Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 50 (2935) 26 декабря 2013 г.

РЕФОРМА РАН:
ОБСУЖДАЕТСЯ, ОСУЖДАЕТСЯ, ПРОДВИГАЕТСЯ

Настоящий обзор — попытка по публикациям в СМИ обозреть «поле битвы» на конец 2013 года. Хотя, наверное, на самом деле большая часть интересующих нас событий происходит за закрытыми дверями.

Наталья Притвиц

Работа над новым уставом РАН

Для налаживания работы в изменившихся условиях Российской академии наук и её институтам предстоит существенно обновить свою нормативную базу. Важным её элементом должен стать новый устав, который определит правила пореформенной жизни РАН, заполнит правовые лакуны и выправит нестыковки, возникшие в результате летнего законодательного аврала. Три объединяемые академии уже приступили к подготовке устава. Как продвигаются дела, «Поиску» рассказал исполняющий обязанности председателя уставной комиссии Академии вице-президент РАН А. Козлов.

Ниже — некоторые выдержки.

— Пока новый устав не принят, действует нынешний. Однако многие его нормы противоречат Федеральному закону № 253 о реорганизации государственных академий наук. Получается, что сейчас работают только те положения устава, которые согласуются с законом. Это межвременье, впрочем, продлится не очень долго. Общее собрание РАН должно принять новый устав не позднее чем через шесть месяцев со дня выхода закона, то есть в начале апреля следующего года. В течение двух месяцев с момента принятия устава в РАН его рассмотрит и утвердит Правительство РФ.

Времени осталось не так много. Чтобы не возникло проблем с утверждением устава, мы договорились, что ещё до Общего собрания проведем консультации по содержанию документа с правительством, заинтересованными министерствами и ведомствами. В РАН создана комиссия по уставу, в которую включены представители всех трёх объединяющихся академий. Подготовлен стартовый вариант проекта устава, и он уже прошел несколько итераций. Наиболее сложная проблема — отношения РАН с нашими институтами, переходящими в ведение ФАНО. Многие коллеги внутренне не могут примириться с произошедшим — с тем, что рвутся связи с НИИ. По этому вопросу у большинства членов комиссии единое мнение: будем пытаться сохранить как можно больше «мостиков». Кстати, теперь Академия наук ответственна за состояние и уровень проведения фундаментальных исследований во всех российских научных организациях независимо от их ведомственной принадлежности. Закон нас обязывает осуществлять научно-методическое руководство не только институтами РАН, но и другими, не находящимися в ведении ФАНО. Это будет делаться по договорам с федеральными органами исполнительной власти, которым подчиняются структуры, занимающиеся фундаментальными исследованиями. Этот принцип будет обозначен в уставе, а механизм взаимодействия найдет отражение в отдельных документах.

В рабочую группу постоянно поступают обращения от отделений, институтов, учёных, многие предложения уже отражены в текущем варианте устава. По ряду вопросов нам очень важно мнение ФАНО: ведь в уставе идет речь и о разграничении полномочий РАН и агентства. Вообще, коллегам из ФАНО можно только посочувствовать. Им предстоит в короткие сроки перевести на новые рельсы огромный механизм, распределенный по всей России, с наработанными традициями и связями, причем не останавливая его работу, фактически на ходу (П № 49, 6.12).

Поручения президента РФ В. Путина

РАН всё глубже погружается в тяжелый процесс реформирования. А время диктует свои законы — в недавнем (12 декабря) послании президента РФ В. Путина Федеральному собранию поставлены новые ответственные задачи, в том числе и перед Российской академией наук.

Сердцевиной «всей нашей работы» Путин назвал возобновление устойчивого экономического роста. «Основные причины замедления носят не внешний, а внутренний характер», — напомнил он. По производительности труда Россия отстает от ведущих стран в 2–3 раза. Надо задействовать новые факторы развития. И далее: «Поручаю правительству совместно с Российской академией наук провести корректировку перспективных направлений развития науки и техники. В соответствии с этими приоритетами должен строить свою работу и недавно созданный Российский научный фонд. Он призван сосредоточиться на финансировании фундаментальных исследований и программ с длительным горизонтом реализации. Рассматриваю эту работу как общенациональную задачу.

...Предлагаю всем фракциям парламента направить своих представителей в Попечительский совет Российского научного фонда.

...Что касается прикладных исследований, то эта работа должна быть сосредоточена на базе технологических платформ. Предлагаю переориентировать на поддержку таких исследований средства соответствующих целевых программ, в первую очередь такой программы как „Исследования разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса“. При этом важно, чтобы работал принцип софинансирования проектов и со стороны государства, и со стороны бизнеса.

...Сегодня у нас в среднем из 265 полученных научных результатов только один — только один — становится объектом правовой охраны. Вклад добавленной стоимости, которая образуется от оборота интеллектуальной собственности, в ВВП России — менее одного процента. Это не просто мало, это очень мало. В США этот показатель — 12 процентов, в Германии — 7–8, а у наших соседей в Финляндии — 20. Поэтому техплатформы должны быть нацелены на конкретный результат, на получение патентов и лицензий, на практическое внедрение разработок.

...Кроме того, предлагаю создать систему статистической оценки уровня технологического состояния отраслей экономики, чтобы иметь объективную картину нашей конкурентоспособности. В советский период такая система работала. Ликвидирована, ничего на этой базе не создано. Нужно её воссоздать» (РГ 13.12).

Зам. главного редактора газеты «Коммерсант» Д. Бутрин полагает, что это предложение родилось в кругах, близких к РАН (Ъ 13.12). Двумя днями раньше сообщалось: «Группой академиков и членов-корреспондентов РАН под руководством А. Некипелова, В. Ивантера и С. Глазьева представлен доклад, посвящённый альтернативам экономическому курсу РФ с позиций консервативного крыла экономистов» (Ъ 11.12).

Заседание президентского Совета
по науке и образованию

Состоялось 20 декабря. Далее — выдержки из статьи в РГ (23.12).

Глава государства призвал определить приоритеты для госфинансирования фундаментальных исследований. Он предложил подумать над масштабными проектами наподобие атомного или освоения космоса. «Необходимо чётко определить приоритеты, на которых будет сконцентрирована основная часть государственных средств», — объяснил он. Делать это нужно на основе открытого обсуждения с участием учёных, бизнесменов и общественности. Координатором станет президентский Совет по науке.

«Необходимо усовершенствовать систему финансирования фундаментальных исследований, — считает Путин. — Подходы, прописанные в ФЦП и заточенные на проведение прикладных работ, на эту роль не годятся. Здесь нужна своя, небюджетная логика, переход от сметы к формированию стратегических программ развития и грантовому выделению средств». На первом плане при распределении грантов должен быть профессиональный, творческий уровень руководителя группы и его коллектива. Глава государства сразу подчеркнул, что «никакого командования научными исследованиями, даже при выборе этих приоритетов, быть не может, не должно и не будет». «Прежде всего мы будем основываться на вашем мнении, на мнении не только Совета, что, конечно, важно, но прежде всего на мнении Академии наук», — объявил он учёным. Руководителю ФАНО М. Котюкову президент напомнил цель моратория по распоряжению имуществом РАН. «Нужно всё оценить, всё взвесить. Мы с вами говорили на этот счёт: раздать, распихать по нуждающимся — это самое простое дело, — сказал он. — Даже если что-то сегодня не нужно оперативно для науки, все равно не спешите с этим расставаться. Потому что потом в интересах науки будет не получить».

О выступлениях на Совете академиков В. Фортова и Е. Примакова подробнее в Ъ 21.12.

Глава РАН посетовал на то, что слишком велик оказался «поток желающих поуправлять имуществом РАН», хотя в его распоряжении есть слова Владимира Путина, налагающие мораторий на этот процесс. «Вместо Вашего устного высказывания нужно распоряжение правительства, — заявил В. Фортов. — А то многие начальники говорят: «РАН теперь — дискуссионный клуб, а институты подчиняются Агентству научных организаций. А последние действия, связанные с оценкой эффективности работы институтов!... Это должна делать РАН! Тем не менее недавно появилось постановление правительства, по которому это почему-то будет делать Минобрнауки. А РАН даже не упоминается».

Академик Е. Примаков предложил отдать функции формирования институтов по развитию фундаментальной науки президентскому Совету по науке и образованию и резко выступил против оценки эффективности работы институтов по принципу цитируемости (по этому показателю Россия сильно проигрывает многим странам): «На личности надо опираться, а не на цитирование! — воскликнул он под одобрительный гул нескольких коллег. — Некоторые вопросы у нас не цитируются вообще!» (Видимо, он намекал на секретную часть научных разработок). А директор Курчатовского института М. Ковальчук вообще предложил вводить российский индекс цитируемости: «Китай ввел Шанхайский индекс. А его вообще не было. А теперь он один из уважаемых. И мы так можем!».

О реформе РАН —
на юбилее НАН Украины

3 декабря в Киеве торжественно отмечалось 95-летие Национальной академии наук Украины и её президента академика Б. Патона. Далее — выдержка из статьи Е. Понариной (П № 50, 13.12).

«С неограниченным регламентом по времени Патон предоставил слово академику Геннадию Месяцу, члену Президиума РАН. Всех интересовало, что за реформа академической науки в России затеяна.

Месяц без эмоций изложил суть перемен, рассказал, как Академия боролась против её ликвидации, прописанной в первом варианте закона о реформе. По его мнению, удалось добиться, чтобы ликвидация РАН не состоялась, что в законе прописано: РАН проводит поисковые и фундаментальные исследования, содействует развитию науки в РФ, распространению научных знаний и росту престижа науки, укреплению связей между наукой и образованием. Важно, что РАН поручено экспертное научное обеспечение деятельности государственных органов и организаций. Планы по науке, текущие и долгосрочные, представлять в Правительство РФ будет РАН. Также РАН готовит правительству и проект распределения финансовых средств. На собственные программы фундаментальных исследований РАН получит в 2014 году 4,5 млрд рублей. Это даст возможность сконцентрировать усилия ряда институтов на направлениях, где Россия ещё имеет приоритеты.

РАН даёт первое согласие по кандидатам на должность директоров институтов. Обещано, что всякие мероприятия, связанные с разделом институтов или их слиянием, тем более — ликвидацией, будут согласовываться с РАН. Не станут автоматически академиками и нынешние члены-корреспонденты, хотя слияния РАН, РАМН и РАСХН избежать не удалось. Но и в клуб учёных по типу некоторых зарубежных АН Российскую академию не трансформировали. Бюджет утвержден и для РАН остался прежним.

Плюс в новом Уставе РАН предполагаем закрепить как раз те идеи, которые высказывало научное сообщество во время летних дискуссий о законе. Совсем скоро, в декабре, соберется Совет при Президенте РФ по науке и образованию, и мы обратились с письмом, чтобы целый ряд организаций — Архив РАН, музеи, библиотеки, то есть то, что не является предметом коммерции, но нужно для работы исследователей, — тоже были переданы РАН.

ФАНО ещё не создано, как оно будет работать, неясно. Вот Путин и предупредил, чтобы не занимались скоропалительными трансформациями по сокращению институтов и людей. А сокращения неизбежны: надо повышать оплату труда, а денег больше не становится».

Проверка академий

«Российские академии неэффективно управляли федеральной собственностью» — пресс-релиз под таким заголовком опубликован на сайте Счётной палаты РФ. Как сказала в своем выступлении на коллегии председатель Счётной палаты Т. Голикова, «проверка, которая охватывала 2010–2012 годы и истекший период 2013 года, выявила серьёзные нарушения при использовании имущества Российской академии наук, Российской академии медицинских наук и Российской академии сельскохозяйственных наук» (подробнее по все трём академиям см. Ъ 5.12).

По просьбе газеты «Поиск» руководитель Управления земельно-имущественного комплекса РАН академик Л. Леонтьев внёс ясность насчёт «серьезных нарушений». «Российская академия наук владеет значительным имущественным комплексом — это земельные участки на праве постоянного (бессрочного) использования, расположенные на них здания и сооружения, суда, объекты движимого имущества (это сотни наименований). Все они подлежат учету в реестре федерального имущества с присвоением уникальных реестровых номеров. На ноябрь нынешнего года в реестре учтены более 90 % земельных участков. Зданий и сооружений (включая коммуникации и иные сооружения, введённые в эксплуатацию десятки лет назад) учтено более 80 %. Почему не 100 %? Да потому, что процедура эта не только долгая, но и затратная. Например, полное оформление земельного участка площадью 2000 кв. метров обойдется в 100 тысяч 297 рублей, полгектара — в 137 тысяч 218 рублей. Мы посчитали, сколько справок надо собрать для внесения в реестр ещё не зарегистрированных объектов и сколько это будет стоить. Оказалось, что понадобится 500 млн рублей! Но в бюджете Академии таких денег нет, да и вообще на такие цели у нас деньги не предусмотрены. Кстати, регистрировать федеральную собственность должен собственник, то есть Росимущество, а не Академия, которая собственником не является!

К тому же, не всегда удаётся найти необходимые документы. Представьте себе, есть объекты, которые достались Академии... от Петра Первого! Где сейчас искать исходные справки? Есть объекты, возведённые в XVII–XVIII веках. В советское время строились институты, заводы, КБ по специальным закрытым постановлениям в целях обороны и безопасности страны — правоустанавливающих документов на них просто нет и, скорее всего, не может быть».

Журналист С. Крылова заключает: «На столе у академика Леонтьева лежит пухлая папка, в которую собираются документы на перерегистрацию, поскольку имущество с баланса институтов должно перейти в ФАНО, а потом ФАНО... опять переведёт его на баланс институтов. И где-то задержалась обещанная бумага на годовой мораторий, в соответствии с которым институтам позволят хотя бы в ближайшее время спокойно работать...» (П № 50, 13.12).

ФАНО — и площади, и деньги

В главном здании РАН на Ленинском проспекте для сотрудников Федерального агентства научных организаций (ФАНО) высвобождается около 3 тыс. кв. м площади. Восемь институтов, семь академических советов и комиссий должны до 30 декабря покинуть помещения. С Ленинского проспекта съезжают Институт социально-политических исследований. Институт проблем международной безопасности, Институт электрофизики и электроэнергии, Институт прикладной механики. Институт теоретической физики, Институт ядерных исследований, Центр исследования проблем безопасности, Институт нанотехнологий микроэлектроники.

А 6 декабря на собрании директоров институтов медицинской академии директор ФАНО М. Котюков сообщил им, что денег на медицинскую науку будет теперь ещё меньше. На всех: агентство, РАН, Сельхозакадемию и Медицинскую академию, на все 828 учреждений на 2014 год выделено 94 млрд рублей. На расходы РАМН — 4 с лишним млрд руб. В ФАНО около 20 департаментов. На финансирование первоочередных расходов правительство выделило агентству в уходящем 2013 году 105,2 миллиона рублей, в том числе на оплату труда и начисления — 20,1 миллиона. Хотя новые сотрудники в здании на Ленинском проспекте появятся только в январе (НоГ 11.12).

Академиков списывают на сушу

Об этом статья по материалам беседы с замдиректора Института океанологии РАН им. П. П. Ширшова по научным экспедициям и флоту А. Соковым.

Правительство озаботилось состоянием научного флота. Гидрометцентру построили новый флагман ледового класса. Минприроды дали 6 млрд рублей на морские экспедиции. Но святая святых научного флота — суда Академии наук — остаются неприкаянными. Кто и как будет финансировать их после свершившейся в этом году реформы РАН. Неясно.

В России научный флот принадлежит разным ведомствам. Они нехотя выделяют на него крошки из собственных бюджетов. Сколько хотят, столько потратят. В середине 1990-х годов экспедиции не финансировали вообще. За 20 лет общее количество научных судов в стране сократилось почти в четыре раза. В конце 1980-х годов их насчитывалось 295, осталось 80. Флот для исследований Мирового океана время тоже не пощадило. У Института океанологии РАН за 15 лет количество судов сократилось вдвое.

Экспедиции требуют больших денег. Во время плавания судно океанского класса стоит порядка 1 млн рублей в сутки. Это если считать по минимуму. У европейских научных флотов судо-сутки обходятся в 2–3 раза дороже. Чтобы добыть деньги на исследования, наши учёные пускаются в разного вида авантюры. Морские биологи втридорога продают рыбу, выловленную по научной квоте. Синоптики до недавнего времени зарабатывали на туристах. Часть научных судов заняты в северном завозе. Подразделениям Академии наук тоже приходится изворачиваться. Взять Институт океанологии — в прошлом году он потратил на суда порядка 500 млн рублей. Академия наук обеспечила только десятую часть суммы. Ещё один источник дохода океанологов — сдача научных судов в аренду туркомпаниям. Это обеспечивает до половины всего флотского бюджета Института им. П. П. Ширшова. Учёные вынуждены бегать за потенциальными арендаторами и умолять...

Минобрнауки никогда не заботилось о научном флоте, не финансировало ремонты и содержание. Чиновники из Минобра с трудом сделали программу экспедиционных исследований, которая вошла в ФЦП «Мировой океан». Но ФЦП закончилась. Так что перспективы у академического флота туманные. Что говорить о строительстве новых судов, если непонятно, из каких средств ФАНО собирается финансировать текущие экспедиции и ремонты. Возможно, деньги на флот учёные больше никогда не получат (АрН 19.12).

P.S. Одна из последних крупных публикаций о реформе РАН — интервью с чл.-корр. РАН А. Иванчиком «ФАНО, вокзал, заграница» (НоГ 18.12).

Сокращения: НоГ — «Новая газета»; П — «Поиск»; РГ — «Российская газета»; Ъ — Коммерсант".

стр. 9

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?11+707+1