Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 21 (2956) 29 мая 2014 г.

РЕФОРМА РАН: ШАГ ЗА ШАГОМ

Наталья Притвиц

Иллюстрация

Поставлены цели

Премьер-министр Д. Медведев подписал постановление Правительства об утверждении государственной программы «Развитие науки и технологий» на 2013–2020 годы. Разработанная Минобрнауки новая редакция госпрограммы, в частности, приведена в соответствие с принятыми законами о реорганизации РАН и о Российском научном фонде. Основная цель программы — достижение показателей, сформулированных Президентом РФ в Указе от 7 мая 2012 года. В. Путин поставил задачу повысить экономическую привлекательность работы в сфере науки, увеличив к 2018 году средний заработок научных работников до 200 % от средней заработной платы в соответствующем регионе. Реализация этого наказа в рамках программы предполагает поддержку научных коллективов государственных организаций науки, демонстрирующих высокие результаты научно-публикационной активности. Глава государства распорядился также увеличить к 2018 году общий объём финансирования научных фондов до 25 млрд рублей, и авторы программы рассчитывают достичь указанных объёмов.

Текст программы размещен на сайте Минобрнауки по адресу: http://минобрнауки.рф/документы/4125.

Комитет Госдумы по науке и наукоёмким технологиям дал свою оценку госпрограмме. По мнению депутатов, существует риск, что ожидаемые результаты программы при запланированных объёмах финансирования достигнуты не будут. Члены комитета считают их недостаточными, и предполагаемый рост финансирования с учётом инфляции приведет к фактическому снижению расходов на науку. Депутаты полагают, что ежегодные темпы прироста затрат на реализацию программы должны составлять не менее 10–12 % в постоянных ценах 2013 года. Заключение комитета можно найти по адресу: http://www.komitet2-8.km.duma.gov.ru/file.xp?idb=4398508&fn=zaklyuchenie (П № 18, 2.05).

Обнародованы «10 основных целей и задач Минобрнауки России на 2014 год». Судя по газетной публикации, большая их часть намечена в сфере образования.

В планах по науке — повышение с 2,05 до 2,44 % доли публикаций российских исследователей в общем количестве публикаций в мировых научных журналах, индексируемых в базе данных Web of Science, и создание 15 инжиниринговых центров для развития и коммерциализации научных разработок. С целью развития молодых талантов намечено создать два специализированных учебно-научных центра.

Усилить кадровый потенциал и преодолеть разрыв поколений в российской науке предлагается путём снижения среднего возраста участников ФЦП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014–2020 годы» до 47 лет в 2014 году. Презентация размещена на сайте министерства по адресу: http://минобрнауки.рф/пресс-центр/4202 (П № 16, 18.04).

Зарплаты учёных

Профессор Г. Шибанов, рассуждая о реформе РАН, недоумевает, как члены РАН будут заниматься наукой, если Академию лишили всех лабораторий, институтов и научных центров. По его мнению, «одна надежда на то, что ФАНО примет членов РАН на научные должности в принадлежащих теперь ему научных учреждениях. Правда, ФАНО предполагает ввести грантовую систему оплаты труда и ранжирование зарплаты по степени научных результатов, хотя юристы считают, что такой порядок вступает в серьёзные противоречия с Трудовым кодексом РФ. В соответствии с ним грант — это не зарплата, а некоторая сумма денег, передаваемых одним из фондов (в России пока имеется три государственных фонда) по его усмотрению кому-то в качестве аванса, который обладатель гранта должен потратить на покупку нового оборудования и проведение экспериментов. Что же касается оплаты труда, то учёный должен получать заработную плату по той должности, которую он занимает в научной организации (институте, научном центре и т.д.). И если он работает по теме, под которую ему дали грант, то он обязан оформить неоплачиваемый отпуск в той организации, где он занимает свою научную должность, то есть проводить исследования по гранту он должен в свободное от основной работы время...» (Пр 17.04).

Новость: предлагается вернуть научные пенсии

Депутат Госдумы О. Смолин (КПРФ) готовит поправки в Федеральный закон «О государственном пенсионном обеспечении в России». Они будут касаться возвращения в российскую пенсионную систему научных пенсий, которые в России перестали выплачиваться с распадом СССР. Планируется, что учёным при достижении соответствующего возраста будут выплачиваться пенсии в размере 70 % от их зарплаты на последнем месте работы. Это законодательное изменение должно стать дополнительной поддержкой научного сообщества, а также сгладить возможные противоречия, которые возникли после присоединения к России Крыма — ведь на Украине после распада СССР не прекратили выплаты научных пенсий. Повышенные коэффициенты при выплатах пенсий применяются в России для ряда категорий граждан — например, чиновников и сотрудников госкорпораций, в частности в «Газпроме».

Несколько дней назад Минобрнауки подготовило проект постановления правительства РФ, в котором предложило установить пожизненные выплаты для академиков РАН в размере 50 тыс. рублей в месяц, для членов-корреспондентов РАН — 25 тыс. рублей в месяц (И 24.04). (Да, без юристов тут не разберешься... — Н.П.).

Наука и санкции

Об этом материал Ю. Медведева (РГ 15.04).

Министерство энергетики США отлучило российских учёных от крупнейших научных центров. Кроме того, и работающим на это министерство американским специалистам запрещено выезжать в Россию. Правда, для трёх сфер сотрудничества «лазейка» осталась: проблемы ядерной безопасности, оружие массового поражения и «национальные интересы на самом высоком уровне». Кто конкретно принял такое решение, пока сказать сложно. Во всяком случае, никаких официальных комментариев пока не появилось. Насколько сильно эти санкции ударят по российской науке, могут ли они рикошетом отразиться на американской? И надо ли принимать ответные меры?

Комментарий М. Иткиса, и.о. директора Объединённого института ядерных исследований в Дубне: «Сотрудничество наших физиков с американскими давнее, ещё со времен холодной войны. Сейчас в этих лабораториях, на ускорителях, работают две наших группы по 6–7 человек, выполняя совместные проекты. Словом, контакты не такие глубокие и масштабные, чтобы запреты Минэнерго США могли сильно ударить по нашей науке. Но в целом вся эта история как-то странно выглядит. Ведь речь идёт об очень специфической научной области — физике высоких энергий. Это не военные разработки, не изобретение новых технологий, а глубокая фундаментальная наука. Здесь ни мы, ни они не можем друг другу сообщить ничего принципиально нового.

Самим учёным, которые работают в таких научных коллаборациях, все эти игры политиков крайне неприятны.

Б. Мясоедов, академик РАН, вспоминает, что в 1979 году, когда он уже приехал в США, чтобы посетить ряд лабораторий, то узнал, что войска СССР вошли в Афганистан, и Америка ввела запрет для наших учёных. Но американские коллеги сказали: «Это не играет никакой роли, проведем встречу в соседнем университете». Его мнение: «Политики играют в свои игры, а учёные всегда найдут способ провести нужные встречи, обсуждения, обменяться идеями, тем более в век интернета. Наука не знает пограничных столбов. Вообще, думаю, данный запрет введён, скорей, для проформы. Политикам надо было как-то прореагировать на последние события, выбрать „громкие“ области науки, но по существу эффект от такого запрета мизерный. Он не повлияет на само сотрудничество».

Корреспондент STRF.ru поговорил об усиливающемся политическом давлении на науку с участниками форума международной ассоциации русcкоязычных научно-технических специалистов RuSciTech, прошедшем недавно в американском городе Финикс.

Физик из Кембриджа М. Луконин: «У учёных и специалистов подобная политика вызывает, по меньшей мере, недоумение. Конечно, события за последние полтора месяца не лучшим образом повлияли на отношение Великобритании к России. Показательно, что весной этого года Великобритания собиралась подписать договор о сотрудничестве в военно-технической сфере, но теперь Великобритания приостановила военное сотрудничество с Россией. Но общаясь с коллегами — русскоязычными учёными, я должен отметить, что прямых указаний британского правительства о сворачивании совместных научных и образовательных программ в местные университеты не поступало».

А. Черток, профессор математики Университета Северной Каролины (США): «Политическая напряжённость между Россией и странами Запада никак не сказалась на моей научной деятельности. Это, конечно же, связано с тем, что я работаю в университете. Я верю в то, что на сегодняшний день в большинстве мировых университетов академическая свобода ценится превыше всего. К сожалению, ситуация может сказаться негативно на учёных, работающих в государственных лабораториях или институтах, чья работа связана с исследованиями, например, в области космоса или других „чувствительных“ областях» (STRF.ru, 15.04).

Устав института рождается в муках

В жизни институтов, перешедших в ведение ФАНО, наступает ответственный момент. Определяются новый порядок их работы и правила оценки эффективности. К сожалению, важные документы, которые закладывают основы будущего академических организаций, готовятся в авральном режиме. Разработанный ФАНО примерный устав государственного бюджетного учреждения науки институты получили за неделю до срока, определённого агентством как дедлайн для передачи обновленных основных документов на утверждение. За это время необходимо было не только привести уставы в соответствие с методическими рекомендациями ФАНО, но и принять итоговые версии на учёных советах или конференциях научных сотрудников.

Учёных порадовало желание руководства ФАНО выслушать их мнение. Однако они отметили, что за отведённое время провести обсуждения, необходимые для выработки в научных коллективах общей позиции, было невозможно.

В обращении Общества научных работников (ОНР) говорится: «Взвешенные предложения, выработанные группами институтов, могли бы стать основой для разумных решений. Вместо этого специалистам ФАНО придется извлекать „рациональные зёрна“ из многих сотен заполненных анкет. Полезность инициативы агентства была существенно снижена неоправданной спешкой при её реализации. Для сравнения: принятая недавно в Великобритании система аттестации научных коллективов REF-2014 разрабатывалась и обсуждалась несколько лет». ОНР предложило хотя бы на несколько месяцев сдвинуть намеченную ФАНО на ближайшее время экспертную сессию по выбору методики оценки. Лидеры ОНР высказались также за полную отмену прописанной в правительственном положении процедуры разделения научных организаций на три категории — лидеров, стабильных и утративших перспективы развития, которая, по сути, является отбором кандидатов на ликвидацию.

Профсоюз РАН поддержал идеи ОНР о корректировке постановления правительства об оценке и переносе экспертной сессии, но занял более радикальную позицию. Поскольку бюджетные средства выделяются институтам на выполнение государственного задания, значит, оцениваться должна не мифическая «эффективность» в высосанных из пальца цифровых показателях, а качество выполнения той работы, за которую заплатило государство, говорится в обращении, размещенном на профсоюзном сайте.

Ни один из директоров НИИ, с которыми удалось побеседовать, не считает задачу составления референтных групп выполнимой. Общее мнение афористично сформулировал вице-президент РАН Л. Зеленый: «Попробуйте найти референтную группу для слона в зоопарке». По мнению руководителей академических институтов, каждая из организаций настолько уникальна, что подобрать аналогичную для сравнения просто невозможно (П № 19–20, 16.05).

Фонды — конкурсы

С большой аналитической статьей о роли научных фондов как системного инструмента выступил В. Фридлянов, председатель совета Российского гуманитарного фонда, отмечающего в этом году свое 20-летие. Далее выдержки.

Начало организационной и финансовой инфраструктуры для поддержки научной деятельности, функционирующей наряду с государственными академиями наук, организациями высшей школы и федеральными целевыми программами, было положено созданием государственных научных фондов — Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) в 1992 году и Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) в 1994 году. Эта инфраструктура исходно имела базовые признаки «системности», зафиксированные в директивных документах правительства и уставах фондов. Во-первых, фонды были однозначно ориентированы на достижение единой цели — сохранения отечественного научного потенциала в условиях реальной угрозы его деградации. Во-вторых, они призваны были финансировать фундаментальные и поисковые исследования, которые представляют собой чётко выделяемый по многим принципиальным особенностям вид научной деятельности во всех областях знания. В-третьих, фонды взаимодействуют непосредственно с исследователями, осуществляют адресное финансирование конкретного проекта с конкретным научным «выходом» и строят все правила и процедуры своей работы для решения главной уставной задачи — стимулирования инициативы и творческой активности учёных и обеспечения высокого качества научной продукции.

За прошедшие 20 лет сформирована по сути единая нормативная база, регламентирующая деятельность как самих фондов, так и экспертной инфраструктуры, отработаны близкие по принципам функционирования механизмы отбора и финансирования проектов и оценки результатов и накоплен достаточный опыт их практического использования. Гранты сегодня — это реальная, институционально оформленная система поддержки фундаментального и поискового сегментов науки.

РФФИ и РГНФ, которые ориентированы в основном на «посевное» финансирование относительно небольших инициативных проектов, выполняющих важную и необходимую роль авангарда научного поиска по всему фронту исследований, не должны обеспечивать долгосрочное и крупномасштабное финансирование сложившихся научных коллективов.

Создание в конце прошлого года Российского научного фонда (РНФ), основной задачей которого как раз и является финансирование стратегических научных проектов по приоритетным прорывным направлениям, стало ключевым и, по-видимому, завершающим на ближайшие годы этапом формирования государственной управленческой инфраструктуры, располагающей полным набором механизмов оценки, отбора и финансирования проектов, необходимых для поддержки всего разнообразия видов научной деятельности в фундаментальной сфере. После создания РНФ можно с полным основанием сказать, что грантовая поддержка науки в стране приобрела завершенный системный вид (П № 19–20, 16.05).

О создании РНФ, много о принципах работы его экспертного совета — см. статью А. Механика в журнале «Эксперт» № 7 21.04.2014; об условиях недавно объявленного конкурса с международным участием — в статье зам. генерального директора РНФ С. Лебедева (П № 17, 25.04).

Российский фонд фундаментальных исследований ожидает повышения финансирования и планирует учреждать новые конкурсы. При этом технология приёма заявок на гранты и правила экспертизы в ближайшее время не изменятся. Ответственный секретарь фонда В. Шахнов рассказал: «На сегодняшний день уже объявлены несколько конкурсов: на проведение конференций, семинаров, молодёжных школ, а также конкурс проектов по международным соглашениям с зарубежными научными фондами. В ближайшее время будет объявлен и основной конкурс, который мы традиционно считаем фондообразующим, так как на него идёт почти 50 % нашего бюджета, — по инициативным проектам небольших (до 10 человек) научных групп (конкурс „а“). Принимать заявки на него будем до середины сентября. Потом проведем экспертизу, к концу года подведём итоги, а с января начнём финансирование» (STRF.ru, 6.05).

РАН — ЮНЕСКО

В дни празднования 60-летия вступления нашей страны в Организацию Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) в Москву приезжала генеральный директор этой структуры И. Бокова. В рамках своего визита она вместе с коллегами по организации посетила Российскую академию наук и провела переговоры с президентом РАН В. Фортовым и членами Президиума. Между ЮНЕСКО и российскими исследовательскими структурами существуют давние надёжные связи. Одно из новых направлений взаимодействия уже определено — совместный проект по менеджменту науки. Предполагается общими усилиями создать Программу глобального наблюдения по науке, технологиям и инновационной политике, которая позволит аккумулировать опыт разных стран и регионов в области научного администрирования.

— Мы хотим провести следующее заседание Научного совета ЮНЕСКО в России, — определил ближайшие планы В. Фортов. — При участии учёных из разных стран можно будет рассмотреть острые вопросы, которые перед нами стоят. Реформа Академии наук, которая сейчас происходит, сильно нуждается в интеллектуальной поддержке, и мы очень рассчитываем получить её от ЮНЕСКО, которая внимательно следит за мировыми тенденциями. Эта организация обладает высоким репутационным потенциалом и проводит взвешенную политику, свободную от политической конъюнктуры.

На вопрос, как лично она оценивает реформу РАН, И. Бокова ответила уклончиво: «В мире существует много разных моделей устройства науки. Для нас главное, чтобы российские учёные имели возможность исследовать, творить, чтобы им было удобно работать. Мы готовы поделиться имеющимся у ЮНЕСКО опытом, а модель вы должны выбрать сами».

Госпожа Бокова сообщила, что сразу из Москвы направляется в Киев — отмечать 60-летие членства Украины в ЮНЕСКО (П № 17, 25.04).

А как живут НАНУ и НАНБ?

Из рассказа директора Института теоретической физики им. Н. Н. Боголюбова НАН Украины, вице-президента НАН Украины академика А. Загороднего.

— Несмотря на имеющиеся проблемы и трудности, общий уровень фундаментальных исследований в Национальной академии наук Украины остается достаточно высоким. Я возьму на себя смелость сказать, что многие украинские учёные хорошо известны своими работами мировому научному сообществу, а их результаты занимают достойное место в мировой науке. Значительные успехи достигнуты во внедрении результатов фундаментальных исследований в практику.

— Наука финансируется на самом минимальном уровне. По закону на науку государство должно выделять 1,7 % ВВП, а выделяет всего 0,3 %. Академия финансируется в лучшем случае на 70–60 % от того, что требуется. Это то, чем мы оперируем в течение последних трех лет.

— Мы не можем покупать современное оборудование, поддерживать на надлежащем уровне государственные и академические программы, выплачивать достойную зарплату, развивать в необходимой мере международное сотрудничество, привлекать талантливую молодежь. 80 % финансирования — это заработная плата с начислениями, дальше идет коммуналка, электричество, отопление. Академия экономит на всём.

— Одна из самых серьёзных проблем — то, что молодым учёным после защиты диссертации негде и не на что жить, поэтому они вынуждены уезжать или искать более высокооплачиваемую работу в Украине. Главный вопрос — жильё. Раньше академия имела возможность обеспечивать молодых сотрудников временным жильём, а к 30–40 годам учёный получал квартиру. Сейчас этот процесс наглухо остановлен.

— Молодой человек может найти себе работу, стать системным администратором, получить хорошую зарплату, но он тогда (за редким исключением) для науки потерян. Отсутствие условий для полноценного пополнения Академии талантливой молодёжью приводит к тому, что средний возраст доктора наук в Академии составляет 67 лет, а кандидата наук — 50 лет.

На вопрос об отношении к реформе РАН академик А. Загородний привел мнение президента НАН Украины Б. Патона: «Национальные академии являются огромным культурным и научным достоянием. Именно поэтому события, связанные с реформированием Российской академии наук, вызвали значительное беспокойство научной общественности. Я не раз высказывал убеждение, что РАН — одна из лучших академий наук в мире. Поэтому для меня, действительного члена РАН, это стало большим потрясением. Убеждён, что в это нелегкое время учёным нужно приложить все усилия для того, чтобы отстоять академические свободы и сохранить фундаментальную науку в России» (ТрВ 6.05).

В Национальной академии наук Беларуси с участием главы государства прошло совещание по вопросам развития науки.

По словам главы государства, Белоруссия находится в условиях, похожих на те, в которых развивались Япония, Южная Корея, Сингапур. «Мы не богаты природными ресурсами, зато имеем мощный интеллектуальный потенциал, толковых специалистов. Однако пока в нашей стране нет достижений мирового уровня ни в одном из высокотехнологичных направлений».

Как считают эксперты, в числе главных проблем, тормозящих развитие белорусской научной сферы, — низкая наукоёмкость ВВП и падение престижа карьеры учёного. Президент согласился, что расходы в долях от ВВП на науку в республике действительно ниже, чем в странах — лидерах научно-технического прогресса. Однако за рубежом львиную долю расходов на науку составляют не бюджетные деньги, а средства корпораций и фирм. «У нас же, — подчеркнул А. Лукашенко, — такой источник финансирования используется недостаточно. В Белоруссии доля инновационно активных предприятий составляет около 26 %, в странах Евросоюза она доходит до 80 %. В чём дело? Руководители не видят перспектив от применения научных результатов, или само качество исследований их не удовлетворяет?»

Председатель Президиума НАНБ академик В. Гусаков отметил, что белорусская наука стала прикладной и действует рука об руку с производством. Так, в 2013 году около 80 % затрат на науку в НАНБ было направлено на прикладные исследования и разработки. Менее трети общего объема работ, выполненных НАНБ, финансировалось из госбюджета.

В. Гусаков также обратил внимание на тревожную тенденцию старения кадров высшей квалификации. Доля докторов наук пенсионного возраста составляет свыше 76 %. По его мнению, это связано с непрестижностью научного труда у молодёжи. О непопулярности карьеры учёного среди молодёжи говорил и ректор Белорусского государственного экономического университета В. Шимов. По его словам, труд молодого учёного в стране сегодня не мотивирован, оттого отсутствует приток в аспирантуру лучшей молодёжи, которая всё чаще выбирает работу в бизнесе.

Подводя итоги совещания, А. Лукашенко отметил, что далеко не всё в системе управления научной сферой его устраивает. Сегодня функции управления распределены между НАНБ, Госкомитетом по науке и технологиям и другими структурами. На деле же нередко имеет место дублирование их функций. В связи с этим появляются предложения создать единый орган государственного управления научной сферой, к примеру, Министерство образования и науки. Глава государства поручил правительству и НАНБ рассмотреть вопрос о совершенствовании государственного управления наукой в стране. Принципиально иными, по его мнению, должны стать взаимоотношения государства и научных организаций. Учёные должны иметь конкретную задачу и работать на тот результат, в котором заинтересована страна. В качестве примера эффективности подобной практики президент привёл опыт СССР, где сначала правительство ставило задачи, а затем для их решения создавались институты, закупалось оборудование и привлекались специалисты.

Особое внимание А. Лукашенко уделил развитию НАНБ. По его мнению, академическая наука призвана обеспечить опережающие темпы развития производства пятого и шестого технологического укладов, которые в будущем дадут максимальный экономический эффект. Жизнь сегодня ставит перед Академией наук новые общегосударственные задача — это научное сопровождение масштабных инновационных проектов, таких как использование системы дистанционного зондирования Земли, строительство Белорусской АЭС, развитие биотехнологической отрасли, наноиндустрии, производства микро- и оптоэлектроники.

Однако в нынешних условиях, отметил глава государства, Академии наук предстоит решить вопросы оптимизации структуры и штатной численности своих организаций. В НАНБ сегодня работают более 17 тысяч человек, из которых исследователи составляют лишь треть. Поэтому президент поручил правительству и академии принять меры по сокращению штатной численности финансируемых из бюджета сотрудников НАНБ и её подведомственных организаций. Высвободившиеся средства станут источником повышения зарплаты (П № 16, 18.04).

Сокращения: И — «Известия», П — «Поиск», Пр — «Правда», РГ — «Российская газета», ТрВ — «Троицкий вариант».

стр. 6-7

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?4+726+1