Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 11 (2846) 15 марта 2012 г.

ПРИЗНАНИЕ
НА МЕЖДУНАРОДНОМ УРОВНЕ

В Институте химической кинетики и горения Сибирского отделения РАН стало больше тех, кто отмечен престижными знаками признания — ведущий научный сотрудник Александр Дмитриевич Милов награжден серебряной медалью Международного общества спектроскопии ЭПР в области химии за 2012 год.

Л. Юдина, «НВС»

Александр Дмитриевич из тех людей, о которых говорят, что они в любом деле стремятся дойти до сути. В институте он старожил, и все годы, по характеристике знающих его коллег, трудится самоотверженно и творчески в лаборатории химии и физики свободных радикалов. Известно также, что Милов не любит рассказывать о себе, своей работе и вообще привлекать внимание к своей личности («скромнейший человек»!).

Иллюстрация

Что ж, побеседуем с заведующим лабораторией доктором физико-математических наук С. А. Дзюбой, директором Института химической кинетики и горения.

Иллюстрация

— Сергей Андреевич, награда была ожидаема?

— Если исходить из содержания работы, ценности разработанного метода, конечно, мы очень надеялись, что нас отметят. И всё же она в какой-то мере была неожиданной. Знаете, какая там конкуренция! Общество, насчитывающее более трёх тысяч членов, организация весьма уважаемая. В нём состоят специалисты с громкими именами, признанные, заслуженные. Обычно медали получают учёные с большим административным весом, занимающие высокие посты — директора институтов, руководители крупных лабораторий, центров. А тут, наверное, впервые в истории Общества, научный сотрудник, кандидат наук (хотя материала у него хватило бы и на три полноценных докторских диссертации).

К тому же, случается, вклад российских учёных в решение серьезных проблем стараются принизить, как бы не заметить. На моей памяти только академик Юрий Дмитриевич Цветков в 2001 году получил медаль Международного общества спектроскопии ЭПР за комплекс работ в области спектроскопии электронного спинового эха.

Наш метод сегодня буквально у всех на слуху, им пользуются во многих лабораториях мира. Так что мимо такого убедительного факта Общество, очевидно, пройти не могло.

— Институт химической кинетики и горения с первых дней существования делает открытия в области спектроскопии ЭПР?

— Одна из основных задач коллектива — развитие и использование физических методов для исследований в химии и биологии, что и записано в нашем уставе. С начала 60-х годов под руководством академика В. В. Воеводского, который обратился к теме ещё будучи в Институте химической физики в Москве и вовлёк в круг своих интересов Ю. Д. Цветкова и Ю. Н. Молина, в ИХКиГ широко развернулись исследования по химической радиоспектроскопии, в том числе спектроскопии ЭПР. И наши учёные в чем-то даже опережали тогда и опережают сейчас зарубежных коллег.

Многие из выполненных в институте работ, в том числе в лаборатории химии и физики свободных радикалов, признаны во всем мире. Что касается спектроскопии электронного спинового эха, здесь мы достигли существенного продвижения по целому ряду позиций. И, пожалуй, одна из наиболее ярких работ как раз та, о которой идет речь — создание и развитие нового спектроскопического метода — импульсного двойного электрон-электронного резонанса. Основы метода были созданы ещё в начале 80-х годов, но долгие годы он оставался как бы в тени — тогда его время просто ещё не пришло.

— Что способствовало изменению ситуации?

— На повестку дня встали новые задачи, активно заговорили о нанотехнологиях. А метод позволяет исследовать расстояния между спиновыми метками в нанометровом диапазоне. Огромная заслуга Ю. Д. Цветкова, тогдашнего заведующего лабораторией и директора института, в продвижении метода, дальнейшем его развитии, подборе задач, установлении сотрудничества с разными исследовательскими коллективами. То есть были приложены соответствующие усилия, и метод засверкал своими гранями, заиграл всеми красками. Его используют для ведения работ в разных областях, и наши сотрудники не остаются в стороне, кооперируются с коллегами, получена масса интересных данных. И в дальнейшем развитии метода, и в получении конкретных результатов с его использованием роль Александра Дмитриевича трудно переоценить.

Передо мной лежат два последних сборника материалов международных конференций по ЭПР-спектроскопии, проводимых ежегодно под эгидой Королевского общества Великобритании. На той и другой обложках в качестве анонса схематически изображены возможности, предоставляемые нашим методом.

Спектроскопия электронного парамагнитного резонанса — область широкая. В год по тематике публикуется более трех тысяч статей. Примерно такое же количество специалистов задействовано в этой сфере.

— Метод, как было отмечено, особо пришелся для биологических систем?

— Метод универсальный, широкого спектра действия. Поначалу ставились чисто химические задачи. В 90-е, когда интерес к биологии стремительно нарастал, институт совместно с коллегами из Италии и Голландии вышел на биологические проблемы. Биологические системы — объект тонкий, сложный для исследователя. Метод спиновых меток оказался как нельзя кстати. Это было попадание в десятку.

— Можно для убедительности проиллюстрировать утверждение примером?

— На определенном фрагменте молекулы прикрепляются спиновые метки — нитроксильные радикалы, несущие неспаренный электрон. А если две метки введены, то с помощью названного метода можно изучать расстояния между ними в нанометровом диапазоне — от 2 до 8 нанометров. С огромной точностью. Точность импульсного двойного электрон-электронного резонанса в нанометровом диапазоне расстояний превышает точность любого другого метода в физической химии.

— В данном случае почему так важна точность?

— Она необходима, чтобы следить за небольшими изменениями в конформациях молекул, за происходящими с ними превращениями, за взаимодействиями. Например, последняя из задач, которые мы решали, связана с исследованиями Института химической биологии и фундаментальной медицины. С помощью спиновых меток мы совместно с коллегами изучали процесс репарации ДНК: как репарирующий фермент находит в ДНК повреждённый участок.

— Задам, Сергей Андреевич, и обязательный вопрос: всё это имеет выход в практику?

— Сейчас с помощью этого метода во всём мире проводятся пока только фундаментальные исследования. Но все они имеют и практическую направленность — получение новых типов лекарств, изучение молекулярных механизмов возникновения заболеваний и так далее.

— Начали мы с вами, Сергей Андреевич, с конкретного факта и конкретного героя, но несколько расширили тему. Давайте всё-таки вернемся к нашему герою, который так не любит быть в центре событий.

— Это уж точно, своеобразный человек, уникальный. Умница, труженик, талант. И при этом очень скромный. Приятно сознавать, что креативность что-то ещё в этом мире значит. Хорошо, что и такие скромные люди могут быть отмечены наградами.

— Желаю, чтобы работы института почаще замечали и отмечали!

Фото В. Новикова

стр. 1, 2

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?2+627+1