Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 46 (2731) 26 ноября 2009 г.

НОВОСИБИРСКИЙ
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ
КАК ТОЧКА РОСТА
ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКИ

В 2009 году Новосибирский госуниверситет вступил в новую стадию своего развития — в октябре ему присвоен статус «Национальный исследовательский университет». О том, что должно измениться в ближайшем будущем, чего ждать в связи с получением нового статуса, а также о сегодняшнем дне университета рассказывает ректор НГУ Владимир Александрович Собянин.

Иллюстрация

Наш университет — это классический вуз, реализующий непрерывную модель образования и ориентированный на опережающую подготовку высококвалифицированных специалистов по приоритетным направлениям развития науки и технологий; он изначально создавался и развивался на принципах интеграции образования и науки, раннего вовлечения студентов в научные исследования. Позиционирование НГУ как национального исследовательского университета определяется несколькими факторами: его геополитическим положением, безусловным авторитетом сотрудников и выпускников в мировом научном сообществе, наличием в сфере фундаментальных исследований признанных в России и за рубежом научных школ по разным направлениям. Очевидно, всё это и позволило Новосибирскому государственному университету войти в число двенадцати вузов, получивших новый статус и, соответственно, финансовую поддержку. Эта государственная поддержка предназначена для приобретения учебно-лабораторного и научного оборудования, повышения квалификации и профессиональной переподготовки научно-педагогических работников университета, развития информационных ресурсов, совершенствования системы управления качеством образования и научных исследований.

Какое-то время после объявления результатов царила своего рода эйфория, однако никто не мог точно сказать, как будут обстоять дела с финансированием. В частности, обсуждалась возможность продлить 2009 г. хотя бы на первый квартал следующего года, потому что максимально целесообразно и толково использовать 250 миллионов в срок до 20 декабря (то есть меньше, чем за три месяца) не так просто. Ведь по правилам объявления аукционов и конкурсов, начинать действовать можно только в том случае, если совершенно ясно, что деньги эти уже на счету или будут получены; все закупки необходимо осуществлять строго в рамках закона. Конечно, мы начали готовить и согласовывать заявки чуть раньше, но все равно это очень сложно.

Средства также будут потрачены на повышение квалификации и переподготовку научно-педагогических работников университета по различным программам, которые в обязательном порядке должны быть увязаны с так называемыми перспективными направлениями развития (ПНР). И в целом во всем проекте национального исследовательского университета центральными являются эти ПНР. Любую деятельность в рамках данного проекта следует осуществлять в соответствии с перспективными направлениями развития по математике, фундаментальным основам информатики и информационным технологиям; живым системам; энергетике, энергосбережению и ресурсной базе; новым материалам; региональному развитию и т.д. В этом заключается принципиальное отличие от инновационной образовательной программы, которая была реализована университетом в 2007 — 2008 гг. Это и понятно, потому что во главу угла национального университета поставлена научная работа не только в области фундаментальных наук, но и обязательно прикладные направления. Правительство, федеральная власть четко сказали: мы сейчас будем использовать все доступные средства, все рычаги для того, чтобы перевести Россию на инновационный путь развития. А вузам здесь, с моей точки зрения, отводится следующая роль — они должны стать, в некотором смысле, точками роста в этой области, хотя, конечно, пока много неясного, не совсем определен порядок функционирования этих университетов. Но именно в этом направлении необходимо двигаться.

Всего сейчас насчитывается четырнадцать исследовательских университетов, каждый из которых имеет свое лицо, но только два из них классические (Нижегородский госуниверситет и наш НГУ), а остальные технические. Одна из задач этих вузов — давать действительно инновационные разработки, тем более что у них есть определенный задел, который надо превратить в инновационный продукт. А дальше надо принимать нормальные подзаконные акты — необходимо давать пояснения к закону сразу после его принятия. Что я имею в виду? И высшим учебным заведениям, и научным организациям надо четко расписать правила, по которым они могу создавать малые предприятия. Пока таких правил нет, все трактуют по-разному. И вот представьте себе: мы что-то сделаем, не понимая до конца, а потом придут проверяющие и скажут — разбазариваете федеральную собственность. Когда работаешь в нормальном правовом поле, такого быть не может. Это, я думаю, самое серьезное, что надо сделать. На мой взгляд, в стране гораздо больше вузов, достойных получить статус национального исследовательского университета — их вообще должно быть сорок-пятьдесят. Но это нелегко, поскольку все завязано на финансах (на пять лет дается 1,8 млрд руб.), а, может быть, еще и кризис наложил отпечаток.

Новосибирский госуниверситет позиционирует себя как исследовательский университет, это указывается и в документах, которые вошли в заявку. Как отмечено в программе, его стратегическая цель — это «формирование в географическом центре страны научно-образовательного комплекса общенационального и глобального значения, способного обеспечить опережающую подготовку специалистов на основе интеграции науки, образования и бизнеса, эффективно объединить генерацию фундаментальных знаний и их конвертацию в новые технологии для инновационного развития и обеспечения национальной безопасности России во всех ее проявлениях. Опираясь на научный задел в фундаментальных исследованиях, соответствующий лучшим отечественным и мировым достижениям, НГУ ставит целью развитие ряда научно-технологических направлений, которые в своей основе носят междисциплинарный характер и ориентированы на генерацию новых знаний, опережающую подготовку специалистов, создание и коммерциализацию наукоемкой продукции».

Однако есть одно «слабое звено». Так сложилось, что НГУ не всегда в достаточной степени занимался созданием технологий, прикладными разработками, поскольку, в первую очередь, был ориентирован на фундаментальные знания. Немного у нас и патентов — всего один десяток. Успешно прикладными разработками в Новосибирском государственном университете занимаются в лаборатории лазерных систем во главе с С. М. Кобцевым, хорошие результаты имеются также в отделе атмосферных исследований у А. М. Задорожного и Ю. М. Прокопьева. Здесь присутствует совместный интерес — им выгодно быть при университете, а НГУ, в свою очередь, тоже заинтересован в этом. В последние два года, когда стало ясно, что началось «движение в сторону вузов» и их надо активно подключать, мы вместе с институтами Сибирского отделения РАН начали вести системную работу по многим направлениям. Следует отметить полное взаимопонимание с Сибирским отделением — уже появляются программы, около десяти патентов, причем часть из них совместные (Новосибирский госуниверситет и институты СО РАН). Кроме того, сейчас в университете стали более серьезно относиться к вопросам, связанным с интеллектуальной собственностью (есть небольшой отдел). Необходимо упомянуть и о так называемом благотворительном Фонде целевого капитала — инициаторами его создания в 2007 году, еще до кризиса, были выпускники университета, работающие теперь в бизнес-структурах. Он насчитывает примерно 20 миллионов рублей, которые нельзя трогать, а тратить можно только проценты — на развитие университета. Совершенно правильно, что распоряжаются этими средствами не ректор и не руководство НГУ, а специально созданный Совет управления Фондом, который рассматривает возможные варианты и принимает решения.

Как я представляю себе функционирование высшего учебного заведения... Оно должна осуществляться примерно по той модели, которая существует на Западе — сам университет там не занимается вопросами внедрения или инновационных разработок. Это, прежде всего, образовательное учреждение, задачей которого является генерация знаний, их сохранение и передача, а инновационная деятельность должна выноситься за его пределы. Именно малые предприятия при университетах берут на себя доведение идеи до образца или нормальной технологии, в дальнейшем же происходит ее передача. На Западе, опять-таки, создают пояс внедрения, но все бренды, как правило, рождались в университетах. Мне кажется, что шаг по созданию при вузах малых предприятий является очень прогрессивным, но все надо делать абсолютно законно, продуманно и аккуратно, добиваясь в самом начале договоренности сторон (кто заказывает проект, кто будет его выполнять и т.д.). Эти первые шаги должны быть абсолютно позитивными. Когда все понятно, и дело двигается быстрее — заканчиваются разговоры, начинается работа.

Несколько слов о планах Новосибирского госуниверситета. Во-первых, как уже говорилось, предполагается существенная модернизация не только исследовательских, но и учебных лабораторий, закупка оборудования. Второй важный момент — создание новых учебных программ, которые будут ориентированы на перспективные направления развития. Судя по всему, национальным исследовательским университетам будет дано право создавать свои программы, а это, по существу, обучение по индивидуальным учебным планам. Собственно, эта система существует в НГУ с начала его создания — ведь после трех лет общей фундаментальной подготовки происходит «внедрение» в институты — но отныне все будет узаконено. Новосибирский государственный университет всегда считался в какой-то степени элитарным, и мы не хотим, чтобы число студентов резко возросло. Поэтому рассматриваем сейчас следующую схему. Бюджетный набор на первый курс останется близким к прежнему — порядка 900 человек, однако мы намереваемся серьезно увеличить магистратуру. Мы готовы взять на себя эти обязательства, то есть хотим, чтобы выпускники-бакалавры (в том числе и из других вузов), которые собираются «на полную мощность» заниматься наукой, поступали к нам в магистратуру; у нас они смогут выбрать практически любую специализацию.

В настоящий момент наука не под силу одиночкам — то время ушло, сегодня науку делают большие коллективы. Таким образом, уже на стадии выполнения курсовых, дипломных работ целесообразно создавать проектные отделы. Когда имеется большой проект, очевидно, что он междисциплинарный, и студентов надо в такие проекты привлекать. Чтобы стать хорошими специалистами, они должны уметь работать в команде, находить компромиссы; обычно где-то к пятому курсу молодежь начинает понимать, что индивидуалистом быть невыгодно.

Мы серьезно сотрудничаем с Сибирским отделением. Сейчас обсуждаются вопросы, связанные с созданием совместных диссертационных советов и совместной аспирантуры НГУ и СО РАН — это тоже нужное начинание, ведь цель у нас одна. Я думаю, что статус национального исследовательского университета подстегнет и к взаимодействию с бизнесом. Здесь есть два аспекта. С одной стороны, бизнес-структуры обращают на нас внимание, потому что имеют средства, которые готовы вкладывать. С другой стороны, они начинают понимать, что специалистов не хватает, поэтому медленно, но стабильно идет целевой заказ. Причем не просто говорят, какие специалисты необходимы, но и сами принимают участие в образовательном процессе, его планировании. Это позитивные сдвиги, потому что еще несколько лет назад, когда мы предлагали бизнесменам, например, читать для студентов какой-то курс, они в буквальном смысле хватались за калькулятор и начинали подсчитывать, что за это время произойдет у них в компании, как снизится прибавочная стоимость и т.д. То есть, по сути, не считали эту затею нужной.

Но сегодня многое изменилось, тем более что имеется масса вариантов: мы можем, например, сделать магистерскую программу под конкретный заказ. Если говорить о научных сотрудниках, читающих спецкурсы для студентов, здесь все отработано — если, например, директор института хочет «заполучить» толковых молодых специалистов, он знает, как это сделать, используя систему спецкурсов и научно-исследовательскую практику в институте. Однако работу надо вести системно, и я надеюсь на бизнес, на сотрудничество с малыми предприятиями, пусть даже не все вопросы до конца решены. Это движение в правильную сторону.

Повторюсь, что раньше мы недостаточно внимательно занимались прикладными разработками, так как были ориентированы на формирование кадров для науки, будущих научных сотрудников и преподавателей. Пожалуй, не хватает у нас и инженерной подготовки — в этой сфере тоже намечаются подвижки. Впрочем, не хотелось бы все брать на себя: совместные проекты уже обсуждались с Новосибирским государственным техническим университетом и с Томским политехническим университетом; имеются также программы двойных дипломов с Францией. Правильнее всего не «изобретать велосипед», а взять самое лучшее. Ведь в образовании, как и в науке надо действовать медленно, чтобы не навредить — это, пожалуй, главное, поскольку касается всех. Надо реформировать систему, сомнений в этом нет. Мы готовы к изменениям и к открытости, активно работаем. Я понимаю, что Россия не так богата, чтобы сразу же вложить большие средства, поэтому надо двигаться поэтапно. По-другому жить нельзя.

Подготовила
Ю. Александрова, «НВС»

стр. 8

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?13+525+1