Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 12-13 (2947-2948) 3 апреля 2014 г.

МИР, ЛЮБИМЫЙ С ДЕТСТВА

Наш собеседник — Андреей Вишневский, к.г.-м.н., председатель Совета молодых учёных Института геологии и минералогии им. В. С. Соболева СО РАН.

Е. Садыкова, «НВС»

Иллюстрация

— Мой интерес к геологии начался, как говорится, с младых ногтей. Мы жили в Вильнюсе, в Литве, там есть очень интересные образования — моренные отложения. Они сложены из того, что выносили из Скандинавии древние ледники: камней, глины и т.д. Потом ледники таяли, а весь этот мусор оставался в виде гряд и холмов. В Прибалтике ледниковых морен очень много, и рядом с нашим домом как раз была такая. Там можно было найти разные породы, ведь ледник проходил огромные территории и стаскивал всё, что попадалось ему на пути. Там были разноцветные камни, настоящее сокровище для детворы.

Потом мы переехали на Урал, где, как вы понимаете, тоже камней хватало. Там я пошёл в геологический кружок. В итоге приехал в Новосибирск в 2001 году на олимпиаду по геологии, где занял первое место, меня пригласили сюда поступать, и с тех пор я полностью погрузился в свой любимый мир — геологию.

Я, как и Виктор Владимирович Рябов, тоже занимаюсь петрологией, изучаю магматизм: как образуются горные породы и связанные с их формированием медно-никелевые руды. Работаю, в основном, в Северо-Западной Монголии, в Восточных Саянах, занимался поисками россыпных платиноидов.

Коренные месторождения разрушаются, и платиновые минералы попадают в реки, где и накапливаются. Некоторые из них достаточно плотные и физически устойчивые, из этих россыпей их добывают так же, как и золото. Мы занимались поиском таких перспективных мест в Восточных Саянах, в Монголии.

— Поиски увенчались успехом?

— Нашли немного. После этого по нашей «наводке» там бурили скважины, делали дорогу, но в итоге посчитали всё это на данный момент неперспективным. Месторождения пока не получилось, но, возможно, дальнейшие работы помогут там что-то найти.

Нам более интересна научная задача: выяснить, когда эти породы образовались, когда был магматизм, и с чем связано проявление этого магматизма в определённое время, в данном месте, какие у него особенности; что это было: растяжение, как, допустим, образование нового океанического бассейна, или наоборот, погружение одной тектонической плиты под другую.

— Андрей, скажите, у вас уже имеются какие-то научные труды?

— Диссертацию не защитить без публикаций. У меня их семь — это статьи в журналах, и сейчас в работе ещё пять. Пока завершить их не получается, находятся новые данные анализов, приходится что-то переделывать, дописывать, додумывать. Просто гора материалов в работе, но пока мы в основном их представляем на конференциях.

В последнее время удалось посетить несколько крупных форумов. Один из них проходил в Швеции — Международная конференция по рудной геологии. Был на конференции во Вьетнаме, где наша работа многих заинтересовала. Ведь она как раз более интересна тем, кто занимается Центральной Азией. И некоторые фундаментальные вещи, над которыми мы работаем, также оказались интересны коллегам.

— Насколько я знаю, вы преподаёте в университете. Вас увлекает педагогическая стезя?

— Если бы мне не нравилось, я бы там не работал, потому что зарплаты у нас в университете, как известно, совсем небольшие. Но в последние годы появились возможности ездить на конференции, по крайней мере, раз в год, разрабатывать методические пособия и писать учебники, получая за это премии. Например, я состою в коллективе авторов методического пособия «Основные понятия минералогии и процессы минералообразования», сделал также несколько учебных плакатов, которые совсем недавно украсили стены факультета, и веду семинары по минералогии. Конечно, преподавать нравится, и, что немаловажно для молодых людей — сразу виден результат. А в науке бывает — сделаешь публикацию, кто-то её, наверное, прочитает, но когда и кто... Хотя иногда подходят и говорят, что знакомы с моими трудами, и это очень приятно!

— Чем геология привлекательна для молодёжи?

— То, что тебе интересно, становится твоей работой. Это замечательно, мне кажется, не у всех такое получается. А здесь ты всегда думаешь о работе, даже дома. Идет постоянный мыслительный, научный процесс. Летние экспедиции, конференции, где представляешь результаты трудов, работа с образцами, причём она может быть абсолютно разной, в зависимости от специфики направления. Результаты обсуждаются с коллегами. Встречаешь много интересных людей, выдающихся учёных... То есть это очень разноплановая деятельность, и в этом её огромный плюс. Ну и кроме того, это возможность поездить по миру и увидеть такие места, где зачастую не ступала нога человека.

стр. 11

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?12+718+1