Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 3 (2838) 19 января 2012 г.

ЭПОХА НОВОЙ ПАРАДИГМЫ

С каждым годом деятельность человека становится все более интенсивной: на государственном уровне реализуются целый ряд амбициозных проектов по возведению огромных промзон, нефте- и газопроводов, протяженность которых составляет тысячи километров. И поэтому чрезвычайно большое значение приобретают исследования, связанные с вопросами климата и экологии. Этому посвящена беседа с чл.-корр. РАН М. В. Кабановым, заместителем председателя Президиума ТНЦ СО РАН.

Иллюстрация

— Одной из наиболее часто обсуждаемых и «модных» тем является глобальное потепление и те катастрофические последствия, которые оно может за собой повлечь. Насколько обосновано говорить о том, что климат стал «погорячее»?

— Одной из гипотез, объясняющих процесс потепления, является рост концентрации парниковых газов. Однако на основе термодинамических показателей можно утверждать и обратное. Обработка накопленных данных позволит выявить эмпирические закономерности для колебания климата. К эпизоду современного потепления корректнее относиться не как к некой единичной аномалии, а рассматривать его как одну из мод колебания, продолжительность которой составляет 30–40 лет. Следует упомянуть о том, что Западная Сибирь представляет собой особую «климатическую зону»: говоря образно, некую трубу, открытую потокам воздуха с Северного Ледовитого океана и из Казахстана.

— Людей не могут оставить равнодушными сообщения о разрушительных природных катаклизмах, случившихся за последние несколько лет. Цунами в Юго-Восточной Азии, ураганы в Соединенных Штатах, землетрясения в Японии, Турции — картины настоящего апокалипсиса. Можно ли говорить о том, что происходит рост числа стихийных бедствий?

— На фоне предыдущих веков стихийные бедствия не стали происходить чаще и интенсивнее. Как правило, при сообщении о той или иной катастрофе упоминается «впервые за последние 50 или 100 лет». Иными словами, подобное уже происходило и с определенной периодичностью будет повторяться.

— Сейчас особое внимание уделяется вопросам освоения Арктики. Что бы вы сказали о специфике климата на Крайнем Севере? Какое влияние он оказывает на человеческий организм?

— Крайний Север — специфическая климатическая зона. Для арктических широт характерны особая светопериодика, а также изменения в широком диапазоне температурного и ветрового режимов, резкие колебания магнитного поля Земли. Уже доказано, что они оказывают прямое влияние на человеческий организм, особенно на тех людей, у которых имеются проблемы с сердцем. Поэтому, важно изучить механизмы их влияния на функционирование сердечно-сосудистой системы. Исследования по этому направлению ИМКЭС СО РАН совместно с НИИ кардиологии СО РАМН представляются перспективными. Более широкое обсуждение фундаментальных проблем арктической медицины было проведено недавно на объединённой научной сессии ТНЦ СО РАН и ТНЦ СО РАМН с участием ученых из других регионов. Этот «мозговой штурм» показал, что совместные исследования в данном направлении могут стать важным звеном в технологической платформе «Медицина будущего» и сыграть определенную роль в предотвращении техногенных катастроф в Арктике за счёт человеческого фактора.

— Какие проблемы сейчас стоят перед той областью науки, которая занимается исследованием климатических и экологических проблем?

— Проблемы наблюдения природно-климатических изменений и их прогноза пока остаются на начальном этапе исследований. Это сопряжено с целым рядом причин. Физические основы теории климата и его моделирования до настоящего времени сосредоточены на описании преимущественно погодных процессов, формирующих погоду, а не климатических процессов, формирующих климат. Также недостаточно изучены пространственные и временные масштабы климатических изменений. Мировые и отечественные сети мониторинга пока развиваются без учёта современных задач интегрированных исследований климаторегулирующих и средообразующих факторов. Поэтому нам всем по-другому следует посмотреть на изучение природно-климатических процессов и их моделирование. Получение необходимых инструментальных данных должно быть основано на новой концепции интегрированного мониторинга.

— На IX Сибирском совещании по климато-экологическому мониторингу, которое прошло в октябре, обсуждался вопрос о необходимости создания особой сети станций. Расскажите, пожалуйста, об этом проекте.

— Наш проект — это межрегиональная целевая программа «Разработка научно-технологических основ и создание опорной сети интегрированного мониторинга природно-климатических изменений в Сибири (2012–2017)». Он имеет большое значение для прогноза социально-экономического развития всего Сибирского Федерального округа и прилегающих регионов. Эта программа была разработана по заданию СО РАН с планируемым привлечением в неё не только учреждений РАН, но и организаций, относящихся к другим ведомствам. В рамках программы предполагается развернуть сеть интегрированного мониторинга из 12 станций, охватывающих огромную территорию Сибири. Каждая из этих станций должна быть расположена в характерных климатических зонах. В настоящее время во многих странах мира наметилась тенденция к созданию подобных сетей. Так, мегапроект подобного типа реализуется в США: по всей территории Соединённых Штатов (их площадь примерно равна площади всей Сибири) раскинется 22 станции, на оснащение которых в течение семи лет планируется выделить 5 миллиардов долларов. Аналогичные сети интегрированного мониторинга создаются в ряде других стран.

Одна точка, даже если это будет супероснащённая станция, которая должна появиться на острове Самойловском, не изменит существующей ситуации. Раньше разные процессы (гидрометеорологические, аэрозольно-радиационные, криосферные и др.), оказывающие влияние на изменение климата, изучались точечно, без их синхронного совмещения. Для того, чтобы обеспечить качественно новый уровень исследований, необходим переход от отдельных точек (стационаров) и тематических сетей к хорошо интегрированной сети.

— Какие вложения необходимы для того, чтобы сеть заработала?

— Для реализации программы необходимо выделение финансирования в размере не менее двух миллиардов рублей. Большая часть этих средств должна пойти на обновление материально-технической базы стационаров, потому что многие из них обветшали и морально устарели. Пока вопрос с финансированием программы из средств федерального бюджета остается открытым, но хочется надеяться на его положительное решение.

— Вы являетесь координатором интеграционного проекта направленного на изучение Большого Васюганского болота — уникальной климатической зоны. Какие наиболее интересные результаты показали ваши исследования?

— Согласно Международной геосферно-биосферной программе, в вопросах изучения климата считаются приоритетными интегрированные региональные исследования, потому что именно они дают наиболее полные данные. Так, было установлено, что эмиссия СО2 тесно связана с температурой на поверхности болота и его ландшафтными особенностями. Большой интерес к этому результату проявили авторитетные зарубежные журналы.

Было решено расширить тематику исследований — изучить климато-экологические особенности болот всей Западной Сибири. Они занимают порядка 40 % от площади всего региона, поэтому их роль как регионального фактора очень велика. Болота выполняют также функцию регулятора состояния пресных водоёмов. Наша задача — установить, распространяются ли закономерности, выявленные на Большом Васюганском болоте, на все остальные водно-болотные угодья.

— Сейчас многие области научных знаний переживают интереснейший этап смены научной парадигмы, перехода к мультидисциплинарному подходу. Характерно ли это и для климатоэкологических исследований?

— Нашим научным сообществом вырабатывается новая научная парадигма, которая характеризуется следующими тезисами. Происходит разграничение климатических и погодных процессов как разных предметов изучения. Большое внимание уделяется интегрированным исследованиям климатических и экосистемных изменений. Рассматривается и антропогенный фактор, при этом приоритетным оказывается понимание долевой роли различных факторов, оказывающих свое влияние на экосистемы и климат, включая гелиосферные, геосферные, биосферные, космогенные и антропогенные факторы.

Беседу вела О. Булгакова

стр. 5

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?7+619+1