Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2018

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 21 (2906) 30 мая 2013 г.

УЧЕНЫЙ, ФИЛОСОФ
И НЕИСПРАВИМЫЙ РОМАНТИК

Памяти Анатолия Юрьевича Харитонова.

Иллюстрация
4 апреля 2013 года после продолжительной болезни на 64 году жизни скончался прекрасный человек, всемирно известный учёный биолог, одонатолог, профессор Анатолий Юрьевич Харитонов. Всю свою жизнь он проработал в Институте систематики и экологии животных Сибирского отделения РАН.

А. Ю. Харитонов родился 21 сентября 1949 г. в г. Магнитогорске на Южном Урале в интеллигентной дружной семье. Мама, Мария Григорьевна, была женщиной очень воспитанной и образованной, доброй и мягкой в обхождении с людьми, много времени уделяла воспитанию и образованию своих детей. Филолог по образованию, она с детства прививала им любовь к литературе и искусству. Большое влияние на формирование личности, характера и выбора дела всей жизни оказал отец, Юрий Вениаминович, человек слова и дела, надёжный, как скала, душа любого коллектива, большой любитель и ценитель природы не понаслышке. Авторитет отца для сына был непререкаем. Анатолий оказался достойным сыном своих родителей — перенял у них всё самое лучшее и развил это.

Именно отец открыл для сына удивительный мир природы, беря его с собой на охоту, а также в длительные и рискованные природоохранные рейды по поиску браконьеров. С одиннадцати лет у Толи было уже своё собственное ружьё, и он был полноправным участником папиных охот, всегда с соблюдением всех предписанных норм и правил, которые сын хорошо усвоил с детства и строго следовал им будучи уже взрослым. Охота стала для него не просто увлечением, а значимой частью жизни и возможностью как можно чаще бывать на природе. Анатолий Юрьевич не был классическим охотником-добытчиком, а скорее охотником-романтиком, его увлекал сам процесс сбора на охоту, антураж; искренне радовался, когда мазал, приговаривая, что таких умненьких особей надо оставлять на племя.

Занятие охотой простимулировало желание освоить таксидермию — изготовление чучел животных. За короткое время он неплохо овладел этим искусством благодаря своей природной наблюдательности и умелости рук. Это увлечение он пронёс через всю жизнь. С не меньшим энтузиазмом он создавал уголки живой природы дома и в кабинете биологии в школе и кто в них только не перебывал — ракообразные, паукообразные, насекомые, рыбы, амфибии, рептилии, птицы, млекопитающие. К маминому ужасу сын особенно любил змей, но она пересиливала свой страх и не запрещала держать их дома, хотя были случаи, когда они сбегали из террариума.

В школьные годы довольно неплохо рисовал, особенно ему удавались акварельные работы. Кто видел его картины, не могли поверить, что этот мальчик специально нигде этому не обучался. Навыки рисования очень пригодились в его будущей профессии — все иллюстрации к своим научным работам он делал сам.

При всех своих разнообразных увлечениях он учился на отлично; знания получал не столько на уроках, сколько сам добывал их, много читая и размышляя над прочитанным. У него было на всё своё аргументированное мнение, с которым приходилось считаться не только сверстникам, но и даже учителям. Так, свой первый педагогический опыт он приобрёл в старших классах. Каким-то образом учительница биологии узнала, что ученику Харитонову не нравится её преподавание предмета. Поступила она при этом мудро, не стала устраивать разборок, а предложила провести урок. Толя с удовольствием это сделал и вел биологию в своём классе до конца учебного года. Всем и самому Толе было понятно, что биология — это его призвание.

В 1968 г. он поступил в Челябинский государственный педагогический институт на естественно-географический факультет, со 2-го курса начал заниматься научными исследованиями. С детства его мечтой было заниматься птицами, но стал изучать стрекоз. На этот выбор повлияли беседы с преподавателем паразитологии проф. Валентином Ивановичем Окороковым, который первым обратил его внимание на стрекоз как на удобный и благодатный объект для самых разнообразных исследований. В 1971 г. выходит в свет его первая научная публикация в соавторстве с В. И. Окороковым «Фауна и биология стрекоз на Южном Урале и их роль как промежуточных хозяев гельминтов» в сборнике ЧГПУ «Вопросы зоологии».

В 1972 г. А. Ю. Харитонов приехал в Новосибирск и поступил в аспирантуру Биологического института (с 1993 г. ИСиЭЖ) к профессору Борису Федоровичу Белышеву, всемирно известному к тому времени одонатологу, который стал не только его научным руководителем, но наставником и другом. На протяжении 20 лет, до самой смерти Б. Ф. Белышева в 1993 г., они дружно изучали стрекоз, написав немало совместных книг и статей, и воспринимались мировым научным сообществом как единое целое.

В 1975 г. А. Ю. Харитонов успешно защитил кандидатскую диссертацию на тему «Стрекозы Урала и Зауралья (фауна, экология, зоогеография)». В этом же году его приняли на должность младшего научного сотрудника в лабораторию систематики и филогении насекомых. Анатолий Юрьевич был страстным исследователем, мог безрассудно пуститься в самое рискованное путешествие в одиночку. Научные экспедиции были его стихией, ему нравилось активно познавать живую природу и мир вообще — бывать в разных уголках нашей необъятной страны и за рубежом, знакомиться с людьми. За многие годы таких поездок был собран огромный материал по стрекозам, который воплотился в статьях и книгах, была создана постоянно пополняемая мировая коллекция стрекоз. Сам он себя не раз называл вечным странником и мечтал, когда придёт его последний час, умереть не дома, в кровати, а в пути. И очень сожалел, что эта его мечта не сбылась. Помимо любви к новым дорогам у него также была любовь к конкретным местам, уголкам природы, куда ему хотелось вновь и вновь возвращаться. Во-первых, это степные участки на Южном Урале, где прошли его детство и юность; называл себя степняком. Во-вторых, это Барабинская лесостепь, и конкретно — Чановский научный стационар с его преимущественно степным ландшафтом, а ещё с болотами и тростниковыми займищами, запахи которых стали для него родными. На Чанах он отработал более 30 лет. Получились многолетние ряды наблюдений и строгих количественных учётов — уникальный экологический материал, ценность которого была подтверждена многими специалистами.

В 1981 г. его, молодого кандидата наук, избрали на должность заведующего лабораторией экологии насекомых, хотя были люди поопытнее и постарше. По-видимому, руководство института уже тогда разглядело в молодом специалисте его неординарные качества — профессиональные и человеческие, и не ошиблось. Широкий кругозор, эрудиция и врожденная дипломатия помогли ему руководить лабораторией, но в ещё большей степени помогали исключительные человеческие качества — доброта, отзывчивость, бескорыстие и всепрощение. В этом году исполнилось 32 года как он бессменно руководил своим подразделением. Коллективом лаборатории выполнен большой объем оригинальных научных исследований как фундаментальных, так и нашедших применение в практике лесного и сельского хозяйства, в реализации ряда природоохранных мероприятий, создании регионального кадастра животного мира. Лаборатория всегда была одной из лучших как по научным показателям, так и по участию в общественной жизни института и душой коллектива был заведующий.

В жизни этого человека складывалось так, что сам он никогда не искал высоких должностей, они сами его находили. Так, в 1987 г. его избрали на должность первого заместителя директора ИСиЭЖ по научной работе, в которой он проработал 22 года — до 2009 г., отдав родному институту немало сил и здоровья.

С 1976 по 2007 годы, на протяжении 30 лет, А. Ю. Харитонов был учёным секретарём диссертационного совета ИСиЭЖ СО РАН, организационно обеспечивший за этот период защиту более 200 диссертаций. В эту общественную должность он вкладывал немало сил и души.

В 1991 г. А. Ю. Харитонов блестяще защитил докторскую диссертацию на тему «Бореальная одонатофауна и экологические факторы географического распространения стрекоз» в Совете Биологического факультета МГУ. А. Ю. Харитонов автор и соавтор 184 научных публикаций, в том числе 5 монографий. Основное направление научных исследований — экологическая зоогеография животных и оценка роли амфибионтных насекомых в экосистемах. Главным модельным объектом всегда были стрекозы. Он был зоологом широкого профиля, свободно ориентировался в современной зоологической систематике, знал особенности биологии и поведения многих животных, особенно птиц, которых любил сравнивать со стрекозами, находя у них много общего.

Исследования и научные проекты А. Ю. Харитонова находили постоянную поддержку в Российском фонде фундаментальных исследований, в конкурсах интеграционных проектов СО РАН, в Федеральной программе «Биоразнообразие», в международных научных фондах, в том числе грант НАТО и др.

Хотелось бы отметить две, на первый взгляд, взаимоисключающие друг друга, особенности Анатолия Юрьевича, связанные с наукой. Первая заключается в том, что он не был фанатом от науки, она не была для него ВСЕМ, для этого он слишком любил эту жизнь в разных её проявлениях, был очень богатой и разноплановой натурой. Его мощный интеллект искал выходы в разные сферы человеческой деятельности, его интересы простирались намного дальше тех объектов и явлений, которые он исследовал, будучи только научным сотрудником. Вторая особенность заключается в том, что он был учёным до мозга костей просто в силу склада своего мышления. О любых явлениях из жизни природы или людей он рассуждал всегда именно с позиции учёного, поскольку оперировал только фактами и системно мыслил. Никогда не считал, что пытливому уму учёного всё подвластно. Особенно его настораживало, когда коллеги старались для любого явления обязательно найти научное объяснение. В связи с этим цитировал П. Лапласа: «То, что мы знаем, — ограничено, а то, чего мы не знаем, — бесконечно». Считал иррациональные чувства важнее рациональных — чем чаще мы прибегаем к здравому смыслу, тем меньше нового создаём. В науке и в жизни был неисправимым романтиком, нередко восклицал: «Надо же, занимаюсь любимым делом и ещё деньги за это получаю!».

Анатолий Юрьевич был очень востребован в научно-организационной жизни города Новосибирска. Он был членом Объединенного ученого совета СО РАН по биологическим наукам, членом диссертационного совета НГАУ, членом научно-технического совета Комитета по экологии и охране природных ресурсов НСО, членом экспертного совета Комитета по науке, образованию и экологии НСО Совета народных депутатов, членом Президиума областного общества охраны природы и т.д. Входил в редколлегии двух международных журналов Odonatologica и Notulae odonatologicae, был ответственным редактором 8 монографий, 14 научных сборников, организатором ряда научных совещаний. По его инициативе и при его активном участии в 2001 г. в Новосибирске состоялся XV международный симпозиум на базе ИСиЭЖ. Для Института это был вообще первый опыт организации научного мероприятия международного масштаба в нелёгкий постперестроечный период. Лёгкость на подъём и решительность были присущи этому человеку.

А. Ю. Харитонов постоянно преподавал как в высших учебных заведениях, так в школах и лицеях города: заведовал кафедрой зоологии и методики обучения биологии в НГПУ, там же читал разработанный им самим курс лекций по зоологическому краеведению, более 10 лет вёл оригинальный курс основ естественно-научного познания мира в Новосибирской гос. консерватории им. М. И. Глинки, вёл спецкурс по экологии в одном из лицеев города и т.д. Большое внимание уделял подготовке молодых ученых, активно формировал свою научную школу, под его руководством защищено 16 кандидатских и 2 докторских диссертации. Все его ученики — от школьников до студентов и аспирантов — не просто уважали своего учителя, а горячо его любили, он передавал им не только свои знания и опыт, но и частицу себя, своей души, а ещё он их вдохновлял. Большое место в его жизни занимала просветительская деятельность, он был талантливым популяризатором науки, через средства массовой информации самые сложные биологические темы он раскрывал простым и доступным языком для любого слушателя и зрителя.

Анатолий Юрьевич отличался энциклопедичностью знаний, системностью мышления и виртуозностью владения словом. Практически никогда не писал тексты своих изящных по форме и содержанию выступлений, в крайнем случае — небольшой план. Все, кто его знал, всегда отмечали в нём редкое сочетание мощного интеллекта и бесценных человеческих качеств — душевной щедрости, бескорыстия, интеллигентности, выдержки, деликатности, трудолюбия, доброго юмора и позитивизма. При всех своих достоинствах был довольно скромным, а в быту даже аскетичным. Общаться с ним было для всех большой радостью.

Анатолий Юрьевич был философом и мыслителем. В его блокноте «Мои размышлизмы» есть интересные и глубокие мысли на самые разные темы — природы, познания, культуры, искусства, прогресса, информации, Бога и религии, веры, надежды, любви и др. Он никогда не забывал про 3-й четверг ноября — Всемирный день философии. На извечный философский вопрос о смысле жизни у него был однозначный ответ: основным атрибутом и силой Homo sapiens он считал его способность к познанию и наивысший смысл жизни видел только в познании и считал, что этот процесс должен быть непрерывным — от рождения и до смерти. Сам он был ярким тому примером. Особенно важным считал познавать природу, относил это к разряду одного из самых достойных и интересных для человека занятий. По этому поводу любил приводить слова Г. Я. Бей-Биенко, советского зоолога и энтомолога: «Природа вообще и живая природа в особенности — вечный источник познания, здоровья и человеческих радостей. И отношение человека к ней может служить мерилом его культуры, степени его полноценности как гражданина, как человека». Живая природа для Анатолия Юрьевича была одухотворенной субстанцией. Особый отклик этому своему восприятию он находил в поэзии, в частности в стихах Фёдора Тютчева. Закончить своё повествование об этом удивительном человеке хочется строками этого поэта, которые он особенно любил:

Не то, что мните вы, природа:
не слепок, не бездушный лик —
В ней есть душа, в ней есть свобода,
в ней есть любовь, в ней есть язык...

О.Н. Попова,
жена, коллега, друг

стр. 5

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?21+682+1