Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 11 (2796) 17 марта 2011 г.

ЭТО НАША С ТОБОЙ
БИОГРАФИЯ

Институт вычислительных технологий ещё очень молод. Он основан в 1990 году и сейчас только приближается к своему совершеннолетию. И если убелённой сединами зрелости, быть может, и приличествует забронзовело-монументальный стиль, то о молодёжи принято говорить попроще. Поэтому мы решили не перегружать внимание обилием точных архивных сведений, а обратились к учёным с просьбой рассказать о том, какое место занимает институт в их жизни. Что из этого получилось, судить читателям.

Ю. Плотников, «НВС»

Взгляд слегка со стороны

Иллюстрация

Член-корреспондент РАН Игорь Вячеславович Бычков — известный специалист в области информационных технологий, директор Института динамики систем и теории управления, заместитель председателя профильного ОУСа. Учёный давно и плодотворно сотрудничает с ИВТ и, как никто другой, может оценить братский институт взглядом слегка со стороны.

— В Сибирском отделении много институтов, больших и не очень, занимающихся чисто фундаментальными проблемами и приложением фундаментальных знаний в прикладных исследованиях. Но среди них особо выделяется Институт вычислительных технологий — лидер в своей области не только в Сибирском отделении, но по некоторым направлениям — в Российской академии наук в целом. И сегодня в честь его небольшого юбилея хотелось бы сказать о нескольких моментах.

Иллюстрация

Первое, что очень важно — институт обладает, с одной стороны, цельным и очень взвешенным подходом к проблемам информационных технологий и математического моделирования. С другой стороны, это институт, который не боится развития новых направлений.

Бессменный директор и основатель института академик Юрий Иванович Шокин прошёл уникальную школу своего учителя Николая Николаевича Яненко, очень рано возглавил институт в Красноярске, много сделал для развития информационных технологий в регионе. Многие из тех, кто уехал в Красноярск вместе с ним, потом вернулись в ИВТ и продолжают работать.

Академик Шокин сумел выпестовать целую когорту воспитанников, причём не только из тех, кто работает у него в институте, но и по всей территории Сибирского отделения. Сам я себя отношу и всегда относил к так называемой команде Юрия Ивановича. Может быть, в меньшей степени я являюсь его учеником с точки зрения научных дисциплин, но с точки зрения работы в одной команде, нацеленной на создание и совершенствование информационных технологий — безусловно.

Наше сотрудничество начиналось с двух основных направлений. Первое — программа ГИС, которую инициировал председатель Сибирского отделения Валентин Афанасьевич Коптюг. Сегодня в геоинформационных технологиях Сибирское отделение является лидером в Российской академии наук. Второе направление, в котором мы работаем в рамках этой же команды — создание и развитие сети передачи данных Сибирского отделения, а если точнее — программы «Телекоммуникационные и информационные ресурсы СО РАН». В настоящее время СПД СО РАН — крупнейшая корпоративная сеть не только на территории Сибири, но и России в целом.

Совсем недавно создан Объединённый учёный совет по нанотехнологиям и информационным технологиям, который возглавляет Ю. И. Шокин. Сегодня Совет тоже демонстрирует очень высокую производительность и эффективность. В основном силами ИВТ поддерживается сайт ОУСа. Уже во второй раз проведён конкурс сайтов институтов СО РАН.

Очень важное дело, которое начал Юрий Иванович — это проведение российско-германских школ по параллельному программированию, в организации которых активное участие принимает группа давних немецких соратников Института вычислительных технологий во главе с профессором М. Рэшем. В этих школах по параллельному программированию участвовали молодые учёные практически изо всех научных центров и большинства институтов Отделения.

Невозможно не вспомнить проведение целого цикла конференций по вычислительным и информационным технологиям, в программных и организационных комитетах работают представители всех институтов, где эти технологии развиты значительно, а также наши коллеги из Казахстана, Узбекистана, Сербии, Германии, Монголии.

Ну и, конечно же, одно из знаменательных достижений института — его журнал «Вычислительные технологии». Это журнал всех нас, кто занимается вычислительными технологиями. Он имеет весьма высокий импакт-фактор среди журналов Сибирского отделения и при этом не получает централизованной поддержки. Позиция редколлегии заключается в том, что хороший журнал должен быть если и не самоокупаемым и приносящим доход, то, по крайней мере, не убыточным. Самое главное — тот уровень публикаций, который неукоснительно выдерживается. Сегодня ведётся работа, чтобы сделать журнал переводным в полном объёме, а не только аннотации. Думаю, такая задача будет в ближайшее время решена, что поднимет и сам журнал, и уровень узнаваемости наших исследований в мире на новую высоту.

В заключение хотел бы упомянуть о двух вещах. Первое: невозможно иметь хороший институт, не имея хорошего коллектива — исследователей целеустремлённых, знающих, ответственных, молодых иногда душой, а иногда и по паспорту. В ИВТ это есть. За минувшие 20 лет коллектив, конечно же, состоялся.

И второе: не могу не сказать о руководстве института, в первую очередь, о его директоре. Наверное, сегодня этот человек, обладающий колоссальным профессиональным кругозором и достижениями, которые можно перечислять долго, до сих пор остаётся 20-летним, соответствующим своему институту. Огромное количество планов, идей, огромная работоспособность и ответственность. Он часто любит говорить с юмором: «Если не мы, то кто же?» или «Если бы директором был я, то как?». При всей строгости и требовательности, которые у него есть, это весёлый, интеллигентный, имеющий свои увлечения человек, и это прекрасно. Очень плохо, когда у человека нет хобби. У Юрия Ивановича они есть. Все друзья об этом знают и время от времени участвуют в пополнении той или другой его коллекции.

Образно говоря, в семье институтов информационно-вычислительного профиля ИВТ выступает и строгим отцом, и доброй матерью. Поэтому за замечательный институт, за его директора и коллектив — сегодняшние тёплые слова. И самое главное — абсолютная уверенность в том, что институт просто обречён на то, чтобы получать результаты мирового уровня.

На смену ГПВЦ

Иллюстрация

Институту вычислительных технологий предшествовал Главный производственный вычислительный центр (ГПВЦ). Обстоятельства, сопутствовавшие его преобразованию, вспоминает заведующий лабораторией информационных систем и защиты информации Владимир Сергеевич Стогниенко.

— Я работаю здесь уже лет 30. И скажем так: не я пришёл в институт, а институт пришёл ко мне. Потому что я работал в ГПВЦ с первого дня его создания, с 1978 года, а потом, и тоже с первого дня — в ИВТ.

Собственно говоря, ГПВЦ был производственной организацией — он обеспечивал все институты Сибирского отделения машинным временем. Тогда так считали: чтобы не тратить лишних денег на каждый институт, вся лучшая вычислительная техника была сосредоточена в здании ВЦ. Но когда началась перестройка, ГПВЦ медленно, но верно загнулся, не выдержав бремени коммунальных расходов, и началась эра ИВТ. Это не сразу стало очевидно. Юрий Иванович Шокин собрал людей отовсюду. Для нас, сотрудников старого ГПВЦ, это всё было внове: одно дело — производство, другое — наука. Подходы несколько другие. Людей, которые пришли сюда, мы наполовину уже знали, потому что они сюда считать приходили. Людей-то знали, но, честно говоря, не видели, что впереди. Техники нашей уже нет. Персоналок — ещё нет. На чём работать будем?

А потом постепенно начали мы здесь разворачивать мощности. Дело в том, что исторически так сложилось, что и ГПВЦ, и ИВТ сейчас — это организации, обеспечивающие всё сетевое хозяйство Сибирского отделения. В своё время на базе ГПВЦ даже была построена сеть коллективного пользования (она так называлась и в старые времена) — ещё на медных проводах. Но основная идея была реализована, пусть и доступными средствами. Причём эти медные кабели функционировали ещё долго.

С тех пор мы продвинулись очень далеко. За последние годы в Сибирском отделении создана система видеоконференций. Для меня это важно, например, потому что в своё время, когда Юрий Иванович Шокин был главным учёным секретарём СО РАН, я предлагал это сделать в Президиуме ещё на том оборудовании. Понимаю, конечно, что получилось бы совсем не то, что сегодня называется видеоконференцией — только сам факт, что видишь человека и представляешь, что он говорит. Никакого, естественно, удовольствия, зато средства на поездку сэкономлены. Сейчас это не проблема — видеоконференцсвязь в режиме реального времени налажена с любым научным центром Сибирского отделения.

Это, вообще говоря, заслуга Юрия Ивановича. А нам как исполнителям, конечно, интереснее создавать что-то своими руками, чем сидеть на всём готовом и делать вид, что сопровождаешь процесс. Любая техника, естественно, постоянно вылетает, и большую часть времени ты занимаешься её восстановлением. Но когда в своей работе постоянно видишь что-то новое, устанавливаешь, продвигаешь... Сейчас наша профессия тоскливой стала — попал на неделю куда-нибудь в тайгу, вернулся, а уже много чего не знаешь. А здесь есть возможность постоянно держать себя в тонусе. На все форумы ездим, на конференции. Тебе там рассказывают о новом оборудовании, о новых достижениях — и вдруг у тебя появилась возможность на этом работать. Вот это для нас важно.

Про научные достижения института тоже можно долго говорить. Мало того, когда я начинал работать, у меня о научной карьере и мыслей не было, хотя и уходил я из ГПВЦ уже завотделом. Но Юрий Иванович настаивал: «Давай, у тебя есть что показать!» И настолько они меня увлекли с Борисом Яковлевичем Рябко, что я просидел несколько лет все выходные и ночи, но в итоге стал кандидатом наук. Так что воспоминания об институте у меня такие — только хорошие, добрые.

Красноярская предыстория

Иллюстрация

Для многих сотрудников ИВТ важным этапом в жизни стала работа в Красноярском научном центре. Об этих незабываемых годах рассказывает доктор физико-математических наук Леонид Борисович Чубаров:

— В 1976 году мы переехали из Вычислительного центра в ИТПМ, когда Николай Николаевич Яненко стал его директором. Юрий Иванович Шокин к тому времени был здесь заведующим лабораторией в отделении численных методов механики сплошных сред. Тематика, связанная с численным моделированием волн цунами, которым мы начали заниматься по инициативе Анатолия Семёновича Алексеева, сразу же оказалась в центре внимания этой молодой лаборатории. И, по сути дела, над этим я и работал всю свою сознательную жизнь.

И вдруг в 1983 году, в конце мая Юрий Иванович объявил нам, что его приглашают возглавить Вычислительный центр в Красноярске и предложил нам присоединиться к нему. Новость, конечно, нас потрясла. Какие-то слухи до нас доходили, но мы старались в них не верить. Казалось, что жизнь прекрасна, и здесь так хорошо всё складывается. И вдруг ехать куда-то в Красноярск! Но Юрий Иванович — человек невероятной мудрости, он представлял, чем дело кончится. А кончилось тем, что в большинстве своём мы поехали вместе с ним.

Приехали мы в Красноярск в ноябре 1983 года и приступили к строительству своего жилья на принципах самоотделки. Запустили нас в полупостроенный дом, и мы овладели там навыками и стекольщиков, и сантехников, и прочих профессий. Прожили мы там до печальной даты смерти Николая Николаевича Яненко, вернулись в Новосибирск на похороны, забрали свои семьи, и в первых числах февраля в страшные морозы приехали с семьями в Красноярск. Там нас Юрий Иванович встретил, и стали мы жить и работать.

Годы жизни в Красноярске были, конечно, мощным скачком. От беззаботных младших научных сотрудников и старших инженеров — к большой ответственности. Анатолий Михайлович Федотов стал заместителем директора, я начал заведовать лабораторией. На нас обрушился объём новых задач. В Красноярске многие понятия имели эпитет «краевой». Как мне представляется, мы там были востребованы. Была интенсивная связь между академическими институтами и руководством края, крайкомом партии, которые привлекали науку для экспертиз проектов, помогали решать многие возникающие проблемы.

В Красноярске на нас свалился первый международный контракт по расчёту карт изохрон волн цунами Тихого океана. Его мы выполнили к 1986 году и тут же получили новый — на продолжение этих работ. Для нас меньшей сложностью было решение математических задач. Сложность состояла в том, как работать по международному контракту, как получать деньги. Деньги, правда, были крохотные, на них мы купили для себя ксероксы. Тогда это был предел мечтаний. А на второй контракт мы купили 286-й компьютер, который к нам пришёл из самого сердца — из Калифорнии. Сейчас рассказать — никто не поверит. Мы купили 286-й компьютер, но самый дорогой — «Компак», лицензионное программное обеспечение для него, компиляторы, 10 мягких дискет, и всё это замечательное имущество стоило 10 тыс. долларов. Представляете? Но мы были страшно счастливы. В своё время в газете «Наука в Сибири» я написал некое эссе под названием «История с географией» — про приключения, связанные с этим проектом.

Потом мы занимались созданием базы по введению школьной информатики. В те годы Андрей Петрович Ершов очень активно эту идею продвигал. И, в отличие от других регионов, в Красноярске на базе телевизора «Рассвет» был сделан школьный персональный компьютер! В Дивногорске на Заводе низковольтной аппаратуры изготовили для него клавиатуру. Ребята, которые работали у Анатолия Михайловича Федотова, сделали интерпретатор с БЭЙСИКа, а в качестве монитора работал телевизор «Рассвет». Самая большая беда, что сейчас, по-моему, не осталось ни одного экземпляра этого красноярского компьютера.

Очень интересная задача возникла на заводе Красмаш, где выпускают холодильники «Бирюса» — они хотели сделать математическую модель температурного процесса, динамики температуры холодильной камеры с учётом открывания-закрывания дверей, разного расположения продуктов и т.д. Задача очень сложная и интересная, и мы были готовы за неё взяться, но вдруг у них встал цех покраски и сушки, и им стало не до математических моделей.

Работы было много. Юрий Иванович всегда старался найти такую тематику, которая могла бы объединить весь коллектив института, сделать так, чтобы в ней были задачи для специалистов по газовой динамике, по твёрдому телу и т.д. Одним из вариантов решения такой задачи было наладить сотрудничество с военно-морскими инженерами из Ленинграда. Оно продолжается и сейчас — уже на общественных началах. Гаяз Салимович Хакимзянов сейчас решает для них задачи о преградах, о защите береговых сооружений.

С конца 80-х годов мы сотрудничаем с Росгидрометом. Тогда это подразделение называлось Центральное конструкторское бюро гидрометеоприборостроения в Обнинске. Потом оно вошло в состав НПО «Тайфун», с которым мы работаем до сих пор по задачам создания национальной системы предупреждения о цунами. Раз в 20 лет происходит очередная реинкарнация этой системы, её коренное обновление и модернизация. В 1980-е годы страна выделила на это огромные средства. Но получилось так, что к началу 90-х полностью сменилась аппаратная база — те компьютеры, на которые она рассчитывалась в изначальном плане, просто перестали выпускаться, а весь софт был написан для них. Возникла острая ситуация: наступает срок сдачи системы, а по части алгоритмов и программ там ничего нет. И тогда коллеги из Росгидромета обратились к нам. А у нас уже был опыт разработки алгоритмов, связанный с выполнением контрактов, о которых я рассказывал, и мы эти алгоритмы перенесли на новую аппаратную базу, добавили соответствующие интерфейсы взаимодействия с пользователями, графические представления, алгоритмы отработки регламентов, протоколы соответствующие и т.д. и в 1990 году сдали первую очередь этой системы для Сахалинского центра предупреждения о цунами. На следующий год мы переехали в Новосибирск и уже в ИВТ делали аналогичную работу для Камчатки. На Сахалине эта система до сих пор в строю, работает в штатном режиме.

А с новой системой, над которой мы работаем сейчас, нам тоже, можно сказать, повезло. Дело в том, что сильная гроза на Камчатке сожгла все компьютеры, на которых стояла наша старая система. Произошла полная замена оборудования, и наши коллеги решили установить на него сразу новую систему. С 2009 г. на Камчатке стала работать в эксплуатационном режиме новая версия системы предупреждения о цунами. Эту работу мы собираемся продолжать дальше.

Мы были полностью увлечены работой, занимались только ей и ни о чём больше не думали. К нам уже тогда начали приезжать иностранцы. И вот где-то в октябре 1990 года мы ехали из аэропорта, где встречали профессора Цудзи, прилетевшего в Красноярск, и вдруг Юрий Иванович сообщил нам, что получил приглашение от Валентина Афанасьевича Коптюга создать институт в Новосибирске.

К тому времени, с одной стороны, ясны были тенденции вычислительной техники, с другой — стоимость потребления электроэнергии стала таковой, что все те компьютерные гиганты, которые здесь у нас стояли, было уже невозможно использовать. Да и институты стали себе покупать недорогую персональную технику, которая им не уступала. Поэтому монстр ГПВЦ, который жил на том, что торговал машинным временем, изжил себя. Я понимаю, что возникла достаточно разумная идея — создать небольшой мобильный институт, который бы занимался современными вычислительными и информационными технологиями и обеспечивал запросы сообщества Сибирского отделения в этих самых новых информационных технологиях.

Но если тогда, когда мы ехали в Красноярск, Юрий Иванович нас вызвал и сказал, что предлагает нам поехать с ним, то на этот раз никаких предложений не последовало. Годы были тяжёлые, и, как выяснилось потом, Юрий Иванович обещал Валентину Афанасьевичу, что не позовёт с собой никого из Красноярска. А если кто захочет поехать, то помощи от Сибирского отделения не будет.

Знаете, работать с Юрием Ивановичем очень хорошо — интересно и честно. Поэтому работать именно с ним хотелось всегда. И сначала я сказал, что еду. Но, с другой стороны, у меня в Красноярске были сотрудники, были обязательства. На кого же я их оставлю? И я дал обратный ход — нет, не могу.

И очень скоро почувствовал, что ошибся. Все эти метания очень быстро происходили. Решение переезжать было в декабре 1990-го, в январе 1991-го я решил, что не поеду, а в феврале случилась в Новосибирске конференция по водным проблемам. Тогда я пришёл к Юрию Ивановичу и всё ему честно рассказал. И Юрий Иванович возобновил своё предложение взять меня в новый институт. Всё, что было потом — уже дело техники, потому что для себя я вопрос уже решил. И с февраля 1991 года я сотрудник Института вычислительных технологий.

В одно время со мной переехали Гаяз Салимович Хакимзянов и Владимир Николаевич Паутов. Потом подтянулись ещё товарищи. Когда стало ясно, что нужен человек, который будет заниматься телекоммуникационными и информационными задачами, приехал Анатолий Михайлович Федотов, с ним Зинаида Ивановна Федотова, потом Сергей Кузьмич Голушко, другие ребята. А дальше была пора становления нашего института — наше возвращение и воссоединение с ИТПМовской группой.

Десант из ИТПМ

Иллюстрация

Вспоминает доктор физико-математических наук Виктор Михайлович Ковеня:

— В июне 1990 года отдел численных методов Института теоретической и прикладной механики почти в полном составе перешёл во вновь созданный Институт вычислительных технологий, директором которого несколько месяцев был назначен Юрий Иванович Шокин. И фактически этот отдел создал научный костяк института. Основные задачи тогда были связаны с математическим моделированием и поддержкой обслуживания электронно-вычислительных машин. Но в связи с теми переменами, которые произошли в стране, и появлением новой персональной электронно-вычислительной техники большие ЭВМ через несколько лет были закрыты, и институт стал научно-исследовательским учреждением. Начались исследования по нескольким направлениям: развитие аппаратно-программных средств и информационно-вычислительных технологий, разработка технологий вычислительного эксперимента в области механики, химии, биологии, геофизики, охраны окружающей среды... Практически все эти исследования продолжаются и до настоящего времени. Более того, в 1990-х годах Юрий Иванович развернул новое направление — информационно-телекоммуникационные технологии, которое сегодня стало основным.

Институт с самого начала взял курс на тесную интеграцию с вузами. Он является базовым для кафедры вычислительных методов в механике сплошной среды в НГУ, основанной Николаем Николаевичем Яненко. Потом, с 1987 года, заведующим кафедрой стал я и остаюсь им до сих пор. Студенты проходят практику в ИВТ, около 20 наших профессоров и доцентов преподают на кафедре. В работе кафедры мы тесно взаимодействуем с Институтом гидродинамики, ИТПМ, Институтом теплофизики, Катализа. Ю. И. Шокин возглавил кафедру вычислительных технологий в НГТУ. Со временем были установлены контакты и с другими сибирскими университетами.

— Когда мы здесь появились, — рассказывает доктор физико-математических наук Юрий Николаевич Григорьев, — то какое-то время скитались по этому корпусу. Сидели, например, там, где сейчас институт имени А. П. Ершова. Размещались довольно плотно, компьютеры у нас были плохие. В то время уже совершенно умирала надежда использовать те машины, которые были здесь в рамках СЭВ — этот комплекс существовал, но был нежизнеспособен, хотя институт и создавался на предмет сохранения и развития численных методов больших задач. И все этим действительно занимались. Но, к сожалению, время было такое, 1992–94 годы, когда в нашем государстве происходили такие пертурбации, что было не до больших задач — народ больше интересовался политикой, а также такими приземлёнными вопросами, как дальше выжить, потому что зарплата задерживалась.

Честно говоря, какой-то момент был настолько острым, что речь шла уже о сокращении и без того уже сокращённого коллектива. Очень болезненным было увольнение обслуживающего персонала комплекса больших электронно-вычислительных машин. Тем не менее, несмотря на такие жёсткие условия середины и конца 1990-х годов, всё-таки руководству института удалось сохранить коллектив. Небольшое количество молодёжи было принято на работу, и теперь эти «молодые» люди уже средних лет. На моём юбилее, а мне уже 70 исполнилось в прошлом году, мои коллеги, которых я помню студентами и начинающими учёными, выражались примерно так: «Мы, молодые...» А этим молодым уже кому за 50, кому под 60, кому, как минимум, за 40. И в этом большая проблема, конечно.

Состоит она в том, что, продолжительность жизни у учёных всегда была за 70, и это в основном активно работающие люди. Те, кто не мог активно работать, ушёл раньше или даже ушёл из жизни. И надо бы омолодить состав, но делать это хирургическими методами, во-первых, не позволяет моральная сторона, которая говорит, что так делать нельзя, а во-вторых — и юридическая сторона. Сейчас сняты всякие ограничения на занятие должностей в системе Академии наук. Прежде всего это касается самих академиков, которые теперь стали, как и французские коллеги, «бессмертными». Одновременно и все последующие ступеньки служебной лестницы тоже и жить хотят, и работать. И как эту проблему решить?

Молодым везде у нас дорога

Иллюстрация

Тем не менее, научная смена в институте растёт. Как это происходит, наверное, лучше всех может рассказать Владимир Борисович Барахнин, который ещё совсем недавно был председателем Совета научной молодёжи ИВТ:

— В институт я пришёл сразу же после НГУ и, видимо, был одним из последних выпускников, которые распределялись ещё в советском порядке. Дело в том, что по окончании университета передо мной встал вопрос: куда идти дальше? Было несколько предложений в аспирантуру, но я всё-таки понимал, что аспирантура — это весьма непостоянный статус. А на дворе стоял 1993 год, когда всё было зыбко и неопределённо. И вот, зайдя в существовавший ещё тогда отдел распределения, я увидел, что Институт вычислительных технологий, про который я тогда, надо сказать, узнал впервые, набирает стажёров-исследователей. В университете я специализировался в Институте математики у профессора Геннадия Владимировича Демиденко, занимался дифференциальными уравнениями, качественной теорией и, в принципе, вычислительная математика была мне тогда довольно близка. И я решил узнать, чем же занимается институт. Придя, я сразу попал на приём к Виктору Михайловичу Ковене, который был тогда заместителем директора института. Узнав, что средний балл у меня 4,92, он отвёл меня к Юрию Ивановичу Шокину, сочтя, видимо, перспективным кадром. Юрий Иванович показал мне лаборатории, рассказал, чем они занимаются, и в итоге определился взять меня в свою лабораторию, которая тогда развивала численные методы в длинноволновой гидродинамике. Вот так, практически по распределению, я попал в институт, в котором работаю уже 17 лет.

Под руководством Юрия Ивановича Шокина и Гаяза Салимовича Хакимзянова я за три года защитил кандидатскую диссертацию по численным методам в длинноволновых моделях гидродинамики и ещё какое-то время продолжал работать в этой области. Но времена в плане научных приоритетов стали несколько меняться.

Немного отвлекаясь в сторону, надо отметить, что Юрий Иванович никогда не боится участвовать в новых задачах и ставить их перед своими сотрудниками. И это, в общем-то, понятно — прикладная и вычислительная математика во многом порождены потребностями практики. А развитие нашей цивилизации, особенно в условиях современного российского общества, таково, что в течение достаточно короткого срока меняются приоритеты востребованности задач государством, обществом, попросту говоря, заказчиками, и поэтому иногда бывает необходима быстрая перегруппировка сил. Это, конечно, не означает, что сразу забрасывается старая тематика и все враз начинают заниматься новой, но, тем не менее, перегруппировка сил, ориентация научной молодёжи в более перспективную область — это стиль работы, характеризующий нашего директора.

С середины 1990-х годов наш институт наряду с традиционными, пришедшими ещё из школы Николая Николаевича Яненко вычислительными методами механики сплошной среды, стал заниматься новыми задачами, связанными с информационными технологиями, с Интернетом. Возглавил эту тематику Анатолий Михайлович Федотов. В начале 2000 года меня вызвал Юрий Иванович и сказал, что более актуальны сейчас задачи в области информационных технологий и предложил позаниматься ими. И вот уже в течение десятилетия я занимаюсь этой проблематикой. В феврале защитил докторскую диссертацию.

Ещё один аспект, который позволяет мне наблюдать за научной политикой нашего института — с момента возрождения Совета научной молодёжи, которое произошло в нашем Отделении в самом конце 1990-х годов, я возглавлял СНМ института. Уже стал ветераном движения типа освобождённого комсомольского работника и только совсем недавно уступил дорогу более молодым. Являюсь я и заместителем председателя Совета научной молодёжи СО РАН, поэтому участвую в различных комиссиях по приёму экзаменов в аспирантуру, кандидатских экзаменов, аттестации аспирантов, ежегодно организую всероссийские конференции молодых учёных по математическому моделированию и информационным технологиям и в деталях вижу постоянную заботу, постоянное внимание, уделяемое нашим руководством подготовке молодых кадров. В институте существует Центр подготовки кадров, который отслеживает этот единый процесс, начиная со специализации студентов НГУ или других вузов у сотрудников института и заканчивая приёмом кандидатских экзаменов и помощью в оформлении кандидатских диссертаций. За эти годы довольно много, по нашим меркам, молодёжи защитилось — уже перевалило за второй десяток, что при численности нашего института совсем немало.

В институте постоянно действуют три семинара. Один специально для аспирантов и магистрантов, где заслушиваются их работы, затем традиционный семинар, основанный ещё Николаем Николаевичем Яненко — по информационно-вычислительным технологиям, и семинар по другому направлению — информационные технологии, где выступают с докладами учёные, представляются кандидатские и докторские диссертации. Словом, для молодёжи постоянная почва, подпитка для роста, получения новых знаний.

Выбор на всю жизнь

Иллюстрация

А завершает наш вечер воспоминаний доктор физико-математических наук Михаил Петрович Федорук:

— Я пришёл в институт относительно молодым человеком 35 лет вместе с большой группой из отдела В. М. Ковени из ИТПМ. Тогда докторами наук сюда переходили Ю. Н. Григорьев, В. М. Ковеня, Г. Г. Черных. А в основном пришли все кандидатами наук. Некоторые находились на подходе и защищали диссертации уже здесь. И так стали расти, что в результате поучился институт, в котором скоро докторов наук будет больше, чем кандидатов.

В Институте вычислительных технологий я прошёл путь от научного сотрудника до заместителя директора. За это время я сдружился с очень многими людьми, практически со всеми поддерживаю дружеские отношения, несмотря на то, что занимаю административный пост. Эти чисто человеческие отношения, которые удалось сохранить на протяжении 20 лет, очень важны для меня. Я знаю, что эти люди меня не подведут и всегда поддержат. Так что, я думаю, самое главное у института впереди. Мы стали старше на 20 лет, но жизнь бурлит.

стр. 6-7

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?8+583+1