Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 36-37 (2921-2922) 19 сентября 2013 г.

ЛОКОМОТИВ «ОБОРОНКИ»
ПУСКАЮТ НА СЛОМ

О том, чем «реформирование» Академии наук может обернуться для обороноспособности страны и развития инновационной экономики, рассказывает доктор экономических наук, председатель Клуба руководителей предприятий Новосибирской области Валерий Григорьевич Эдвабник.

Иллюстрация

Я категорический противник реформирования Академии наук в том виде, как это предлагается правительством сегодня. На мой взгляд, этот проект реформы содержит много непродуманных, нелогичных, а порой и весьма опасных решений. Так, я не вижу ничего страшного в самой идее объединения отраслевых академий под «крышей» РАН, но не понятно, почему одни академии попадают в эту объединённую структуру, а другие — например, Российская академия образования — становятся «министерскими». Ведь это статус бюрократического, а не научного учреждения. И маловероятно, что такое изменение улучшит научную работу в этих отраслях.

Ещё важнее сохранить структуру региональных отделений Академии наук (которые в ходе реформы остаются, как минимум, без собственных бюджетов) — ведь именно через них осуществляется связь науки и производства в регионах нашей страны. А Сибирское отделение РАН — это вообще уникальная структура. Она создавалась специально для решения задач оборонно-промышленного комплекса СССР. Об это мало известно широким кругам населения (по понятным причинам), но именно в институтах СО РАН создавалась научная база нашей «оборонки».

Например, в Институте гидродинамики впервые в мире была решена проблема кумулятивного взрыва. Причём тут гидродинамика? Дело в том, что при таком взрыве металлы ведут себя как жидкость, и изучение этих свойств легло в основу производства всех кумулятивных боеприпасов. Институт теплофизики изучал теорию поведения сложных составных структур при кинетическом нагреве. А Институт теоретической и прикладной механики — теорию внешней баллистики. На практике это стало основой отечественного ракетостроения. И так ещё по многим направлениям. Сегодня в России других научных учреждений такого профиля больше нет, все они сосредоточены в СО РАН. По сути, Сибирское отделение — это готовое «оборонное Сколково», доказавшее свою эффективность на практике.

Да, сегодня институтам нужна модернизация материально-технической базы, не помешает омоложение руководства, необходим ещё ряд мер по оптимизации работы. Но для решения этих задач вовсе не надо уничтожать СО РАН как самостоятельную структуру, лишать её собственного бюджета. А именно это и предполагает правительственный вариант реформы Академии наук. Я сам долгое время руководил крупным НИИ и прекрасно понимаю, что это плохо кончится. Только руководитель, а не сторонние структуры, сможет наиболее рачительно распоряжаться материальной базой, поскольку она обеспечивает работу его учреждения. И в то же время любой директор института — не хозяин, а управленец, его деятельность плотно контролирует государство. А что происходит, когда государство подменяют «управляющие организации», можно было видеть на примере «Оборонсервиса».

Чиновники почему-то считают, что руководить сложнейшим комплексом из нескольких десятков институтов и уникального для страны Новосибирского университета (глубоко интегрированного с СО РАН) должны не люди науки, а «эффективные менеджеры» со стороны. Во что это выливается, мы уже видели неоднократно. Конечно, кадровая политика важна на любом предприятии. А в научных, конструкторских учреждениях она вообще вне конкуренции. А менеджеры этого не понимают, потому что привыкли работать совсем в иных отраслях, иными методами: человек не вписывается в политику руководства — меняем его на другого, подходящего. Учёные, изобретатели — это «штучный товар», такие коллективы формируют десятилетиями и их сохранение намного важнее «оптимизации расходов». Потому что в эту сферу нельзя набрать специалистов по вакансиям баз данных агентств по трудоустройству.

Больше всего меня тревожит то, что реформа РАН неминуемо скажется на состоянии отечественной индустрии. Как я уже говорил, СО РАН создавался во многом для решения задач оборонно-промышленного комплекса страны. И до сих пор большая часть работающих предприятий этой отрасли за решением сложных задач обращается к нашим учёным. Мы десятилетиями работаем в плотном контакте с ними. Особенно это касается предприятий Новосибирска — одно дело отправить специалиста за консультацией в Москву, и совсем другое — поездка в черте города в Академгородок.

Сегодня много говорится о том, что российская «оборонка» должна стать локомотивом, который выведет нашу экономику из кризиса, даст России прорывные технологии. Принята госпрограмма финансирования ОПК, предусматривающая триллионы рублей бюджетного финансирования. Но без науки наша промышленность не выдаст ничего принципиально нового, мы будем обречены на бесконечные попытки модернизации старых технологий, все больше отставая от передовых держав. Нет науки — не будет никакой высокотехнологичной и конкурентоспособной промышленности, деньги бюджета потратятся неэффективно, и наш локомотив так и останется ржаветь на рельсах прошлого века. И это главная причина, по которой я и мои коллеги из оборонных отраслей являемся решительными противниками такого «реформирования» Академии наук. Науку надо развивать, а не громить, это вопрос безопасности страны, её развития, если хотите — выживания.

стр. 3

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?67+694+1