Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 18 (2953) 8 мая 2014 г.

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ СПАС ВОЖДЯ

В конце апреля Новосибирскую область посетила делегация во главе с послом КНДР в Российской Федерации Ким Ён Джэ. Корейские дипломаты возложили венок к могиле национального Героя КНДР Якова Тихоновича Новиченко, спасшего в своё время от неминуемой смерти товарища Ким Ир Сена. В этом году нашему земляку исполнилось бы 100 лет.

Ю. Плотников, «НВС»

Средства массовой информации этот факт вниманием не обошли. Пожалуй, подобное наблюдалось ещё только раз, когда в 1984 году северокорейский лидер после многих лет встретился в Новосибирске со своим спасителем. Даже совместный российско-корейский фильм потом был снят, «Секунда на подвиг», в сети до сих пор его можно найти. Надо сказать, выдающийся пример развесистой кинематографической клюквы, не вытащил его даже великолепный актёр Андрей Мартынов в главной роли (помните старшину Васкова Федота Евграфовича из любимого поколениями советских зрителей фильма «А зори здесь тихие»?). Рассказывают, Новиченко не знал потом, куда спрятаться от зубоскальства односельчан. И обстоятельства его встречи с Ким Ир Сеном постепенно какими-то фантастическими подробностями обросли — чуть ли не хитростью на перрон к поезду вождя прорвался. Но нам представляется наиболее заслуживающей доверия версия тех уже давних событий, которую рассказал Александр Павлович Филатов, в ту пору первый секретарь Новосибирского обкома КПСС.

— В 1984 году Ким Ир Сен после очень долгого перерыва поехал в Москву. Ехал он на поезде, и в каждом регионе предполагались его встречи с местным руководством, планировалась такая и в Новосибирске. И вот буквально накануне — звонок из Москвы. Звонит женщина из ЦК: «Александр Павлович, через несколько дней у вас проезжает Ким Ир Сен, возможно, он будет задавать вопросы по поводу Новиченко». Я тогда в первый раз о нём услышал, про его подвиг ничего не писали. Она мне коротко рассказала. «Так что вы, — говорит, — найдите его. А вдруг Ким Ир Сен о нём спросит? Сами его не представляйте — если не спросит, то и не спросит».

Иллюстрация
Снимок Якова Тихоновича Новиченко с любимой лошадью сделал Владимир Тихонович Новиков.

Я прежде всего решил познакомиться с Новиченко. Сел на машину и поехал в село Травное Доволенского района, где тот работал заместителем директора совхоза. Приезжаю, а он как раз водил лошадь в поводу. У него кобыла была красивая, молоденькая, и пригон около дома, туда он её и вывел. У него правой руки не было, израненный весь. Очень удивился, что я приехал. Познакомились, он рассказал мне, как всё было в Корее.

Шла первомайская демонстрация 1946 года, Ким Ир Сен приветствовал её с помоста, устроенного на машине. А Новиченко служил в армии в звании младшего лейтенанта и вместе с ещё двумя товарищами стоял на охране. Народ ликовал по поводу победы революции. И вдруг — из толпы летит граната! А до этого, пока ждали начала демонстрации, Новиченко стоял и читал книжку «Брусиловский прорыв», а когда началась, засунул её под ремень. И когда граната полетела, схватил её и в доли секунды сообразил — книжка толстая (знаю я это сталинское издание Сергеева-Ценского, «Бурная весна» и «Горячее лето» в одном переплёте, в общем, страниц 800. — Авт.), если я на неё упаду, поди насмерть не убьёт. И лёг на эту гранату. Его и рвануло. Сто шестьдесят ранений: руку оторвало, мелких множество. Но самое главное — живой остался. Его увезли в госпиталь, и буквально через несколько часов, когда Новиченко ещё был без сознания, его навестил Ким Ир Сен, побыл немного, потом приезжал ещё раз. Долго пролежал в госпитале, пока раны зажили — полгода, если не больше. Вернулся домой уже инвалидом.

Представили его к награде. Но, оказывается, не всё гладко было в отношениях с Кореей и товарищем Ким Ир Сеном. Два года ходил наградной лист по инстанциям, и, наконец, наградили Новиченко орденом Боевого Красного Знамени.

Я удивился, что так к нему отнеслись, по-хамски. Человек действительно совершил подвиг. Лечь на гранату — куда ещё дальше, что ещё надо? И только после длительных мытарств, через два года, дали орден!

Рассказал я ему, что приезжает Ким Ир Сен. «Пока не решили, как будем встречать. Но рекомендация из Москвы, что ты должен быть там. Но встреча состоится, если только будет просьба со стороны Ким Ир Сена».

А почему-то официальной встречи Ким Ир Сена было решено не делать. Единственное, ребятишек я пригласил, пионеров, человек десять. Ну вот, приехал Новиченко, посадил я его в депутатскую комнату. А потом думаю: «Ну не по-людски как-то получается!» И решение на себя взял: «Пойдём, — говорю, — вместе встречать».

Подходит поезд. Ким Ир Сен выходит — и первым делом к нему! Обнял его, расцеловал. Всё это, конечно, снято на киноплёнку. Дети преподнесли Ким Ир Сену цветы, и, в общем, встреча получилась...

Когда мы с Новиченко распрощались, я снял трубку и позвонил в Москву сначала Капитонову, потом ещё кому-то, сказал, что будем готовить представление на звание Героя. А мне кто-то и говорит: «Уже опоздали». — Как опоздали?« — «Товарищ Ким Ир Сен просит согласия наградить Новиченко, дать ему звание Героя КНДР. И мы такое согласие дали. Так что второго Героя давать не будем». Короче говоря, Ким Ир Сен нас опередил. Новиченко присвоили звание Героя, и он после этого каждый год до самой смерти брал кого-то из родни и на месяц приезжал в Корею.

Меня Ким Ир Сен, когда я с ним познакомился, тоже пригласил на празднование 40-летия революции, которое было в 1985 году. Делегацию СССР возглавлял Г. А. Алиев. От Новосибирской области было несколько человек, и Новиченко в том числе. Встречали нас очень хорошо. Потом кроме общего приёма Ким Ир Сен пригласил нас к себе. Мы посидели вчетвером, повспоминали былое: посол Шубников, я, Новиченко и Ким Ир Сен. Он довольно прилично говорил по-русски — учился, жил в нашей стране долгое время.

А потом через какое-то время по какому-то случаю снова пригласил меня в Корею. Второй раз уже ездил по стране, выступал на митингах, с его сыном, товарищем Ким Чен Иром. Он ещё молодой был, сопровождал меня. Так что у меня была дружба с корейцами. Народ очень активный, дружный. Но почему-то мы сразу от них отдалились. Или боялись, что американцы косо посмотрят? Не знаю, не могу оценить.

стр. 3

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?16+723+1