Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 26-27 (2312-2313) 13 июля 2001 г.

РАЗМЫШЛЕНИЯ О СУДЬБАХ
РОССИЙСКОЙ НАУКИ И ОБЩЕСТВА

Григорий Ханин
доктор экономических наук

П.А.Даниловцев. Краха науки не будет. Якутск. 2001г.

Имя автора — ученого и журналиста хорошо известно читателям "НВС" и научным работникам СО РАН. В течение 5 лет, с 1967 г. по 1972 г., он работал в одном из самых "горячих" подразделений аппарата СО АН СССР, занимавшимся контролем за внедрением научных достижений в производство. Тогда им (в соавторстве) была написана небольшая по объему, но очень содержательная книга о проблемах внедрения достижений сибирской науки и, шире, тенденциях развития советской и мировой науки. После немалого перерыва, вызванного работой в качестве заместителя директора по науке Института мерзлотоведения СО АН СССР в Якутске, П.Даниловцев вернулся в Академгородок, где продолжил свою журналистскую деятельность (он член Союза журналистов с 1963 г.), публикуя в "НВС" интервью с известными учеными и общественными деятелями, главным образом о состоянии российской науки и общества. Благодаря содействию Института мерзлотоведения отдельные публикации изданы сборником. Читателям будет интересно ознакомиться с точкой зрения на процессы, происходящие в обществе и науке, таких известных ученых, как М.Лаврентьев, В.Накоряков, Д.Кнорре, Б.Орлов, С.Загребальный, ряда других. Среди интервьюируемых и широко известный ныне П.Бородин, тогда мэр Якутска. Большой интерес вызовут и воспоминания автора об основателе Академгородке М.А.Лаврентьеве. В определенной степени сборник является летописью сибирской науки, кроме того, в нем отражены важнейшие проблемы российского общества и экономики конца 80–90 годы.

П.Даниловцев, проработав многие годы в науке, умеет оценить состояние науки и уровень научных работников и задать своим собеседникам нужные вопросы. Он спрашивает о том, что волнует и его самого, и общество, и представителей самых различных социальных слоев.

Три темы являются сквозными в сборнике: почему российское общество к концу 80-х годов оказалось в тупике и как из него выйти, что реально произошло в науке в советское время и что ждет в будущем российскую науку. Все они, конечно, неразрывно связаны друг с другом.

Многие ретроспективные интервью посвящены крупным достижениям советской науки, неотделимой от достижений советской экономики и общества, но никуда не уйти и от крупнейших провалов и неудач. О причинах этих провалов говорят ученые-экономисты — Б.Орлов, а также автор этих строк. Не могут уйти от этого вопроса и ученые-естественники. Б.Орлов напоминает о репрессиях, коснувшихся выдающихся представителей экономической науки, упрямом нежелании власти прислушиваться к объективной оценке реального положения в советской экономике,отсутствии возможности гласно излагать свои взгляды. Вследствие этого, например, кризис в инвестиционной сфере, возникший уже в 80-е годы, стал осознаваться с огромным опозданием, в сущности только сейчас. Академик В.Накоряков справедливо называет непомерные военные расходы как важнейший фактор кризиса советской экономики.

В книге с гордостью говорится о достижениях советской науки вообще и о сибирской в частности. За словами ученых реальные достижения, вклад в мировую науку. Однако, П.Даниловцева беспокоит, что результаты научной деятельности советских и российских ученых значительно меньше, чем это следует из ресурсов, которые им предоставляло в свое время государство. Как вежливый человек, он не вступает в полемику с утверждениями, что у нас в науке дела обстоят прекрасно. Так, В.Накоряков не видит отставания советской фундаментальной науки от мировой (стр.65). Но как же быть с тем, что за последние тридцать лет советские ученые получили немногим более 1% Нобелевских премий (сравните с американскими) при гораздо меньшем разрыве в расходах на науку, в том числе фундаментальную. На одни непомерные военные расходы этот результат не спишешь...

Снова и снова П.Даниловцев "допрашивает" своих собеседников, все ли хорошо в организации нашей науки, не приобрели ли в ней чрезмерное влияние ложные ценности и авторитеты. Еще в 1991 году он спрашивает у Б.Орлова, как он объясняет преобладание среди избранных тогда академиков АН СССР администраторов (стр.54) и тот с ностальгией вспоминает, как в 50-е годы в академики выдвигали, как правило, старших научных сотрудников и заведующих лабораториями. Не потому ли, добавлю от себя, наибольшие достижения в советской науке были именно в этот период. Тот же вопрос, что и в 1991 году, П.Даниловцев, задает и в 2001 мне (стр.121). Выходит ничего не изменилось, и уроки нам не впрок. Каких же еще катаклизмов надо ждать, чтобы здравый смысл восторжествовал и здесь? И если сами ученые не могут навести порядок в своем доме,то можно ли ожидать от них вклада в наведение порядка в обществе? Конечно, задать хороший вопрос достаточно для журналиста, но не для ученого. Как изменить существующее положение с выборами академиков и что делать с уже существующим составом Академии наук? Вопрос не простой. Видимо, главная проблема здесь в статусе Академии: является ли она по существу государственной организацией или общественной...

Книга П.Даниловцева носит жизнеутверждающий заголовок — "Краха науки не будет". Если оценивать эту проблему сквозь призму жизни Академгородка утверждение, высказанное академиком М.Лаврентьевым, кажется оправданным. Краха Академгородка, чего опасались многие в начале 90 годов, к счастью, не произошло. Но можно ли этот вывод отнести ко всей российской науке,которая включает и отраслевую и вузовскую? У меня на этот счет существуют очень большие сомнения. В самом деле, ассигнования на российскую науку сейчас составляют лишь немногим более 5 миллиардов долларов в год, почти в 40 раз меньше, чем на американскую и намного меньше, чем на науку в крупных западноевропейских странах, в Японии и Китае, даже в некоторых развивающихся странах. Можно ли при таком мизерном финансировании долгое время осуществлять значимые научные исследования? Российская наука во многом живет на старом советском наследии, материальном и интеллектуальном. Но оно ведь неизбежно должно закончиться. Автор книги убежден, что без науки у России нет будущего. Во всяком случае среди развитых государств мира. И с этим трудно не согласиться.

Я затронул лишь небольшую часть содержания книги. Уверен, что читатели разных возрастов почерпнут из нее много ценных мыслей и нередко малоизвестных фактов.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?20+53+1