоники. Большой вклад Николай Александрович внес в решение задач «геология — геоморфология». Ему принадлежит формулирование понятий о геоморфологической структуре и геоморфологических формациях, идея о литодинамическом потоке — кругообороте вещества-энергии на Земле. Флоренсов был одним из руководителей группы авторов, создавших многотомную «Историю развития рельефа Сибири и Дальнего Востока». Широко известна его книга «Мезозойские и кайнозойские впадины Забайкалья». Он написал также популярные книги: «Троянская война и поэмы Гомера», «Скульптуры земной поверхности», «Загадки земной коры». Память о Николае Александровиче увековечена в названии нового минерала, открытого сотрудниками института, в бронзовом барельефе на фронтоне здания, в многочисленных книгах и статьях, в благодарности учеников, продолжающих его дело.

Плеяда известных ученых

Иллюстрация
Чл.-корр. РАН Михаил Михайлович Одинцов, директор ИЗК в 1954-1976 гг.

Почти в одно время здесь работали ученые, имена которых широко известны в геологической науке — инициатор, организатор и участник открытия якутских алмазов М. М. Одинцов, крупный физик-сейсмолог А. А. Тресков, создатель сибирской школы сейсмогеологов В. П. Солоненко, талантливый гидрогеолог В. Г. Ткачук.

Об истории открытия якутских алмазов написано множество исследований, опубликованы исторические документы. Но самое удивительное в том, что среди официально признанных первооткрывателей многие годы не было имени того, кого специалисты называют «отцом якутских алмазов», иркутского ученого, члена-корреспондента АН СССР Михаила Михайловича Одинцова. Не было его и среди тех, кто удостоен Ленинской премии за это открытие, хотя его имя упоминается во всех книгах специалистов, на всех торжествах, потому что именно Одинцов обосновал идею о наличии алмазов на Сибирской платформе, первым «пробил» вопрос о начале их поисков, создал Тунгусскую (Амакинскую) экспедицию, которая и открыла алмазы.

Сложный, но блестящий путь в науке прошел член-корреспондент РАН Виктор Прокопьевич Солоненко — видный российский сейсмолог, основатель палеосейсмологического метода и сибирской школы сейсмологии. Начав работать в годы войны как геолог-поисковик, он развил новые методы и направления в геологии, получил важные для страны практические результаты. Виктор Прокопьевич тоже иркутянин, закончил госуниверситет, аспирантуру, возглавлял кафедру.

Иллюстрация
Академик Николай Алексеевич Логачев, директор ИЗК в 1976-1998 гг.

Доктор геолого-минералогических наук Валентина Гавриловна Ткачук основала здесь сибирскую школу гидрогеологии, и уже ее ученики стали известными на весь мир учеными, например, один из создателей и редактор шеститомника «Основы гидрогеологии» член-корреспондент РАН Евгений Викторович Пиннекер. Он любил говорить: «Если мы обмениваемся яблоками, то у каждого остается только по одному яблоку, а если обмениваемся идеями, то идей прибавляется у каждого».

Более 20 лет возглавлял институт академик Николай Алексеевич Логачев, видный специалист по геологии, стратиграфии, магматизму, глубинному строению и геодинамике континентальных рифтовых зон. Он был председателем Президиума Иркутского научного центра, избирался депутатом Верховного Совета СССР, был почетным гражданином города Иркутска и Иркутской области

Пятый директор

Иллюстрация
Чл.-корр. РАН Евгений Викторович Скляров, действующий директор ИЗК.

С 1998 года руководит коллективом член-корреспондент РАН Евгений Викторович Скляров — известный специалист в области петрологии магматических и метаморфических процессов, палеогеодинамики. Он представитель ученых современного типа. Еще когда учился в Новосибирском госуниверситете, окончил специальные курсы английского языка и даже получил специальность переводчика-синхрониста. Это помогало следить за всеми новейшими направлениями в мировой геологической науке, активно сотрудничать с коллегами из других стран. Евгений Викторович ставит актуальные научные проблемы и решает их на современном уровне, владеет многими методами исследований и работает в широком диапазоне. Так, по его инициативе и под его руководством были проведены исследования, посвященные комплексам метаморфических ядер, впервые описанным в западной части Северной Америки. Это чрезвычайно важно для реконструкции геологической эволюции континентов. Для всех интересной стала работа по изучению времени и механизма раскрытия древних океанов, в частности, Палеоазиатского. Именно по инициативе Евгения Викторовича стали находить признаки распада суперконтинента «Родиния» в южной части Сибирского кратона. Своеобразное хобби ученого — изучение новых минералов. Он стал соавтором открытия нескольких из них. Скляров общителен, доброжелателен, очень мобилен. Умеет сам пошутить и ценит чувство юмора в других. 19 октября Евгению Викторовичу исполняется 55 лет.

— Евгений Викторович, юбилей — это еще и повод подвести некоторые итоги. Несколько слов о вкладе коллектива в российскую и мировую науку, в решение практических вопросов страны, региона.

— Направление наших исследований разноплановое: есть и геология, и тектоника, и петрология, и гидрогеология, и сейсмогеология, и инженерная геология. Если остановиться на региональном аспекте, то наш вклад в первую очередь касается инженерно-геологических работ. Сотрудники ИЗК стояли у истоков создания каскада ГЭС и заполнения ангарских водохранилищ. Они проводили экспертизы, мониторинг всех изменений, связанных с этим. Такие работы были и будут востребованы. Ученые-геологи принимали самое активное участие в обсуждении и реализации проекта строительства Богучанской ГЭС, трассы БАМ, за что получили немало госпремий. Регион у нас сейсмоактивный, и здесь много направлений приложения научных знаний. Это и оценка параметров очагов землетрясений, и изучение последствий влияния на природу человека, и вопросы сейсмоустойчивости, скажем, в строительстве. Мы ведем, например, паспортизацию зданий и сооружений г. Иркутска и Иркутской области в целях их сейсмобезопасности.

Что касается фундаментальных исследований, то здесь тоже достаточно много результатов. Прежде всего, познание законов природы при формировании и эволюции нашей Земли. Когда вы понимаете, как устроен тот или иной сегмент Земного шара, то придете к пониманию того, где могут находиться полезные ископаемые. В изучении тектоники наши результаты также признаны, работаем с учеными из многих стран. Есть направление, которое возглавляет продолжатель идей Флоренсова Г. Ф. Уфимцев — изучение закономерностей развития поверхности Земли. Если взять работы академика Ф. А. Летникова — это, прежде всего, флюидный режим и все, что с ним связано. Кроме того, он сформулировал новое в стране направление исследований- синергетика среды обитания человека.

Несомненны заслуги института и его сотрудников в изучении уникального золоторудного месторождения «Сухой лог», инженерно-геологических исследованиях в зоне водохранилищ Ангаро-Енисейского каскада, в изучении геологии и генезиза алмазных месторождений, в борьбе за чистоту озера Байкал, в частности, при корректировке прохождения нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан».

К впечатляющим результатам можно отнести все работы, связанные с алмазоносностью Сибирской платформы, изучением современного вулканизма на Дальнем Востоке, в Прибайкалье. Перечислять все наши результаты можно долго. Достаточно сказать, что в новом тысячелетии Институт земной коры стабильно занимает лидирующее положение в рейтинге институтов СО РАН по наукам о Земле.

Хотел бы отметить главное — в успехи института внесли свой вклад многие поколения ученых, корифеи и молодежь. Мы стараемся сохранить преемственность, сочетание мудрости старших и энтузиазма молодых.

Если говорить о моем личном вкладе, то самое главное — удалось сохранить в коллективе хорошую творческую атмосферу, а это, я думаю, немало. Вообще, институт прожил сложный период, который выпал на мою долю, достойно, сделано много, есть неплохие планы на будущее.

Мне кажется, что, если в дальнейшем будет активно развиваться взаимодействие науки с вузами, это принесет хорошие плоды. Нельзя копировать американскую систему или какую-нибудь другую. Но как-то способствовать этому процессу надо. Лучший пример, по-моему, новосибирский — здесь университет при науке, почти нет штатных преподавателей, все дисциплины читают действующие ученые, и мы воочию видим, какой хороший получается результат.

Из тех, кто стоял у истоков

Иллюстрация
Петр Михайлович Хренов, один из первых сотрудников института.

В трудовой книжке Заслуженного геолога Республики Бурятия, доктора геолого-минералогических наук Петра Михайловича Хренова записано: «Направлен Иркутским обкомом ВКП(б) и зачислен на должность младшим научным сотрудником ВС ФАН СССР 25.08.49 г». Двадцать три года проработал он в институте, причем, 14 лет — ученым секретарем. Не только стоял у истоков создания института, но и принимал самое непосредственное участие в его формировании, бок о бок работал с людьми, ставшими сегодня легендой.

«Интерес к научной геологии появился у меня в 1947 году во время Всероссийской конференции по развитию производительных сил Восточной Сибири, которая сыграла огромную роль в судьбе края, — рассказывает Петр Михайлович. — Здесь познакомился с Обручевым, Смирновым, Павловским, Одинцовым, другими замечательными учеными, и это решило мою судьбу. Когда было принято решение о создании Восточно-Сибирского филиала АН СССР, сразу обратился в обком партии, и утром у меня уже было направление.

Сколько замечательных людей, дел, дорогих сердцу человеческих отношений! Весной 50-го года, когда произошло 10-балльное землетрясение на границе с Монголией, известный сейсмогеолог Андрей Тресков уговорил Николая Флоренсова и меня выехать в Монды во время майских праздников. Мы как раз получили новую грузовую машину и решили ее обкатать. Сколько же мы с ней натерпелись! За Ниловой пустынью она совсем встала. Выручил нас, уже изрядно промороженных и голодных, шофер «Скотимпорта». Среди бараньих туш профессоров доставили сначала в гостиный двор, потом на пограничную заставу. Там накормили, приодели, дали лошадей. Надо было видеть Андрея Трескова в первый раз на лошади. Это поездка, с приключениями, шутками, яркими впечатлениями подружила нас на многие годы. Грандиозное зрелище мы видели в местах, где прошло грозное землетрясение. Зияющие трещины шириною до полуметра, разрушенные печи, трубы, углы домов. Но сами дома, сложенные по-сибирски крепко, из бревен, совершенно не пострадали. А работа в Карафтинской съемочной партии в районе Витимкана: какой дружный коллектив там сложился! Валентина Беличенко, Валентин Руднев, Семен Шерман, Юрий Комаров и другие. Именно эти исследования заложили основу развития рудно-металлогенического направления в институте. И именно в эту группу напросился в 1952 году высокий светловолосый паренек — будущий академик Николай Логачев.

В 1953 году Флоренсов отказался от директорства. И начался поиск нового руководителя. Вместе с секретарем партбюро Пальшиным мы пошли домой к доктору геолого-минералогических наук Михаилу Одинцову и стали уговаривать его. Он тогда был уже широко известен, за его плечами уже были мамская и алданская слюда, и корунд, и приморский графит, и начало «алмазной эпопеи», за которую уже получил первые «шишки». Он как раз собирался уезжать во Владивосток, куда его пригласили тоже на должность директора. Мы тепло и искренне побеседовали, и он принял предложение. Потом уладили вопрос с обкомом — Одинцов ведь не был тогда членом партии«.

Петр Михайлович много и с удовольствием рассказывает о Михмихе (так прозвали Одинцова в коллективе), об атмосфере некоего экспедиционного братства, которую он внес в коллектив («Помню, как в небольшой кабинет набивались полевики, курили „козьи ножки“ и рассказывали экспедиционные байки»), о его гостеприимном доме, в котором он часто бывал, о совместных поездках в Москву для выбивания денег для института, об охотничьих вылазках, в которых участвовали в разное время Виктор Солоненко и даже Лев Мелентьев.

Вспоминая то время, Петр Михайлович отметил замечательный «тройственный союз» ученых — Флоренсова, Трескова, Солоненко, который породил новые плодотворные научные направления в институте — сейсмогеологию, сейсмотектонику и инженерную сейсмологию.

В 1972 году Петр Хренов получил назначение на должность директора Восточно-Сибирского научно-исследовательского института геологии, геофизики и минерального сырья Мингео СССР в Иркутске. Предложение было сделано в Москве, Одинцов, когда узнал об этом, очень обиделся. Уговаривал, отговаривал, ерничал «и будут называть теперь институт хреновым», но было уже поздно. Дружескую связь со своими коллегами из академической науки Петр Михайлович никогда не терял.

Высокие награды

Лауреат Ленинской премии — В. Буряк (1980).

Лауреаты премии Ленинского комсомола — С. Лысак (1970), С. Рассказов (1986).

Лауреаты Государственной премии СССР — О. Адаменко (1978), Н. Логачев (1978), Н. Флоренсов (1978), Е. Пиннекер (1986), Б. Писарский (1986), Б. Владимиров (1991).

Лауреаты Государственной премии РФ — В. Имаев, В. Хромовских (2003).

Лауреат премии Правительства РФ — Ф. Летников (2006).

Лауреаты премии СМ СССР 1988 г. — А. Бухаров, С. Голенецкий, В. Джурик, С. Замараев, Н. Зарубин, В. Кочетков, Р. Курушин, В. Лапердин, Н. Логачев, Л. Мишарина, В. Николаев, В. Павленов, О. Павлов, Е. Пиннекер, В. Солоненко, Р. Семенов, В. Хромовских, С. Шерман, В .Ясько.

Золотая медаль им. М. М. Пржевальского — Г. Уфимцев.

Золотая медаль Силезского университета (Польша) — Ю. Тржцинский.

Запечатленные вехи истории

К юбилею института вышла из печати книга «Институт земной коры: люди, события, даты», в которой представлена информация обо всех сотрудниках, работавших и работающих в подразделениях института с 1949 по 2009 годы. В книге отражена вся история коллектива, значимые события и весомые награды, библиографические данные трудов сотрудников. Отдельная глава посвящена научным школам и их основателям. Подробно представлена информация обо всех персоналиях коллектива, авторах открытий, патентов.

Безусловно, интересен читателям и раздел «Жизнь института в фотодокументах», материалы из хроники Сибирского отделения АН СССР.

Книгу дополняет традиционный фотобуклет «Институт земной коры СО РАН», который коротко и емко представляет сегодняшний коллектив и направления исследований.

Удачным получился и документальный фильм, снятый специально к юбилею и названный «Притяжение земли». В нем использованы архивные материалы Иркутской студии ТВ и Восточно-Сибирской студии кинохроники, а также материалы личных архивов сотрудников института. Прозвучали в фильме и фрагменты воспоминаний современников событий, опубликованные в книгах серии «Наука Сибири в лицах». Научным консультантом фильма выступила ученый секретарь института кандидат геолого-минералогических наук Р. П. Дорофеева.

Фильм предваряется афоризмом Альберта Энштейна «Самое непостижимое в мире — то, что он постижим», а заканчивается словами Николая Александровича Флоренсова из книги «Тропы моей памяти»: «Всё дальше, всё увереннее выходит человек в Космос. Нынешнее поколение будет свидетелем многих подобных и еще больших чудес. Тем роднее, тем дороже должна быть для человека Земля и ее настоящее, как наследие прошлого, как эстафета в будущее».

стр. 4-5

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?3+520+1