Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 13 (2798) 31 марта 2011 г.

А. Г. Коржубаев:
«Любая уступка в Азии — проявление слабости,
за которым последует требование новой уступки»

Профессор А. Г. Коржубаев, заведующий отделом темпов и пропорций промышленного производства ИЭОПП и кафедрой политической экономии НГУ, уполномоченный СО РАН по вопросам сотрудничества с Китаем, активно участвует в выработке государственной политики по взаимодействию со странами АТР — наиболее динамично развивающегося региона мира. После возвращения из Владивостока, где в настоящее время идет подготовка к саммиту АТЭС 2012 года, Андрей Геннадьевич поделился некоторыми соображениями о стратегических направлениях сотрудничества с АТР в энергетической сфере.

Геополитическая ситуация.
Необходимо укрепить позиции

Иллюстрация

Долгосрочные интересы Российской Федерации, состоящие в создании экономики инновационного типа, интегрированной в мировое технологическое и экономическое пространство, определяют особую роль Сибири, Дальнего Востока и прилегающих районов Арктики в силу их географического положения, наличия значительного природно-ресурсного, производственного, научно-технического, образовательного и кадрового потенциала. Вопрос заключается в том, будет ли Россия продолжать сдавать геополитические позиции в Тихоокеанском регионе, как это произошло с Дальним (Далянем), Порт-Артуром (Люйшунем), Китайско-Восточной железной дорогой (КВЖД), или создаст на Востоке страны мощный центр экономического развития для продвижения своих интересов в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР)?

В условиях возрастания геополитической и экономической роли АТР в мире России необходимо наращивать своё присутствие, экономический и политический вес в этой части евразийского континента. Здесь пересекаются интересы крупнейших мировых держав, и Россия не может далее терять население и экономический потенциал на Востоке, упуская возможности участия в дальнейшем переделе мировых рынков.

В АТР сконцентрирована значительная часть населения планеты и промышленного производства, на регион приходится свыше трети мирового спроса на энергию и энергоносители. Для дальнейшего развития странам АТР требуются дополнительные сырьевые и энергетические, в первую очередь нефтегазовые ресурсы. Обострение борьбы за энергоносители — одна из важных реалий современного глобализирующегося мира, и усиление роли России в качестве мирового энергетического лидера будет происходить именно за счет укрепления позиций на энергетических рынках АТР.

Энергетический потенциал.
Государственные документы

Одним из важных направлений реализации интересов России в АТР является обеспечение социально-экономического развития восточных регионов за счёт эффективного освоения природно-ресурсного и энергетического потенциала. Восток России не только территориально приближен к набирающему мощь региону мира, но и располагает значительными источниками сырья и энергоносителей. В Восточной Сибири и на Дальнем Востоке сосредоточены значительные запасы и ресурсы нефти, газа, угля, урана, гидроэнергии, которые должны стать основой процветания региона и фактором продвижения российских интересов в АТР.

Главный козырь энергетической дипломатии России на Азиатско-Тихоокеанском направлении — углеводородный потенциал на Востоке страны. В СО РАН на протяжении нескольких десятилетий ведутся исследования по обоснованию стратегии развития НГК Востока страны, у истоков этих проектов стояли академики А. А. Трофимук, А. Э. Конторович. В современной России результаты научных разработок зафиксированы во всех крупных документах отраслевого и регионального развития, таких как:

— Стратегия экономического развития Сибири (утверждена распоряжением Правительства РФ № 765-р от 7 июня 2002 г.);

— Генеральная схема развития газовой отрасли России на период до 2030 года (2011 г.);

— Генеральная схема развития нефтяной промышленности России до 2020 года (2011 г.);

— Программа создания в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке единой системы добычи, транспортировки газа и газоснабжения с учетом возможного экспорта газа на рынки Китая и других стран Азиатско-Тихоокеанского региона (Восточная газовая программа);

— Энергетическая стратегия России до 2020 г. (утверждена распоряжением Правительства РФ № 1234-р от 28 августа 2003 г.);

— Энергетическая стратегия России до 2030 г. (утверждена распоряжением Правительства РФ № 1715-р от 13 ноября 2009 г.);

— Стратегия социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона до 2025 года (утверждена распоряжением Правительства РФ № 2094-р от 29 декабря 2009 г.);

— Стратегия социально-экономического развития Сибири до 2020 года (утверждена распоряжением Правительства РФ № 1120-р от 5 июля 2010 г.).

Эффективное освоение преимущественно российским капиталом запасов и ресурсов углеводородов (УВ) Восточной Сибири и Дальнего Востока — важное условие сохранения национального суверенитета России над обширными восточными территориями, увеличения и повышения уровня жизни российского населения, недискриминационной интеграции в экономическое пространство АТР, обеспечения национальной безопасности страны.

В этих условиях формирование новых крупных центров топливно-энергетического (ТЭК) и нефтегазового (НГК) комплексов, развитие производственной (добывающей, генерирующей, перерабатывающей) и транспортной инфраструктуры на Востоке России становится всё более важной задачей не только социально-экономического развития регионов Дальнего Востока и Сибири и обеспечения энергетической безопасности России, но и служит реализации российских геополитических интересов в АТР.

Крупнейшие проекты.
Процесс пошёл

В ближайшие десятилетия в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке должны быть сформированы новые крупные центры нефтегазового комплекса международного значения. Суммарные новые капитальные вложения составят не менее 160 млрд долл. до 2030 года. Источниками инвестиций в инфраструктуру могут выступить бюджетные средства и кредиты под правительственные гарантии, как было при строительстве нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан» (ВСТО), либо инвестиции нефтегазовых компаний, как в проектах «Ванкор», «Талакан», «Верхняя Чона», «Сахалин-1», «Сахалин-2».

Развитие НГК на Востоке России и широкомасштабный выход на энергетические и нефтегазохимические рынки АТР будут связаны в первую очередь со следующими крупными проектами:

— проведение геологоразведочных работ и освоение месторождений УВ, в том числе на шельфе Дальневосточных и Арктических морей;

— завершение строительства второй очереди и расширение пропускной способности нефтепровода ВСТО;

— развитие морских терминалов для нефти, нефтепродуктов, продукции нефтегазохимии в Козьмино, в Находке, на мысе Елизарова;

— формирование производственно-технологических комплексов по глубокой переработке газа с блоком нефтегазохимии и гелиевым заводом в Саянске, Нижней Пойме, Хабаровске;

— создание системы подземных хранилищ газа и гелия в Красноярском крае, Иркутской области, Хабаровском крае;

— сооружение газотранспортной системы «Сибирь — Дальний Восток — АТР»;

— строительство в Приморском крае (бухта Елизарова) крупного НПЗ с блоком нефтехимии;

— строительство в районе Владивостока (Находки) завода по сжижению природного газа и терминала СПГ;

— участие российских компаний в развитии и эксплуатации объектов энергетической инфраструктуры в странах АТР (НПЗ, ГХК, ПХГ, трубопроводы, АЗС и др.).

Варианты сотрудничества.
Обеспечить национальные интересы

Крупнейшие страны АТР — Китай, Индия, Япония, Корея, обладая значительными инвестиционными ресурсами, скупают сырьевые активы по всему миру, где есть организационные возможности таких сделок. Цели такой политики: получение доступа к реальным активам, которые будут дорожать по сравнению с финансовыми активами, обеспечение сырьевой и энергетической безопасности собственной экономики, а также возможность создания плацдарма в стране пребывания для изучения политической обстановки и экономической конъюнктуры.

В части использования природных ресурсов по ряду позиций, составляющих значительную часть мировых ресурсов, для России существует несколько вариантов:

— поставки сырья с продажей в точке производства (африканский сценарий);

— продажа сырья на границе (среднеазиатский сценарий);

— продажа сырья с доставкой потребителю (ближневосточный сценарий);

— переработка сырья на российской территории либо участие в переработке и конечных продажах на территории страны-покупателя (канадско-австралийский сценарий).

В современной практике российского нефтегазового бизнеса присутствуют элементы всех четырех представленных вариантов. Какой из них станет преобладающим при развитии крупномасштабного энергетического сотрудничества с АТР, будет зависеть от государственной промышленной и региональной политики, позиции государства и компаний в сфере международной торговли и иностранных инвестиций.

Исходя из устойчивых геополитических и экономических интересов страны, региональных процессов в мировой экономике, тенденций в международной системе энергообеспечения Россия заинтересована в:

— диверсификации экспортных поставок за счёт переориентации части потоков нефти с «перегретого» и в основном стагнирующего европейского рынка на динамичные, ёмкие азиатско-тихоокеанские рынки (прежде всего Китай, Корею, Японию);

— обеспечении прямого (минуя транзитные страны) выхода на традиционные и новые рынки сбыта нефти, нефтепродуктов и газа;

— получении долгосрочных гарантий по закупкам нефти, нефтепродуктов и газа;

— участии в управлении (совместной эксплуатации) транзитной, транспортной и распределительной инфраструктурой нефти, нефтепродуктов и газа на территории стран-импортеров;

— участии в прибылях от реализации нефти, нефтепродуктов и газа на территории стран-импортеров.

С учётом состояния рынков и перспектив развития транспортной инфраструктуры экспорт нефти, нефтепродуктов и газа в АТР может осуществляться не только с месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока, но и из Западной Сибири.

Экспорт сырой нефти по всем маршрутам может быть доведен к 2020 году до 100–110 млн т, к 2030 году — до 125–135 млн т. Экспорт нефтепродуктов может составить к 2020 году 25–27 млн т, к 2030 году — 30–32 млн т.

Экспорт газа в значительной мере будет определяться развитием транспортной инфраструктуры и договоренностью по ценам, объёмам и маршрутам поставки. У России нет задачи обеспечить экспорт в АТР любой ценой, поэтому в зависимости от позиции стран-реципиентов поставки на рынки Китая, Японии и Кореи могут составить к 2020 году 30–120 млрд куб. м, к 2030 году — 70–190 млрд куб. м.

Общим правилом при поставках на экспорт сырой нефти и энергетического газа должно стать заключение связных договоров, предполагающих обеспечение доступа российских компаний к объектам транспортировки, переработки и сбыта на территории стран-реципиентов.

Мобилизовать сознание.
Не следует вытряхивать пыльный коврик
себе на голову

Говоря о сотрудничестве с АТР, нельзя обойти тот факт, что у части населения современной России и особенно в депрессивных регионах в Восточной Сибири и Дальнего Востока, и в ряде случаев в научном сообществе существуют упаднические и пораженческие настроения, обусловленные болезненным восприятием текущих негативных процессов.

Не следует вытряхивать пыльный коврик себе на голову перед всем миром. История и России, и других стран знала и более серьезные кризисы. Например, из истории динамично развивающегося сейчас Китая. Поражение в первых двух опиумных войнах стало причиной длительного кризиса китайского государства и источником гражданской смуты, что вылилось в значительную депопуляцию: с 1842 по 1881 год население Китая сократилось на 11 % или на 47 млн человек.

В современных условиях только мобилизационная стратегия позволит России выйти на позитивную траекторию развития и обеспечить территориальную целостность и национальную безопасность страны. Освоение ресурсного потенциала Восточной Сибири и Дальнего Востока преимущественно российским капиталом, формирование новых центров нефтяной и газовой промышленности на Востоке страны позволит стимулировать экономическое развитие этих важных регионов России.

Пример из нашей истории: за период формирования и развития нефтегазового комплекса Севера Западной Сибири население ЯНАО увеличилось в 7 раз (с 80 тыс. чел. в 1970 г. до 550 тыс. чел. в 2011 г.), ХМАО — почти в 6 раз (с 270 тыс. чел. до 1550 тыс. чел.). Численность населения продолжала возрастать и в период общероссийской депопуляции в 1990-е — 2000-е годы, причем как за счет миграции, так и в результате естественного прироста.

Механизмы государственного регулирования.
Нужно поддержать своих

Российские нефтегазовые компании, работающие в районах нового хозяйственного освоения в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, нуждаются в создании условий для эффективной работы, тем более, что нефтегазовые компании—конкуренты стран АТР в своих странах такой поддержкой активно пользуются.

С учётом государственной значимости реализации приоритетных инвестиционных проектов в НГК на Востоке страны необходимо осуществление системы мер государственной поддержки с использованием механизмов государственно-частного партнерства.

Важнейшее условие формирования благоприятного инвестиционного климата — создание организационных и инфраструктурных условий для реализации проектов. Необходимо введение налоговых и таможенных льгот на всех стадиях реализации проекта от развития геологоразведочных работ и добычи газа и конденсата до начала промышленной эксплуатации, предоставление субвенций, субсидий, кредитование, а также прямое финансирование из федерального бюджета проведения ГРР, строительства объектов трубопроводного, автомобильного и железнодорожного транспорта, перерабатывающей, энергетической и социальной инфраструктуры.

Для высокотехнологичного оборудования целесообразно установление ускоренной амортизации. При поставках СУГ, СПГ и продукции нефтегазохимии на российский и международные рынки следует установить специальные железнодорожные тарифы.

Освоение гелийсодержащих месторождений Восточной Сибири потребует развития гелиевой промышленности и строительства федеральных подземных хранилищ гелиевого концентрата за счёт средств федерального бюджета и организации государственных закупок гелия. Развитие гелиевой промышленности должно быть организовано в рамках специальной федеральной программы, предусматривающей создание инфраструктуры выделения, транспортировки и хранения гелия, обеспечение поставок на международные рынки через единый экспортный канал, участие России в регулировании мирового рынка гелия.

Симметричность позиций.
Не допускать односторонних уступок

Взаимодополняемые экономики России и стран АТР имеют значительные перспективы сотрудничества в энергетической, прежде всего в нефтегазовой сфере. Важно, чтобы при развитии такой кооперации были обеспечены условия социально-экономического развития российских ресурсных и транзитных территорий, реализованы экономические и геополитические интересы России.

При расширении сотрудничества с партнерами в АТР следует учитывать особенности азиатского менталитета. Любая односторонняя уступка в Азии рассматривается не как решение проблемы, а как проявление слабости, за которым последует требование новой уступки.

В Китае, Японии, Корее и вообще в Азии в переговорном процессе особое внимание уделяется симметричности позиций, поэтому в случае принятия новых решений о допуске азиатских партнеров к активам по добыче и транспортировке углеводородов на территории России необходимо предусмотреть участие российских компаний в проектах разведки, добычи, транспорта, подземного хранения, переработки и сбыта конечным потребителям на территории стран АТР.

Сохранение территориальной целостности.
Торг здесь неуместен

В ряде стран АТР, в частности, в Японии и Китае, усиливается пропаганда, формирующая отношение к России как стране, незаслуженно контролирующей значительные территории и ресурсы. В этих условиях необходима резкая активизация федеральной политики на Дальнем Востоке и в Сибири, расширение государственных и частных инвестиций в инфраструктуру, освоение и глубокую переработку на российской территории огромных природных ресурсов региона, развитие высокотехнологичных несырьевых отраслях экономики. Для этого необходима реализация государственных программ и создание беспрецедентных условий (налоговых каникул, таможенных льгот) для российского бизнеса, действующего в этом стратегически важном регионе страны.

Переговорная позиция России с азиатскими партнерами, особенно по территориальным вопросам, должна быть предельно жёсткой и последовательной. Потеряв международный авторитет по многим позициям в 1990-е годы, сейчас мы должны шаг за шагом двигаться вперед, восстанавливая и закрепляя за собой позиции. Расширение территории Российского государства, впрочем, как и многих других, происходило как за счет добровольного вхождения народов, так и присоединения территорий в результате географических открытий и военных конфликтов. В случае территориального спора с Японией это относится не только к Южным Курилам, но ко всем Курильским островам и южной части о-ва Сахалин. К слову, Китай все эти объекты считает исконно своей территорией. Причем претензии со стороны Китая, пока неофициальные, на Восточную Сибирь и Дальний Восток возникли и стали усиливаться именно после окончательной демаркации границы, при которой мы уступили земли, над которыми в свое время силой установили контроль, и китайцы тогда это восприняли как должное.

В Азии в политических спорах понимают исключительно силу, и торг здесь, как говорится, не будет уместен. Если по каким-то причинам Россия предпримет шаги по передаче Японии на любых условиях Южно-Курильских островов, то мы тут же получим претензии со стороны стран Тихоокеанского региона на различные участки своей территории, и это будет сигналом к наступлению.

Необходимо улучшить на Востоке России инвестиционный климат, прежде всего, для российского бизнеса, привлечь японские, корейские, американские инвестиции и технологии, использовать китайскую рабочую силу в основном в несырьевые отрасли. В современной ситуации, например, можно было бы Президенту РФ предложить Правительству Японии и КЭЙДАНРЭН разместить производственные предприятия в специальных экономических зонах на Дальнем Востоке, которые следовало бы создать в Приморском и Хабаровском краях, Амурской и Магаданской областях, Еврейской автономной области, Республике Саха.

стр. 8-9

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?13+585+1