Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 26-27 (2312-2313) 13 июля 2001 г.

ДОРОГА ИЗ ТУПИКА

Дмитрий Киселев
г. Иркутск

Доктор экономических наук В.Самаруха в своей книге "Экономика и финансы пореформенной России" анализирует экономическое состояние страны и предлагает пути выхода из сложной ситуации.

Для того, чтобы вылечить болезнь, необходимо прежде всего поставить диагноз. Все последние годы ушедшего столетия мы, конечно же, остро ощущали серьезное недомогание нашей экономики. Рывки из кооперации в приватизацию, фантастическую инфляцию, крушение финансовых пирамид и банков... И все это самым непосредственным образом сказывалось на жизненном уровне людей, который падал все ниже и ниже. В книге доктора экономических наук профессора В.Самарухи "Экономика и финансы пореформенной России", вышедшей в издательстве ИГЭА, как раз и поставлен такой диагноз.

Однако, анализируя экономическое состояние страны, автор не только показывает истоки кризиса, к которому она пришла в конце ХХ века, но и ищет пути выхода из него. Это тем более важно сейчас, когда государство наконец-то начинает осознавать необходимость повышения благосостояния народа, когда начинают разрабатываться программы социально-экономического развития, главной целью которых объявляется повышение жизненного уровня всего населения. Такая программа, по инициативе губернатора, готовится и в Иркутской области. На научно-практической конференции, которая прошла 17–18 мая с участием руководителей производств, ученых, финансистов, предпринимателей рассматривались основные ее параметры, потому наш разговор с автором книги кажется особенно своевременным.

— Виктор Иванович, вы глубоко анализируете экономику и финансы пореформенной России. Так в чем же истоки того экономического кризиса, в который попала страна в последние десятилетия минувшего века?

— Дело в том, что при строительстве советского государства его создатели руководствовались только одним учением — марксизмом. Оно и вправду имело много положительных сторон: социальное равенство, уважение приоритетов человеческих ценностей: очень стройная теория, признанная во всем мире. Но она была создана для ХIХ века и никак не соответствует нынешним социально-экономическим реалиям. Мир стал развиваться совсем по-другому. Догматическое перенесение теории в ХХ век, в нашу страну, нанесло колоссальный урон развитию России, стало причиной распада СССР.

В основе развития западных стран лежала теория экономического роста, основанная на использовании инвестиционных вложений и накопления капитала. Общество демократических стран боролось с инфляцией рыночными методами.

В России за прошлое столетие было проведено восемь фискальных денежных реформ с заменой денежных знаков, каждый раз с изъятием накоплений у населения. А, к примеру, в США не было ни одной подобной реформы, при которой население лишалось бы своих накоплений. У нас же все делалось так, чтобы люди были бедными. При этом Советский Союз и Россию, в частности, постоянно эксплуатировали все страны мира. Приведу такой пример. Если американцы дают деньги в кредит — они взимают за это минимум 12 процентов годовых, а СССР сам давал беспроцентные кредиты. Делалось это по политическим мотивам, а потому большинство кредитов просто списали. Мы отдавали технику, продовольствие, построили и практически подарили Египту Асуанскую гидростанцию, восстановили промышленность и помогли развить экономический потенциал Китаю, оставили там много военной техники. Долг, который числился за этими странами, был чисто символическим.

Российская Федерация служила донором и для Советского Союза, и я это доказываю в своей работе.

Советский Союз держался до тех пор, пока Россия могла нести на себе ношу дотаций для союзных республик — все они, включая Украину, получали дотации из России. Однако система несла эту нагрузку до тех пор, пока монопольно распоряжалась определенными ресурсами, а уровень технологий западных стран был достаточно низок, и там не были внедрены ресурсосбергающие технологии. Как только Запад перешел на новый этап экономического развития, внедрил наукоемкие ресурсосберегающие интегрированные технологии, стоимость сырья сразу упала, а стоимость конечной продукции значительно возросла. Роль донора стала России не по силам.

Об этом сейчас никто не говорит, но, стараясь предотвратить распад Советского Союза, М.Горбачев только в 1986 году взял у Запада 26 миллиардов долларов кредитов! Вспомните, в стране не было мыла, стирального порошка и многого другого, самого необходимого, а эти кредиты ушли на дотации союзным республикам. Кроме того, через механизм перераспределения экспортных ресурсов практически все союзные республики занимались реэкспортом российской продукции. Делалось это просто: к примеру, наши алюминиевые заводы поставляли свою продукцию в Таджикистан, Литву, Эстонию, Латвию и другие союзные республики, у которых вообще никогда не было самолетостроения, и алюминий в принципе был не нужен промышленности. Однако, получив металл, эти республики тут же под него брали международные кредиты. Те самые кредиты, по которым сегодня платит Россия! В своей монографии я как раз и указываю на то, что Б.Ельциным абсолютно неправильно было решено принять долги Советского Союза перед Западом. В книге названы те упущения, которые были допущены на федеральном уровне. Прежде всего — не было введено регулирование цен на энергоносители, на продукцию других монополистов товаров и услуг. Все это оказало негативное влияние на уровень не только промышленного, но и сельскохозяйственного производства.

— И какой же вывод следует из всего изложенного?

— В современной России есть и позитивные сдвиги, хотя бы на рынке потребительских товаров. О дальнейшем его развитии шла речь на научно-практической конференции, где рассматривалась среднесрочная социально-экономическая программа развития Иркутской области. Сегодня этот рынок развивается. Конечно, заработная плата мала, цены кусаются, но рынок постоянно наполнен, он адекватно реагирует на инфляционные ожидания, нет ажиотажного спроса, социальных катаклизмов. Конечно, в стране происходят очень сложные и противоречивые процессы, большинству людей живется нелегко, но нельзя не заметить и позитивных сдвигов.

Есть и другая проблема, которую необходимо решать: "железный занавес", которым мы долгие годы были отделены от всего мира, привел к тому, что по очень многим технологическим позициям мы отстали от развитых стран на 40–50 лет. Дело в том, что существует экономический закон, согласно которому чем шире масштабы производства, тем дешевле производство товаров. Если взять, к примеру, современное машиностроение, то оно должно базироваться на космических технологиях. У нас все это есть, но в лабораторном, очень мелком масштабе, и внедрять в производство его очень дорого.

Сегодня, чтобы повысить уровень жизни, улучшить демографическую ситуацию, необходимо, на мой взгляд, всем миром решать проблемы сельского хозяйства. Оно — основа жизни.

— Какой характер носят рекомендации научно-практической конференции?

— Прежде всего — поддержка отечественного производителя и тех секторов экономики, которые работают на повышение уровня жизни населения; содействие зарождению среднего класса в стране; поддержка крестьянства, фермерства, крупных коллективных сельскохозяйственных производителей.

Базис современной экономики — машиностроение, легкая и пищевая промышленность. Там действует так называемый мультикативный эффект. Другими словами, когда сырье начинает обрабатываться, на каждой новой фазе передела к этому процессу привлекаются новые люди, открываются новые рабочие места. Именно в этой сфере создаются налоги. И чем больше в стране переделов того или иного сырья, дающего выход наукоемкой, конкурентоспособной продукции, тем богаче государство. Это экономический закон. Другими словами, государство должно найти средства для того, чтобы создать специальные инвестиционные фонды развития тех секторов, которые создают мультикативный эффект. Вот тут, на мой взгляд, и находятся новые рубежи: новые, качественные рабочие места, которые позволят повысить доходы населения и перейти на совершенно новый социальный уровень.

Кроме того, в дополнение к той программе, которая подготовлена правительством, я выдвигаю идею — сменить парадигму социально-экономического развития с либеральной на либерально-мобилизационную. Следует найти инвестиционные ресурсы, чтобы заработал кредит. Для этого под гарантию банков надо выдавать специальные инвестиционные кредиты. Второе — нам нужно перейти на ускоренные методы амортизации, новые технологии.

В тех разделах Программы финансово-экономического развития Иркутской области на период 2001–2005 гг., в подготовке которых я участвовал как один из соисполнителей заказа администрации, эти идеи заложены. И дело экспертов, практиков рассчитать, насколько правильны наши подходы. Ведь вариантов решений может быть множество. Главное — выбрать лучший. Тем более, что сегодня очень мало рычагов воздействия на рост экономического потенциала. При реформировании мы должны обладать большими полномочиями на макроуровне, то есть на уровне федерального правительства, непосредственно через Министерство финансов, поскольку оно является соразработчиком программы. Кроме того, к работе должны подключиться депутаты Законодательного собрания и Государственной Думы.

— Как, по-вашему, должны строится взаимоотношения государства и предприятий? Все ли их нужно приватизировать? Или государство все-таки должно держать в своих руках базовые отрасли?

— В моей книге отмечено, что уничтожение государственной собственности — гибель государства. Существуют непреложные пропорции, которые сложились в развитых странах — США, Германии, Франции, Италии. В этих странах минимум 60 процентов экономики находится в сфере прямого управления, либо регулирования со стороны государства. Иначе теряется управляемость хозяйственным комплексом страны, который начинает работать только на личные, корыстные интересы собственников и групп олигархов... Что мы сегодня и имеем в России. Сейчас наше государство контролирует менее 40 процентов промышленности. Идут разговоры о дальнейшей приватизации, о полной передаче в частные руки, например, энергетического комплекса. Я выражаю глубокую обеспокоенность и по поводу идеи приватизации железных дорог. В России железная дорога выполняет уникальные функции. Нет в мире такой страны, в которой основным видом транспорта был бы железнодорожный. В других странах с ним давно уже конкурирует автомобильный. У нас этого нет, и не скоро будет. Идея приватизации железных дорог, на мой взгляд, чрезвычайно проста: сначала сделать из дороги акционерное общество со стопроцентным государственным капиталом, а потом распродать его акции тем же железнодорожным генералам. Допустить этого ни в коем случае нельзя!

Другими словами, все основные базовые отрасли должны находиться под контролем государства.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?18+53+1