Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 13 (2898) 28 марта 2013 г.

СОЗДАЮЩИЕ ХОЛОД

Когда входишь в криогенную станцию, то от шума, неожиданно обрушившегося, берёт легкая оторопь. Правда, пока я растерянно пыталась сориентироваться в огромных помещениях, уставленных мощными компрессорами и установками, непонятного для меня назначения, из этой грохочущей и совершенно безлюдной глубины неожиданно появился человек и объяснил, куда нужно идти.

И. Онучина, ИЯФ СО РАН

На самом деле, это только на первый взгляд кажется, что людей в криогенной станции нет. Оператор, сидящий за пультом на втором этаже, видит всех ещё на входе в здание, наблюдение отсюда ведется за всем оборудованием и с помощью компьютера осуществляется управление основными технологическими процессами. Об этом я узнала немного позже, во время ознакомительной экскурсии вместе с руководителем криогенной станции Владимиром Васильевичем Рачковым.

Иллюстрация

— Криогенная станция принадлежит Институту ядерной физики, — рассказывает Владимир Васильевич. — Её производительности достаточно для того, чтобы обеспечить потребности всех институтов СО РАН, но основной потребитель — всё же ИЯФ. Например, только установка ВЭПП-2000 каждые сутки требует 750–800 литров жидкого гелия, а когда начинает работать ещё и детектор КЕДР, то этот объём возрастает в два раза. Причём нужен не только гелий, без которого невозможно получить эффект сверхпроводимости, но и жидкий азот, без которого ни одна вакуумная установка не работает.

— С чего начиналась криогенная станция?

— Проектирование здания криогенной станции было завершено в 1961 году, а построено оно в 1964 году. Раньше криогенная станция принадлежала УЭТС СО АН СССР, но когда в ИЯФе построили детектор КЕДР, для обеспечения работы которого потребовалось много криогенных жидкостей, Президиум СО АН СССР в 1982 году принял решение передать это здание ИЯФу. Именно тогда было закуплено новое оборудование, необходимое для производства жидкого гелия. Это оборудование проработало почти тридцать лет, и в результате возникла острая необходимость в его замене.

Иллюстрация

— Как проводилась замена старого оборудования?

— В начале нового тысячелетия резко возросла потребность в жидком азоте для ИЯФовских установок, а цена на него подскочила. Поэтому было решено приобрести воздухоразделительную установку LIN-200 в Германии. В ноябре 2004 года начался её монтаж. 16 января 2006 года эта установка начала работать в штатном режиме и работает до сих пор. За это время произведено около восьми тысяч тонн жидкого азота (для справки: сейчас одна тонна жидкого азота СИБТЕХГАЗа стоит 10 тыс. рублей). Производительность воздухоразделительной установки чуть больше пяти тонн в сутки. Производство непрерывное, но в период массовых отпусков есть возможность останавливать установку и выполнять профилактические работы.

Азотная станция работает надёжно, единственная проблема — охлаждающая вода, — сетует Владимир Васильевич.— Качество воды очень низкое, фильтры быстро забиваются, страдает оборудование. Приходится постоянно чистить, промывать, водоподготовка просто необходима. Но на сегодняшний день всё охлаждается водой плохого качества. После длительного периода обсуждений (оно началось ещё в 2004 году), в 2009 году Приборная комиссия СО РАН приняла решение сменить устаревшие и приходящие в негодность гелиевые компрессоры. Два новых компрессора фирмы MYCOM приобрели в Японии и привезли в декабре прошлого года. Они были смонтированы и с сентября 2012 находятся в эксплуатации. В 2012 году для криогенной станции куплены ещё пять новых компрессоров, которые предстоит смонтировать в короткие сроки взамен давно устаревших — ведь компрессоры несут основную нагрузку.

— На криогенной станции работает большой коллектив?

— Около сорока человек. Здесь находится научное подразделение лаборатории 1-4 — более двадцати человек, по нескольку человек из ОГЭ, хозотдела, охраны. С момента создания станции здесь работают Виктор Павлович Карих и Вячеслав Викторович Константинов — опытные и добросовестные работники. Вадим Васильевич Анашин, Юрий Васильевич Кузьмицкий и Владимир Александрович Спрыгин были руководителями и организаторами работ по реконструкции криогенной станции с момента её передачи ИЯФу. К сожалению, Ю. В. Кузьмицкого и В. А. Спрыгина уже нет с нами.

К настоящему времени наш коллектив полностью сформировался, здесь работают специалисты высокой квалификации, в основном лаборанты электрофизических установок по специализации «оператор ожижительной установки», операторы воздухоразделительной установки и группа механиков, которая занимается профилактикой и ремонтом оборудования. Раньше у нас значительно больше работало людей — здесь была ещё и химическая лаборатория, сейчас её нет. В своё время было также производство водорода, кстати, очень опасное. Но так как спроса на водород нет, то сейчас мы этим не занимаемся.

Вместе с руководителем криогенной станции мы прошли по всем помещениям. Очень интересно было из пультовой оператора наблюдать за тем, что происходит в различных частях этого большого здания. Владимир Васильевич показал установки, которые сейчас, рассказал о принципах их работы.

Производство жидкого гелия и азота — процесс сложный и с высоким уровнем шума: у человека непривычного поначалу голова, как говорится, гудит. Но, похоже, тех, кто здесь работает, это обстоятельство не беспокоит — привыкли. Причём адаптировались не только люди: рядом с компрессорами прекрасно растут — и цветут — огромные комнатные растения. А в кабинете у Владимира Васильевича плодоносит лимон (в прошлом году один лимончик потянул на шестьсот граммов!) и даже гранат.

Планов на будущее много: нужно установить новое оборудование, полученное в этом году, (оно пока ещё лежит в упаковке, ждёт своего часа), купить газгольдер большей ёмкости для того, чтобы исключить потери гелия в случаях срыва магнитного поля в электрофизических установках ИЯФа, отремонтировать здание.

— А ещё хочется сделать забор вокруг криогенной, такой же красивый, как у нашего соседа — Технопарка, — лукаво улыбается Владимир Васильевич.

Без криогенной станции работа уникальных ияфовских установок очень бы осложнилась. Пришлось бы либо где-то закупать — очень дорого — жидкие гелий и азот, либо попросту останавливать установки. Значимость своей работы на криогенной станции прекрасно понимают, процесс производства криогенных жидкостей идёт непрерывно.

Фото В. Рачкова
и автора

стр. 7

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?12+673+1