Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2017

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 4 (2839) 26 января 2012 г.

В РУСЛЕ
СОВРЕМЕННОЙ ТЕМАТИКИ

На исходе 2011 года, буквально в последних числах декабря, в Институте неорганической химии им. А. В. Николаева СО РАН прошел конкурс молодых учёных, посвященный памяти одного из первых сотрудников ИНХ Гелия Андреевича Коковина, которому в эти дни исполнилось бы 80 лет.

Л. Юдина

Иллюстрация

Молодёжь вновь подтвердила, что инициативна, талантлива, перспективна. Прозвучало 24 доклада, каждый из которых был по-своему оригинален и интересен. Учёному совету института не просто было выбрать из них лучшие. Относительно первого места пошли на компромисс — присудили двоим. В числе победителей — аспирантка второго года обучения Анастасия Сергиевская.

Собственно, Настя только начинает свою научную биографию и ничего особо выдающегося в ней пока нет: с медалью закончила школу, поступила на ФЕН НГУ, отдав предпочтение химии. В 2010 году после университета сразу пошла в аспирантуру.

— Давно ли сложились отношения с Институтом неорганической химии?

— С первого курса, так что можно сказать, «рабочий стаж» у меня — семь лет. Сориентировал меня преподаватель физической химии Юрий Викторович Шубин и привёл к будущему научному руководителю, ведущему научному сотруднику ИНХ доктору химических наук Владимиру Владимировичу Татарчуку. У нас сразу возникло полное взаимопонимание. Три года каждую неделю по два раза ходила в лабораторию, а с четвертого курса стала почти сотрудником.

— Приобщались к делу?

— Когда училась на 1-м курсе, в институте передо мной была поставлена задача синтезировать ряд комплексных соединений палладия. По сути это были азы знакомства с химией. Руководитель научил всему — и как держать стеклянную палочку при проведении опыта, как обращаться с химическими реактивами, посудой. Так полученные в университете знания закреплялись в институте.

Когда встал вопрос о выборе кафедры, на которой делать диплом, сомнений не было — в ИНХе мне все нравилось и, познакомившись реально с разными направлениями исследований, определилась с темой.

— Чем же решили заняться?

— Кинетикой роста частиц золота при восстановлении золотохлористоводородной кислоты гидразином в обратных мицеллах Triton N-42.

— Красиво звучит. Можете перевести на нехимический язык?

— Мы изучаем на количественном уровне процессы роста наночастиц металлов. Диплом я защитила успешно. Продолжаю работать в том же направлении.

— Об этом же делали доклад на конкурсе в институте? Как формулируется тема?

— Кинетика роста частиц золота и серебра в обратных мицеллах оксиэтилированного ПАВ Triton N-42. Честно сказать, даже не ожидала, что займу столь высокое место, буду отмечена премией им. Г. А. Коковина. Хотя надеялась в тройку призеров войти. Конкуренция была большая, представленные работы — на высоком уровне. Со многими докладчиками мы вместе учились в НГУ.

— Вероятно, сыграл роль и тот факт, что проблема актуальная?

— Наночастицам сейчас уделяется огромное внимание. Число публикаций, посвященных частицам, год от года растет и исчисляется десятками тысяч. При этом сведения о кинетике образования самих частиц, о механизмах их роста немногочисленны, поэтому их получение и накопление представляет собой интересную научную задачу.

— А если механизм стал понятен?

— Поскольку формирование наночастиц — всегда кинетический процесс, чувствительный к условиям, в которых он идет, то благодаря информации о кинетике и механизме процесса можно проводить контролируемый синтез наночастиц с заданными свойствами.

— Интересная у вас работа!

— Темой занимаюсь 4-й год, собственно, с диплома, расширяя круг вовлеченных в исследование объектов — сначала были наночастицы золота, сейчас — серебра. И если все пойдет, как задумано, до июня 2013 года должна защититься.

В нашей лаборатории, которой руководит доктор химических наук Александр Иванович Булавченко, очень хорошая атмосфера. В институте молодёжи вообще комфортно — нас становится всё больше. Да и сотрудники со стажем очень молоды душой.

— Анастасия, интересно, а почему вы решили, что именно химия должна стать вашей судьбой? У отличников обычно со многими предметами прекрасные отношения.

— Очень любила биологию, собиралась пойти после школы в этом направлении — родители у меня медики. Но когда семья из Новосибирска переехала в Бердск (мне было 12 лет), там в школе была прекрасная учительница химии. Очень многие полюбили этот предмет, а я решила, что это — мое! Ну а здесь интерес еще более возрос.

— Желаем вам и дальше столь же уверенно и успешно двигаться вперед.

Фото В. Новикова

стр. 4

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?13+620+1