Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 25 (2910) 27 июня 2013 г.

НА СТАРИННОМ ПОРТРЕТЕ —
ПОЛКОВНИК СТЮРЛЕР!

В журнале «Невский библиофил» № 17 за 2012 год была опубликована статья Г. А. Гунбина с привлекающим внимание названием «На старинном портрете — другой человек».

В.А. Варнек, к.ф.-м.н., ИНХ СО РАН

Портрет, о котором идет речь в статье, находится в постоянной экспозиции Новосибирского государственного художественного музея (НГХМ), а запечатлён на нем, как предполагают специалисты музея, флигель-адъютант, полковник Николай Карлович Стюрлер, смертельно раненный 14 декабря 1825 года на Сенатской площади. Искусствоведы считают, что автором портрета является художник-портретист Александр Григорьевич Варнек.

Фактических сведений о портрете, написанном на холсте маслом, в музее совсем немного: поступил он в музей из Павловского дворца-музея в 1958 году, размеры портрета 62,5×52,0, дата написания неизвестна, подписей и надписей на его обороте нет. О том, что это портрет кисти А. Г. Варнека, свидетельствует, по мнению искусствоведов, стиль его написания и колорит, в частности, очень своеобразный для этого художника красный цвет.

Знакомство со статьей Г. А. Гунбина показало, что цель проведенных им изысканий вполне обоснованна — это желание разобраться, действительно ли на портрете изображен Н. К. Стюрлер? Для получения ответа на этот вопрос автор статьи просмотрел по «Месяцеловам» все офицерские списки лейб-гвардии Семёновского и Гренадерского полков, в которых служил Стюрлер, с «состоянием чинов» на 1811–1825 годы. При этом были найдены весьма важные сведения как о чинах, так и наградах Н. К. Стюрлера, которые ранее не публиковались. Кроме того, автор статьи сделал одно любопытное наблюдение: оказывается, в одних документах Стюрлера именовали Николаем Львовичем, а в других — Николаем Карловичем. Связал он это с трудностями трансформации его имени (Николаус Людвиг) в русский вариант.

Иллюстрация

Сведения о наградах военнослужащих всегда являются самыми информативными при идентификации личностей портретируемых. Поэтому приведу ниже тот перечень наград Н.К. Стюрлера, названия которых были впервые опубликованы Г. А. Гунбиным (правда, без дат награждения):

1. Орден Св. Анны 2-й степени;

2. Орден Св. Владимира 4-й степени с бантом;

3. Прусский орден «За заслуги» (Pour le Merite);

4. Кульмский железный крест (т.н. солдатский Георгиевский крест);

5. Серебряная медаль за участие в Отечественной войне 1812 г.

Естественно, что получив информацию о наградах, читатель хотел бы узнать сразу же об их соответствии тем наградам, которые мы видим на портрете. Однако, не сделав этого, автор статьи, к сожалению, сразу же переключился на обзор других первоисточников. Последуем за ним чуть позже, сопоставив всё-таки вначале реальные награды полковника Стюрлера с изображёнными на портрете.

Сличение наград показывает, что орден Св. Анны на портрете отсутствует (возможно, по той причине, что место его крепления оказалось занято Орденом 2), тогда как все остальные награды из приведенного выше перечня на портрете есть. На репродукции портрета они пронумерованы так же, как и в перечне. Всё это является убедительным аргументом в пользу того, что на портрете запечатлен именно Н. К. Стюрлер. Что же дало основание автору статьи пренебречь этим фактом и сделать диаметрально противоположный вывод?

Чтобы узнать причину этого, вернёмся к автору статьи и анализируемым им «Месяцеловам». Дальнейший их анализ Г. А. Гунбин решил продолжить для того, чтобы найти в них подтверждения признаков флигель-адъютанства у героя своей публикации — аксельбанта и императорского вензеля (номера 6 и 7 на репродукции).

Вот что он сообщил об этом этапе своего исследования: «Одновременно по тем же «Месяцеловам» за те же годы (1811–1825) были просмотрены списки флигель-адъютантов императора и, на всякий случай, адъютантов цесаревича. Ни в службе императора, насчитывающей до трёх десятков офицеров, ни в службе Константина Павловича, в штате которой было тоже почти десяток военных чинов, Н. К. Стюрлера не значилось. Таким образом, при всём уважении к памяти Николая Карловича Стюрлера, имя которого даже увековечено на стенах Храма Христа Спасителя в Москве, и желанием связать это имя с портретом, подтвердить эту связь не удалось. Поэтому первоначальное сомнение, а тот ли на портрете человек, перешло в уверенность: не тот.

Осмысливая цитируемый выше фрагмент статьи, можно сказать, что сам по себе результат анализа «Месяцеловов» за указанный период сомнений не вызывает. Действительно, Н. К. Стюрлер в течение своей воинской карьеры свитского звания флигель-адъютанта (офицера для выполнения поручений самого императора) не имел. Но, почему же тогда это звание фигурирует у Н. К. Стюрлера в его собственной биографии, в биографии сына полковника, генерала от кавалерии А. Н. Стюрлера, и в целом ряде интернетовских документов, на которые Г. А. Гунбин не обратил, к сожалению, внимания?

Ответ на этот вопрос дает «Алфавитный список» из электронной книги известного историка А. А. Подмазо «Шефы и командиры регулярных полков русской армии (1796–1825)» (последняя доработка в 2006 г.). Вот что сообщается дословно в этом документе о Стюрлере:

Стюрлер Николай Львович — полковник (с 15.12.1825 флигель-адъютант).

03.04.1818–19.03.1820 — командир 1-го карабинерного полка.

08.12.1821—26.12.1825[1] — командир лейб-гвардии Гренадерского полка.

Исключён из списков умершим 26.12.1825.

Как видно, звания флигель-адъютанта полковник Н. К. Стюрлер был удостоен новоявленным императором в день его смерти, которая согласно М. Корфу наступила утром следующего после восстания дня, т.е. 15 декабря. Вне всякого сомнения, лишь на основании этого указа (по существу, монаршей милости, оказанной императором Н. К. Стюрлеру в знак особой благодарности за его действия на Сенатской площади) на портрете полковника и появились аксельбант и императорский вензель (буква Н) на эполетах. Очевидно, что заказ императора художнику был сверхсрочным. Можно думать поэтому, что к исполнению портрета Н. К. Стюрлера он приступил сразу же 14 декабря и завершил его, скорее всего, в течение нескольких дней.

В заключение замечу, что три моих предыдущих публикации: в газете «Вечерний Новосибирск» (2010), в электронном журнале НГМХ (2010) и в «НВС» (2012), — содержащие биографические сведения о Н. К. Стюрлере, а также сведения о его гибели и семье, читатель без труда может посмотреть в Интернете. Достаточно в поисковую систему ввести всего два слова: Стюрлер Варнек.

стр. 10

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?16+686+1