Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 41 (2926) 17 октября 2013 г.

ЛЕСНИЧИЙ — ПРИЗВАНИЕ
И ДЕЛО ЖИЗНИ

Ивану Варфоломеевичу Тарану — ветерану труда Новосибирской области и Сибирского отделения РАН 16 октября исполнилось 90 лет. Он — автор 160 научных работ, в т.ч. 16 монографий и книг, общий стаж его работы в Сибири — 57 лет, в леcах Новосибирской области — лесничим, старшим лесничим лесхоза, главным лесничим Новосибирского управления лесного хозяйства — 15 лет, в Центральном сибирском ботаническом саду СО РАН — 42 года.

Иллюстрация

Обаятельный пожилой человек удивляет активной жизненной позицией к восприятию сложного современного бытия. В курсе российских и международных событий, читает и публикует научные работы, литературную прозу и стихи. С лёгкостью по памяти цитирует стихи любимых поэтов, мудрые мысли великих деятелей прошлого. Усиленно работает над книгой, посвященной многолетнему трудовому прошлому: в защиту лесов Сибири, Новосибирской области и Академгородка, в память многих товарищей и спутников лесных дорог. Два года назад в издательстве «Гео» вышел сборник стихов и рассказов И. В. Тарана «Перекрёстки», посвящённый ботаникам и лесоводам, с которыми автору выпала честь работать. Открывает сборник очень своевременное стихотворение — обращение к читателю:

Когда устанешь от невзгод
Сей современной жизни трудной,
Когда устанешь от забот
Однообразных серых будней,
Когда устанешь от людей
Политизированных, властных, от их речей и их идей,
Призывов громких, но напрасных...
Когда появится испуг
На перекрестке улиц узких
От многочисленных хапуг,
Нуворишей и «новых русских»
Быстрее в лес! Он — верный друг!
Он лекарь! Сердце успокоит...
Погасит временный испуг
И душу тишиной укроет...
Ведь жизнь и лес — Земли семья,
Ковчег зеленый на планете.
Храня леса, хранишь себя
И всё живое в мире этом!

Мы встретились с Иваном Варфоломеевичем накануне юбилея в Доме учёных — в Академгородке стояла осень и только в Зимнем саду было вечное лето, — и он рассказал, как полвека назад формировались первые интерьеры Зимнего сада ДУ.

— В конце лета 1966 г. в Академгородок приезжал Президент Франции генерал Шарль де Голль. Академик М. А. Лаврентьев решил принимать французских гостей в левом крыле Дома учёных, подготовленного «Сибакадемстроем» к сдаче. Однако оказалось, что в помещении Зимнего сада закончен только небольшой декоративный водоём с фонтанчиком, а для растений — глубокая посадочная яма.

За два дня до приезда высокого гостя заместитель председателя Сибирского отделения Л. Г. Лавров сообщил мне вечером по телефону, что академик М. А. Лаврентьев не подписал строителям акт приёмки помещений, так как в Зимнем саду нет растений. Просил оказать помощь строителям: «Времени очень мало, завтра, к 14 часам дня прошу сделать всё возможное и невозможное по формированию Зимнего сада. Возглавьте эту работу лично».

...Первой справилась с основным заданием Евгения Львовна Кузьмина-Медова, научный сотрудник лаборатории декоративных растений. На бортовой машине перевезли из школьной теплицы, арендуемой Ботаническим садом, более тридцати крупных интерьерных вечнозеленых растений и установили по периметру двух стен, что придало помещению вид зимнего сада. Вписались в общую композицию цветущие лилии в вазончиках, установленные на мраморном обрамлении декоративного водоёма.

Только центральный объект зимнего сада в виде прямоугольника размером 100×150 см при оформлении в виде чистого газона с усилением декоративными цветущими лилиями оставался похожим на красиво оформленную могилу.

Пригласили озеленителей для принятия коллективного решения, что делать дальше, но все глубокомысленно молчали. А проходившая мимо рабочая остановилась и сказала: «Может быть посередине посадить дерево, тогда и схожесть с могилкой исчезнет...» — и ушла заниматься своим делом.

Я посмотрел вверх и впервые заметил, что потолка над первым этажом нет, что двухэтажное пространство оставлено, очевидно, для большого субтропического дерева. Сказал озеленителям, что глубокая яма, видимо, действительно предусмотрена для большого дерева. «А у меня есть такое дерево!», — улыбаясь сказала Евгения Львовна и добавила, что оно в городе, у любительницы комнатного озеленения...

На этом можно закончить историю с формированием Зимнего сада в далеком 1966 году. Следует только добавить, что через 40 лет директор Дома учёных Г. Г. Лозовая, очевидно, по инициативе садовника Валентины Приходько, пригласила всех специалистов, причастных к формированию того интерьера сада, на чай. Пришли все, и было приятно, что они сохранили свою активную жизненную позицию.

Директор Г. Г. Лозовая тепло приветствовала всех, горячо благодарила за работу, вручила каждому великолепную книгу «Дом учёных». В этой книге садовник В. Приходько в статье о Зимнем саде отмечает: «Одной из самых замечательных особенностей Дома учёных, настоящей его жемчужиной является Зимний сад. Он открывается взору, как только вы входите в центральный вестибюль, и сразу очаровывает своей оригинальностью и уютом. Вас встречает патриарх сада — гигантский фикус. Под его раскидистой кроной уютно разместились многочисленные растения. Этот фикус туполистный полвека назад на бортовой машине привезла из города старший научный сотрудник лаборатории декоративных растений ЦСБС Е. Л. Кузьмина-Медова».

— Иван Варфоломеевич, у вас много стихов, посвящённых студенческим годам в Киевском лесном институте. А как вы попали в Сибирь?

— Ещё на производственной практике мне понравилась работа лесничего. Но к окончанию института в Европейской части страны вакантных мест не было, а Новосибирскому управлению лесного хозяйства требовались десять лесничих. Решил ехать в Сибирь, отработать лесничим положенные три года и вернуться квалифицированным специалистом, найти работу вблизи отчего дома.

— А почему задержались, как говорится, на всю оставшуюся жизнь?

— Сам себе задаю этот вопрос, и не раз. Причин много. Но главное — это добрые люди, которых я встретил в Сибири. Очевидно, заботливая моя судьба содействовала мне в этом. Одни помогали мне решать проблемы на работе, другие — в прочих вопросах жизни. Я очень благодарен этим добрым людям, сожалею о том, что в долгу перед ними, так как не успел в равной степени ответить им добром.

— А как вы оказались в Академгородке?

— После окончания заочной аспирантуры и защиты кандидатской диссертации, в июле 1965 г. прошёл по конкурсу на должность заведующего Лесозащитной опытной станцией (ЛОС) Ботанического сада. Чтобы ознакомиться с состоянием сохраненных в ходе строительства лесных ландшафтов верхней зоны стремился детально обследовать их. Радовало сохранение полувековых сосен по Морскому проспекту, улице Ильича, куртин леса у Дома культуры и небольших участков напротив Президиума... Но оказалось, что они сильно ослаблены.

Михаил Алексеевич Лаврентьев любил природу, особенно леса, национальные деревья России сосну и березу. Он хорошо знал принципы создания городов-садов и научных центров в Европе и стремился следовать этим принципам при строительстве объектов в Верхней зоне Академгородка. В ней сохранённые сосново-березовые леса выступали в качестве главного градостроительного компонента, а все элементы инфраструктуры и научные институты были в пределах пешей доступности. Михаил Алексеевич исповедовал культ зеленых насаждений, поэтому уделял большое внимание развитию Ботанического сада. Последовательно, путем передачи в его состав Лесозащитной станции, ботанических лабораторий из институтов, Ботсад значительно расширили, что позволило утвердить его статус как института-сада первой категории и название — Центральный сибирский ботанический сад. Много сделала для этого и Вера Евгеньевна, его супруга, биолог по образованию...

Когда я стал работать в Академгородке, он в основном был построен, а отдельные участки леса, пережившие этап строительства, находясь под постоянным рекреационным прессом тридцатитысячного населения, были ослабленными и поврежденными. Академик М. А. Лаврентьев, обеспокоенный ухудшением состояния академических лесов, создал специальную комиссию под председательством академика Д. К. Беляева и обязал её подготовить обстоятельный проект постановления Президиума об усилении охраны лесов. Мне как заведующему ЛОС комиссия поручила подготовку проекта, который был ею одобрен и утвержден Президиумом. В ЦСБС была создана проектная группа, в обязанности которой входила разработка Генеральной схемы лесопаркового устройства и озеленения Академгородка, а также дендрарий, экспозиции и коллекции.

Объёмы лесовосстановительных и озеленительных мероприятий на пятилетие 1966–1970 гг. увеличились в три раза. Это позволило расширить систему лесоводческих мероприятий, включая и лечение больных декоративных деревьев, постановку ослабленных лесных ландшафтов на длительный отдых, создание тропиночной сети, способствующей регламентации нагрузки на лесные ландшафты.

...В течение 1970-х годов Академгородок часто посещали гости из-за рубежа, из столицы и других городов страны. Запомнился визит замминистра лесного хозяйства д.б.н. А. Г. Писаренко. После продолжительной экскурсии он сказал, что не может уехать из Сибири, не встретив академика М. А. Лаврентьева, не поклонившись ему, не высказав огромную благодарность за сотворение чуда — Академгородка в Сибири, первого города-сада в нашей стране. Такая встреча состоялась, и на заседании Президиума он вручил академику знак «За сбережение и приумножение лесного богатства РСФСР». Сам М. А. Лаврентьев считал Академгородок главным делом своей жизни, поставив его выше своих открытий...

Иван Варфоломеевич не только заведовал Лесозащитной опытной станцией, но и в течение двух десятилетий был заместителем директора ЦСБС по науке, пять лет (1971–1976) исполнял обязанности директора. Возглавлял проектирование и строительство ботанического сада, его экспозиций и коллекций, научно-исследовательского и экспериментального комплексов. За эти годы было много сделано для повышения устойчивости лесов Академгородка, создана лаборатория эколого-рекреационных исследований, ставшая основой для школы лесоводов-рекреаторов Сибири.

С большим трудом ему удалось обеспечить своевременную подготовку ГИПРОНИИ проекта по строительству ботанического комплекса в Академгородке. Начальник управления капитального строительства Сибирского отделения, благосклонно относящийся к объектам Ботанического сада, предупредил И. В. Тарана, что 31 августа 1967 г. — это последний срок, когда УКС наскребет деньги, а Президиум СО АН включит в титул строительство на 1967–1970 гг. главный лабораторный корпус и другие объекты Ботанического сада в Академгородке.

— Я рад даже сейчас, спустя 40 лет, что мне удалось это сделать для прошлого, настоящего и будущего поколений сотрудников Ботанического сада, — отметил И. В. Таран и подумав, добавил, — хотя это моему качественному росту нанесло большой ущерб.

— Иван Варфоломеевич, последний вопрос. Вы были участником IV съезда лесничих Новосибирского управления лесами, посвящённого 200-летию лесного департамента России и полувековому юбилею самостоятельности лесного хозяйства в области и стране. Ваше мнение о съезде и его решениях?

— Съезд был организован на базе лесов Ордынского лесхоза, где в далеком 1951 году я работал лесничим Антоновского лесничества. Особенно мне понравились экскурсии по объектам лесовосстановления, экозащитным и почвозащитным лесоразведениям, с полной механизацией всех этапов выращивания посадочного материала в лесном питомнике и новогодних ёлок на плантации.

Демонстрировались большие достижения по охране лесов от пожаров путём телевизионного оснащения пожарных вышек и мачт, создания при лесхозе и в лесничествах пожарно-химических станций, оснащенных необходимой техникой. Я знал о больших достижениях в развитии лесного хозяйства и в других лесхозах области, в управлении лесами России и радовался им.

С докладом по полувековому юбилею выступил Заслуженный лесовод РФ Сергей Иванович Каталин со стажем работы на лесной ниве Сибири 60 лет.

Он отметил, что в государственном лесном фонде области благодаря посадкам и посевам леса, содействию естественному возобновлению за 50 лет площадь, покрытая лесом, увеличилась на 520 тыс. га. Выполнен больший объём работ по защитному лесоразведению. В Кулундинской степи, в степном и лесостепном районах созданы системы полезащитных полос, обеспечивающие защиту более миллиона гектаров пахотных угодий. Канадские лесоводы, побывав в Сибири, были поражены величием системы полезащитных полос степи. «Мы побывали в степной сказке», — сказали они.

На торжественном прощальном ужине мне предложили выступить с пожеланиями для молодого поколения лесничих XXI века.

— Дорогие лесничие! — сказал я. — В период перемен всегда трудно и людям, и лесам России. Поэтому лесничим двадцать первого века надо быть готовыми к сбережению лесов страны, — и прочитал стихотворение:

Шумит тревожно лес Сибири —
Тайги зелёный океан.
Он от Урала до Курилов —
Природы дивный талисман.
В конце двадцатого столетья
От «перестроечных» грехов,
Лесных пожаров лихолетья
Грозят нам гибелью лесов.
Лесничие! На вас надежда!
Ведь сегодня, как и прежде, —
Защитник верный россиян!
Жить так непросто в новом мире,
Жестокий кризис всех гнобит!
Коль сохраним леса Сибири,
Сибирь Россию укрепит!

Редакция нашего еженедельника желает юбиляру Ивану Варфоломеевичу Тарану крепкого здоровья, творческого долголетия, сил для завершения работы над книгой в защиту лесов Сибири и её издания.

Подготовила В. Михайлова,
«НВС»

стр. 12

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?4+698+1