Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 22 (2857) 7 июня 2012 г.

ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ЛЕСОВ
МЕРЗЛОТНОЙ ЗОНЫ

В Институте леса им. В. Н. Сукачева СО РАН 31 мая состоялись юбилейные чтения, связанные со 100-летием со дня рождения крупного отечественного лесовода, биогеоценолога, Заслуженного ветерана Сибирского отделения АН СССР, известного исследователя лесов на мерзлоте доктора сельскохозяйственных наук, профессора Льва Константиновича Позднякова.

Е.С. Петренко, к.б.н.

То, что Россия — великая лесная держава, знают все. Об этом есть упоминание даже в Государственном гимне страны. Значительно менее известен тот факт, что леса у «полярного края» и намного южнее растут в чрезвычайно тяжёлых условиях, на вечной мерзлоте. Так назвал многолетние мерзлотные грунты крупнейший учёный-мерзлотовед М. И. Сумгин. Не обошел своим вниманием это крайне интересное явление на нашей планете и великий Михаил Васильевич Ломоносов, знавший север не понаслышке и патриотически озабоченный судьбой Сибири.

Более половины лесов страны располагаются на территориях со сплошным, прерывистым или очаговым залеганием вечной мерзлоты. Она начинается вблизи от поверхности почвы (от 0,5 м в равнинных и пониженных местах до 2–3 м на песчаных прогреваемых возвышениях) и доходит до глубины 200–300 м. М. В. Ломоносов справедливо связывал это явление с недостаточным поступлением тепла в приполярных областях из-за краткого безморозного периода года и «наклонных» солнечных лучей.

Иллюстрация
Профессор Л. К. Поздняков.

Вечная мерзлота формирует как породный состав лесов, так и их строение. Этим фактом обусловлена низкая продуктивность лесов этих территорий. Ведь деревья обитают в условиях ограниченного активного корнеобитаемого слоя почвы и постоянно испытывают недостаток тепла, влаги и питательных веществ. Весь процесс функционирования лесных сообществ на вечной мерзлоте весьма разнообразен. Без его понимания невозможно использовать лесные ресурсы этих территорий, играющих огромную биосферную роль. Разгадыванию тайн лесов на вечной мерзлоте и посвятил свою жизнь Лев Константинович Поздняков.

Он родился в уездном городе Борисоглебске тогдашней Тамбовской губернии в семье земского агронома 28 мая 1912 г. В 1931 г. он поступил в Воронежский лесохозяйственный институт, затем продолжил учебу на лесохозяйственном факультете Ленинградской лесотехнической академии. Это высшее учебное лесное учреждение — самое первое в России, как по времени своего возникновения (1803 г.), так и по уровню профессорского состава. В стенах этой высшей лесной школы формировалось представление о лесе как о сложной природной системе. Два выпускника этого вуза разных лет имеют прямое отношение к Институту леса СО РАН. Академик В. Н. Сукачев стал его организатором и первым директором (1944–1958 гг.), академик А. С. Исаев много позднее — сотрудником института и директором (1977–1988 гг.).

Получив прекрасную профессиональную подготовку, Л.К. Поздняков сначала попал в Якутию (1936 г.) на преддипломную практику. На него, уроженца лесостепной части России, безбрежные лесные пространства этого своеобразного таёжного края на территории которого и сегодня могут разместиться шесть Франций или девять Германий, а также тринадцать Великобританий, произвели неизгладимое впечатление, которое не покидало его всю жизнь.

В самом начале 1937 года, завершив учёбу и получив диплом I степени, он отправился в Якутию на постоянную работу. Начинать ему пришлось с нуля. В Якутии в то время не было организовано лесное хозяйство (в современном понимании). Начал Лев Константинович с создания первого в республике лесхоза (Якутского), который и возглавил. С его именем связано первое приведение лесов Якутии в известность, их инвентаризация. Когда дело было налажено, он спустя четыре года решил расширить свои знания о географии и природе Якутии. С этой целью он отправился на полюс холода, в Верхоянск. Там он служил в военизированной системе Дальстроя, обеспечивая лесными материалами работу горнодобывающих предприятий. Несмотря на жёсткий производственный режим работ в военное время, он находил возможность проводить исследования лесохозяйственного плана. Так, в это время им были составлены первые сортиментные и товарные таблицы лиственницы даурской, имеющие важное прикладное значение. Эти материалы находили место и на страницах научных изданий, в том числе в ДАН.

В 1947 году Лев Константинович получил от В. Н. Сукачева приглашение на работу в Институт леса АН СССР. Он проработал в институте более 40 лет, одним из первых согласился на переезд в Красноярск. Это отвечало его стремлению продолжить исследование северных лесов. В начале 50-х гг. прошлого века Совет по изучению производительных сил (СОПС) при АН СССР развернул исследования в Якутии. Естественно, что лесной отряд Якутской комплексной экспедиции возглавил Л. К. Поздняков, защитивший к тому времени (1949 г.) кандидатскую диссертацию. В течение ряда лет лесной отряд исследовал леса Южной и Западной Якутии, в том числе по будущей трассе — от Сибирской железнодорожной магистрали до Якутска. Позднее результаты этих работ нашли воплощение в публикациях Льва Константиновича в виде книг или крупных статей. В совокупности они впервые давали представления об особенностях лесного покрова обширных территорий. Это можно рассматривать как завершение первого этапа научной деятельности Л. К. Позднякова.

Знакомство с особенностями лесов разных районов Якутии привело Льва Константиновича к пониманию необходимости углубленного изучения механизмов функционирования лесных биогеоценозов на вечной мерзлоте. С этой целью в 1953 году он создает в 30 км севернее Якутска исследовательский полигон для изучения различных процессов в лесных биогеоценозах мерзлотной зоны. Работы на Якутском стационаре Института леса АН СССР были развернуты в широком диапазоне. Прежде всего, они были нацелены на изучение температурного и водного режима лиственничных лесов. Исследования опирались на серию пробных площадей, характеризующих лесные объекты и постоянные (в течение 10 лет) измерения температурного и водного режима. Не оставались без внимания и другие особенности лесов этого региона: изменения с возрастом структуры древостоев, динамика запасов древесины, плодоношение лиственницы, сохранность посевных качеств семян, формирование молодого поколения леса и ряд других.

Иллюстрация
Якутский стационар Института леса СО АН СССР (1990 г.).

Исследования сопровождались хорошо продуманными экспериментами, в организации которых Лев Константинович был неистощим. По итогам изучения температурного и водного режима лиственничников Якутии в 1963 г. он защитил докторскую диссертацию. Комплекс исследований на Якутском стационаре во многом предварял Международную биологическую программу, развернутую позже. Лев Константинович органично к ней присоединился, дополняя её достоверной разнообразной информацией об особенностях лесов на мерзлоте. Исследования на Якутском стационаре привлекали внимание специалистов других разделов лесобиологических знаний: зоологов, микологов, селекционеров, физиологов растений, геоботаников. Стационар долгие годы был базой института при исследовании лесов Севера Сибири. Они составляют второй этап научной биографии Льва Константиновича.

Третий этап характеризуется созданием книг-обобщений. К ним относится «Лесное ресурсоведение» (1973), «Даурская лиственница» (1975), «Мерзлотное лесоведение» (1985). В них отражены результаты многолетних исследований лесов на мерзлоте и даны рекомендации по рациональному использованию этих богатств. Он всегда помнил о том, что исследования в лесу являются научным сопровождением лесохозяйственного производства, часто публиковался в ведомственном журнале, нормативных документах. Не избегал он и популярных изданий («Лес и человек»), в которых знакомил читателей с особенностями северных лесов.

Перу Л. К. Позднякова принадлежит около 100 научных публикаций, в том числе 10 книг. В них обосновывается выделение самостоятельного раздела в лесоведении — мерзлотного лесоведения. В его работах, основанных на экспериментальных материалах, исследователи находят ответы на многие вопросы, возникающие при изучении северных лесов, а также описание методических приемов изучения их специфики.

В 1990 г. Якутский стационар был передан Институту биологических проблем криолитозоны Якутского научного центра СО РАН. На его основе создана научная станция «Спасская падь», имеющая международный статус. На ней на современном уровне с участием зарубежных ученых ведутся исследования различных процессов в криолитозоне. Специальной мемориальной доской отмечена преемственность этого научного объекта и роль организатора стационара — Льва Константиновича Позднякова — «известного исследователя лесов Якутии». На станции не пришла в забвение и лесная тематика. Только в последние годы якутскими учёными с использованием лесных объектов стационара выполнены три докторские диссертации. Передача Якутского стационара родственному институту — наглядный пример научного содружества в Сибирском отделении РАН.

В начале 90-х гг. в Институте леса СО РАН была создана по инициативе д.б.н. А. П. Абаимова специализированная лаборатория мерзлотного лесоведения для продолжения исследований лесов на мерзлоте. Опорной базой проведения этих работ служит созданный с этой целью Эвенкийский стационар (пос. Тура). На нем с участием японских специалистов продолжаются работы по изучению механизмов функционирования лесных биогеоценозов (экосистем) на вечной мерзлоте. Итоги 15-летних исследований недавно были опубликованы престижным европейским издательством Springer. Это свидетельствует о жизненности научного направления, у истоков которого стоял Л. К. Поздняков.

Лев Константинович принимал активное участие в научной деятельности института. В 1959–68 гг. он возглавлял лабораторию лесной гидрологии и климатологии, 20 лет (1970–90 гг.) руководил созданной им лабораторией лесного ресурсоведения. В 1975–79 гг. был заместителем директора института. Им подготовлено 15 кандидатов наук. Он входил в состав редколлегий академических журналов «Лесоведение» и «Растительные ресурсы». Его деятельность отмечена орденом Трудового Красного Знамени" и самой большой профессиональной наградой лесоводов — Золотой медалью имени Г. Ф. Морозова — классика отечественного лесоведения. Лев Константинович ушел из жизни 17 июня 1990 года. Он оставил после себя результаты чрезвычайно важных исследований и благодарную память.

Фото автора

стр. 8

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?6+638+1