Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 10 (2845) 7 марта 2012 г.

ФИЗИКО-ХИМИК
С ГУМАНИТАРНЫМ УКЛОНОМ

Всё идет строго по графику. В преддверии восьмимартовских торжеств стрелка на шкале человеческих ценностей резко поворачивается в определённую сторону. Какую — всем известно. Внимание с удвоенной силой фиксируется на лучших качествах женщин — их трудолюбии, обязательности, самоотверженности, что ценится в любых обстоятельствах, в любой из профессий. Недаром столь утвердительно звучит давно провозглашенный лозунг: «Науке нужны женщины».

Татьяна Карогодина из Института химической кинетики и горения Сибирского отделения совсем недавно, в конце ушедшего года, защитила кандидатскую диссертацию «Магнитный эффект в реакции рекомбинации оксида азота и супероксида аниона».

Иллюстрация

— Магнитные эффекты, в общем-то, область физики. Надо иметь определённое мужество, чтобы погрузиться в сложные проблемы, предпочтение которым, как принято считать, отдают мужчины. Были склонны к точным наукам?

— Не знаю насчёт склонности, но интерес к естественным наукам был всегда, начиная со школьных лет в городе Южно-Сахалинске. Помню, что страстно любила астрономию и химию. Все началось с простого любопытства — как устроен мир, именно оно и привело в Новосибирский государственный университет.

— Далековат Южно-Сахалинск от Новосибирска! А как вы там оказались, на Южном Сахалине?

— О, это интересная история, которая началась очень давно. Дело было так. После Второй Мировой войны южная часть Сахалина вернулась в состав Советского Союза. В то время появилась государственная программа, преследующая цель заселения этих территорий советскими людьми вместо прежде живших японцев. Мои прадеды (прадед и прабабушка) жили в Самарской области. Времена были тяжёлые, особенно для Поволжья. Вербовщики и сговорили их — были обещаны и работа, и жильё. Вот уже четвёртое наше поколение живёт на острове — много родственников. В Новосибирске, кстати сказать, у меня тоже дед и бабушка — геологи, профессора НГУ.

— Вы ведь учились на факультете естественных наук?

— Да. Специализировалась на кафедре физической химии. Физика — основа всех происходящих процессов и явлений. Возьмите любую область — все сводится к физике. К тому же у нас были такие преподаватели! Я уверена, что какую область науки ни возьми, везде будет интересно, но именно эти люди так увлекательно преподносили материал, что увлекли нас именно физической химией. Помню, как мы с горящими глазами слушали курс квантовой механики и мечтали хоть одним глазком взглянуть на связанные с ней методы наблюдения за частицами, такие как ЭПР, ЯМР, метод спиновой химии. И вот я попала в лабораторию быстропротекающих процессов д.ф.-м.н. Виктора Андреевича Багрянского.

— А теперь, Таня, расскажите, почему вы взялись изучать именно магнитные эффекты в реакции рекомбинации оксида азота и супероксида аниона?

— Спиновая химия, лежащая в основе магнитных эффектов — очень интересная область науки, занимающаяся изучением влияния магнитных полей на химические реакции, идущие через образование радикальной пары. Интересно отметить, что огромное количество химических реакций в живых системах протекают именно с участием радикальных частиц. Я считаю, что в теме диссертации есть некоторая научная романтика: обнаружить влияние магнитного поля на биохимически важную химическую реакцию.

— Каков ваш личный вклад в проблему?

— Сказала бы — наш вклад! — я же работаю в коллективе. Диссертация, как можно заметить, направлена на изучение конкретной химической реакции — рекомбинации двух малых биологически важных радикалов — оксида азота и супероксида аниона. Удалось доказать, что магнитное поле заметным образом влияет на скорость этой реакции. Один из моих научных руководителей — Дмитрий Владимирович Стась, надо отметить, что он был среди тех преподавателей физики у нас в университете, которые в свое время привили любовь именно к физической химии.

— Будете, естественно, и дальше углубляться в тему?

— Да, конечно! Задач там хватает! У нас есть также планы усложнить нашу химическую систему и сделать ее более близкой к живым системам.

— Понятно, каждый индивид растёт и мужает не сам по себе, помогают люди, среда, разные обстоятельства. Есть ли человек, который служит примером для вас, на кого бы хотелось походить?

— Таких людей много, в том же нашем институте — заслуженных, умных, ярких. До них ещё расти и расти. Те, на которых хочется равняться, есть и среди моих сверстников. Мой друг и коллега — Игорь Дранов, человек, который сам может придумывать интересные задачи, может начать с нуля, но доводит до красивой законченной работы. Коллектив у него многопрофильный, специалисты из разных институтов. Когда видишь его отношение к делу, появляются силы и упорство в решении собственных задач.

— Какой видите себя в будущем, Татьяна Юрьевна?

— Конечно, буду работать в науке. Причём хочу научиться так организовывать себя, чтобы всё успевать. Мне много чем нравится ещё заниматься — люблю рисовать, увлекаюсь фотографией, просто обожаю танцевать! Жаль, не всегда хватает времени. Надеюсь стать более организованной!

— Мне кажется, всё у вас получится, настрой хороший!

Л. Юдина, «НВС»
Фото В. Новикова

стр. 8

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?10+626+1