Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 1-2 (2736-2737) 14 января 2010 г.

НАСЛЕДИЕ РЕРИХА
КАК ЯБЛОКО РАЗДОРА

Личность и творчество Николая Константиновича Рериха, художника и мыслителя, вызывало и вызывает неоднозначное отношение у тех, кому это имя известно. Но, как бы там ни было, масштабы и самой личности, и творческого наследия таковы, что игнорировать Рериха в истории культуры России невозможно.

Мария Горынцева, «НВС»

Удивительными людьми были и члены семьи художника: его супруга, Елена Ивановна, и два сына: Святослав и Юрий, являющие собой тот редкий случай, когда, выражаясь разговорным языком, природа на детях гения не отдохнула. Святослав Рерих стал прекрасным художником, не менее известным, чем его отец, а Юрий — признанным учёным-востоковедом.

Духовные и культурные связи России и Востока составляли одну из ключевых идей, к которой постоянно обращался Н. К. Рерих. Его Центрально-Азиатская научно-исследовательская экспедиция, предпринятая в 1923—1928 гг., была вдохновлена именно этой идеей. В 1926 г. члены экспедиции провели две недели в селе Верхний Уймон. Последователи Рериховского учения «Живая этика» видели в этом особый знак, основываясь на записях самого художника: «Долина между Уймоном и Катандой будет местом большого центра». Вот почему в 1977 г. по инициативе академика А. П. Окладникова, сочувственно относившегося к Рериховскому движению в Академгородке, и Алтайской краевой организации союза художников было выдвинуто предложение создания в Верхнем Уймоне мемориального дома-музея. Предполагалось, что он станет базой научных исследований, продолжающих и развивающих те, что были начаты Н. К. Рерихом и членами его семьи.

Двухэтажный дом-музей был построен в 1979 г. на государственные деньги и при поддержке государственных организаций (в 1978 г. средства на проект мемориального комплекса в 1978 г. выделил Усть-Коксинский райисполком). Возводили его строители-добровольцы методом народной стройки. Руководителем группы был д.г.-м.н., проф. А. Н. Дмитриев. В 1981 г., согласно постановлению Министерства культуры РСФСР дом-музей в Верхнем Уймоне был утверждён как филиал Горно-Алтайского областного краеведческого музея.

Едва ли не со дня своего создания дом-музей, предназначенный для научной работы и увековечения памяти Н. К. Рериха на Алтае, претерпел столько удивительных и весьма тягостных превратностей судьбы, что у нас просто нет возможностей описать их все в короткой заметке. Деятельность его то приостанавливалась, то возобновлялась, экспонаты то изымались и вывозились в Горно-Алтайск, то частично возвращались снова. Лишь в 1992 г. дому-музею были возвращены экспонаты, связанные с мемориальным наследием Рерихов, и поднят вопрос о статусе и состоянии мемориального дома В. С. Атаманова. В доме Вахромея (Варфоломея) Атаманова семь Рерихов останавливалась во время своего пребывания в Верхнем Уймоне. Личность Атманова, человека неординарного, сама по себе заслуживает внимания. Но, помимо этого, восстановление и музеефикация его дома, к указанному времени находившегося в состоянии весьма плачевном, могла бы сыграть важную роль в краеведческом направлении деятельности дома-музея. Однако именно этот дом, судя по имеющейся информации, сыграл роль довольно печальную во всей этой истории.

Хорошо известно, что учение Рериха (а точнее, Рерихов, поскольку основные тексты «Живой этики» были написаны или, как полагают адепты, записаны Еленой Ивановной, женой художника) в 70-е гг. прошлого века превратилось в подобие религиозного течения. Рериховцы, объединялись в группы по всему Советскому союзу, и с точки зрения структурно-идеологической, их вполне можно охарактеризовать как квазирелигиозные группировки. Никакой опасности для устоев общества или основ государственности они не представляли, т.к. их интересы лежали большей частью в сфере морально-этической, однако со всею неизбежностью, характерной для любых религиозных и квазирелигиозных групп, в них начал проявляться хорошо известный всем исследователям подобных явлений феномен: каждая группа считала именно себя и «своих» носителями «истинного» Учения и хранителями Подлинного Наследия, а всех прочих — некомпетентными самозванцами. Всё это было бы когда забавной, когда неприятной «внутриконфессиональной» борьбой, если бы дело не осложнилось проблемой взаимодействия с властями и вопросами собственности. С 1995 г. Сибирское Рериховское общество, давно существующее при Новосибирской картинной галерее, заключив договоры с Комитетом культуры Правительства Республики Алтай и отделом культуры Усть-Коксинского района РА, взялось реставрировать дом-усадьбу В. Атаманова, позиционируя её дальнейший статус как «общественный музей». Реставрация, как утверждают очевидцы, не удалась, вместо этого был выстроен двухэтажный дом-новодел, а на территории усадьбы были возведены постройки, которые, по мнению сотрудников дома-музея, с 2003 г. Распоряжением Правительства Республики Алтай от 18.07.2003 № 383-р и Приказом Министра культуры и кино РА от 08.09.2003 № 203 получившего статус Государственного музея-заповедника им. Н. К. и Е. И. Рерихов, не соответствуют концепции показа старообрядческого быта в музейных условиях, да и вообще каким-либо музейным концепциям.

В сущности, и общественный музей мог бы приносить несомненную пользу, способствуя развитию туризма в дальнем алтайском селе, но проблема заключается в том, что усадьба В. Атаманова располагается на земле, которую Государственный музей-заповедник им. Н. К. и Е. И. Рерихов считал своей. Представители СибРО были не согласны с таким положением вещей. Обращение к министру культуры Республики Алтай В. И. Кончеву привело к тому, что была предпринята рейдерская атака на государственный музей. Началась фактическая ликвидация Государственного музея, являющегося филиалом Национального музея РА им. А. В. Анохина. Часть фондов музея собираются передать в Муниципальный музей истории и культуры старообрядчества в Верхнем Уймоне, не имеющего собственной систем учёта и хранящий экспонаты в не отапливаемом зимой здании. Мемориальная же часть фонда, как полагают в районе, скорее всего, отойдёт музею СибРО. Пока ликвидация Музея-заповедника приостановлена телеграммой Министерства культуры РФ, однако Москва и её чиновники далеко, а местные власти требуют освободить здание до 20 января.

Вот такая печальная история. Правда, в нашем изложении представлена большей частью точка зрения только одной стороны — а именно, сотрудников государственного музея-заповедника им. Н. К. и Е. И. Рерихов. Мы собираемся и дальше следить за развитием событий в Вернем Уймоне.

Однако каково бы ни было истинное состояние дел, хочется напомнить народную мудрость: ломать — не строить. Можно, конечно, спешно ликвидировать музей, распылить по нескольким экспозициям экспонаты, уволить сотрудников. Но не придётся ли малое время спустя с трудом собирать по крохам то, что с богатырским замахом было сметено в одночасье? Думается, что дальнейшая судьба дома-музея должна решаться неспешно, на основаниях сугубо законных и под контролем широкой общественности.

стр. 12

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?26+529+1