Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 10 (2845) 7 марта 2012 г.

ЧУМРАБОТНИЦА, ОХОТНИЦА
И ПРОСТО КРАСАВИЦА

Восьмое марта в тундре мало чем отличается от седьмого. На несколько минут стал длиннее день, чуть заметнее ещё почти неуловимый запах весны. В остальном же для Женщины этот день полон тех же самых забот, что и всякий другой. Привычные нашему слуху слова «феминизация», «эмансипация» и прочие «-ции» остались в городе, а здесь до сих пор действует выверенный веками порядок вещей.

Иллюстрация
Хантыйки

Мужская и женская роли в пьесе с названием «Жизнь на Севере» расписаны давно и до мелочей. Само деление чума и близлежащего пространства на женскую и мужскую половины устанавливает изначальный порядок, гармонию как во внутреннем пространстве дома, так и во всем с детства окружающем человека Мире. В этом мире женщине принадлежит роль хранительницы всего, из чего в итоге и складывается понятие «дом» — очага, уюта, порядка. Именно с ней — хозяйкой дома — разговаривает огонь, делясь новостями. Именно ей — матери — приносит свою первую добычу юный охотник. Именно от нее — бабушки — узнает малыш через сказки, предания и легенды историю своего рода и свое место в мире.

Иллюстрация
Якутка

Иной по сравнению с городом ритм жизни наложил свой отпечаток и на характер женщины — хозяйки стойбища: она спокойна и несуетлива. Чтобы успеть сделать все домашние дела, ей нужно просто совпасть с течением времени; это она поняла еще в детстве, глядя на мать и бабушку.

Иллюстрация
Корячка

Впрочем, впечатление о женщине Севера исключительно как о домохозяйке (было еще в советское время красивое слово «чумработница») будет поверхностным — в тундре тоже горят чумы и скачут олени, и спектр женских занятий не замыкается на приготовлении пищи и воспитании детей. Точно так же и охота с рыбалкой не являются исключительно мужской прерогативой: нам не раз доводилось встречать охотниц, способных дать фору любому мужчине-охотнику. Как-то на Подкаменной Тунгуске нам посчастливилось встретиться, наверное, с самой яркой представительницей почти исчезнувшего уже народа кетов Ольгой Васильевной Латиковой (Тыгановой) — лучшим на тот момент знатоком своего языка, фольклора и культуры. Среди многочисленных историй про то, как она охотилась в тайге, больше всего запомнился рассказ о том, как за один день Ольге Васильевне удалось добыть сразу двух росомах. А ведь именно росомаха, а не медведь, считается самым опасным для человека зверем в тайге, и добыть её — большая удача для любого мужчины-охотника. А уж двумя росомахами, убитыми за день, и вовсе может похвастаться очень редкий охотник. Пример Ольги Васильевны нельзя назвать исключительным: почти в каждой деревне у кетов нам доводилось встречать женщин, зимой по многу месяцев живущих в тайге и в охотничьем промысле превосходящих многих мужчин. Кстати, бывают периоды, когда мужчина и женщина как бы меняются местами: первый остается дома, а вторая уходит в лес: так происходит, например, в сезон сбора ягод, традиционно считающегося женским занятием.

Иллюстрация
Кетка

При том, что женщина призвана давать жизнь, она же может её и отнять: от женского коварства и хитрости в преданиях полегло богатырей не меньше, чем от вражеской руки. Не поэтому ли во всех традиционных культурах Севера мы наблюдаем массу табу для женщин — от запретов посещать священные места и слушать исполнение священных сказок и мифов до недопустимости перешагивать через мужские вещи или чистить и есть определенные породы рыб? Не поэтому ли мужчина старается лишний раз не трогать женские вещи (например, сумку для рукоделия) и без надобности не задерживаться на женской половине чума? Это и есть гармоничное сосуществование противоположностей, двух миров, каждый из которых сакрален по отношению к другому. Это было испокон веков, и пока это так, привычный для человека традиционной культуры мир остается на месте.

Иллюстрация
Эвенка

Северные культуры не создали праздника, подобного Восьмому марта — да в нем и не было нужды. Все, что делает женщина, все её функции и роли продиктованы жизнью и выучены наизусть. Они естественны, а потому не предполагают удивления и восхищения. Это просто знак того, что и завтра будет гореть очаг и вариться нехитрая, с нашей точки зрения, пища. Знак того, что вещи остаются на своих местах.

Иллюстрация
Корячка

Ещё один день марта. Ещё шаг в сторону Весны.

К.А. Сагалаев, ИФЛ СО РАН
Фото автора

стр. 12

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?19+626+1