Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 1-2 (2187-2188) 8 января 1999 г.

ПОСЛЕДНЕЕ СИЯНИЕ
ПОСЛЕДНЕГО ЛАЗЕРА

Г.Ш.

Читая центральную прессу, корреспондент "НВС" обнаружил высказывание, вполне подходящее для новогоднего пожелания: "...общество должно научиться ценить своих ученых. Надо развивать культуру признания личных заслуг ученого в развитии науки. Ученый, так же как любой творческий работник -- поэт или художник, если его не ценят, не доверяют, его работой не интересуются, смело и уверенно работать не может". Спасибо академику Нестерову на добром слове (ЛГ, NN 49--50, 98 г.), но вот в новосибирском Академгородке еще не до конца утрачена смелость и уверенность, хотя пожелание остается в силе. В принципе. Эти качества -- смелость и уверенность -- проявляются сейчас выразительнее в работе по зарубежным контрактам здесь или в лабораториях заказчиков. Закаленный сибирский научный работник с легкой иронией оценивает свое положение в обществе и не очень рассчитывает на отпечаток собственной ступни на какой-нибудь "площади звезд". Это больше смешно, чем грустно. Жизнь такова, какова она есть. Во всяком случае, так считает член-корреспондент Анатолий Михайлович Шалагин, один из авторов открытия эффекта светоиндуцированного дрейфа газов. Если говорить о личных заслугах ученого в развитии науки, то его в числе немногих российских физиков назвали потенциальным претендентом на Нобелевскую премию. С одной лишь оговоркой -- из информации в "Коммерсанте" непонятна степень репрезентативности опроса. Вот и получается, что в нашей стране действительно надо развивать культуру признания личных заслуг ученого, не говоря уже о научной политике государства.

Поводом для разговора с А.Шалагиным, заведующим лабораторией нелинейной спектроскопии газов Института автоматики и электрометрии СО РАН, послужил, казалось бы, факт, несопоставимый с его научной работой. В августе (ах, этот август!) в лаборатории сгорел источник питания лазерной системы. До сих пор не нашлось возможности заменить источник, к тому же и такой статьи расходов нет.

Случайно оказалось так, что по весне, когда физики готовились к эксперименту, наш фотокорреспондент В.Новиков запечатлел на снимке А.Шалагина и молодого кандидата наук О.Вострикова в лучах лазерного сияния. Это было последнее сияние последнего лазера в 1998 году.

На предложение редакции -- прокомментировать работу лаборатории на фоне исторического снимка, Анатолий Михайлович откликнулся монологом, используя принцип аналогии и ходячее выражение "тогда и теперь".

"В жизни всегда есть место подвигу" -- в свое время этот девиз был привычным и казался естественным. Для большинства людей, занимающихся фундаментальными исследованиями в науке, жизнь никогда не была "сладкой" и постоянно побуждала к "подвигам" в условиях хронического недостатка финансирования, фондов, лимитов и т.д. Наша лаборатория не составляла исключения. С начала 80-х годов, когда образовался "зародыш" лаборатории в виде тематической группы, регулярно приходилось "ломать голову" над тем, какой из потенциально важных и интересных экспериментов поставить, чтобы обойтись существующими скудными ресурсами, а экспериментаторам -- проявить чудеса изобретательности, чтобы обойтись без тех или иных приборов, чтобы придумать и осилить тонкие технологические процессы для изготовления какой-нибудь "фитюльки", которую в нормальных условиях можно было бы просто купить в готовом виде. А сколько было зависти к коллегам из далекого зарубежья, у них по поводу таких "мелочей" голова не болела! Худо-бедно, но к тем условиям как-то адаптировались и выдавали "на гора" вроде бы неплохие результаты. И наша лаборатория -- тоже. Брали в основном тем, что, не участвуя в конкурентной гонке в модных направлениях, работали по собственным свежим идеям, создавая новые направления. Какое-то время в этих направлениях удавалось даже оставаться монополистами. В частности, нашей лаборатории удалось создать и разработать новое направление -- светоиндуцированную газовую кинетику (один из самых ярких эффектов из этой области -- эффект светоиндуцированного дрейфа (СИД) газов).

В новые времена -- времена перемен -- государство, похоже, решило востребовать от ученых еще большего геройства. С одной стороны, открылись границы и появилась возможность расширения научных связей и международной кооперации ученых, которая тут же начала реализовываться. Это, безусловно, положительный момент, хотя вклад государства в этот процесс состоял лишь в том, что оно милостиво разрешило ему свершиться. В качестве же платы за эту милость оно (государство) сочло разумным и справедливым понизить общественный статус научного работника, уменьшив его зарплату по отношению к средней, и фактически прекратить расходы на фундаментальные научные исследования. Хорошо известно, что созданный для поддержки фундаментальных исследований фонд РФФИ соответствующей задачи не решил -- он сумел лишь помочь не впасть в полную нищету семьям определенной части уцелевших ученых-энтузиастов.

Сохранению научной активности нашей лаборатории способствовало, главным образом, сотрудничество с зарубежными коллегами. Эксперименты проводились большей частью за рубежом, на современном оборудовании. Наиболее тесные контакты были с Лейденским университетом (Нидерланды), университетами городов Пизы, Сиены (Италия), Упсалы, Линчепинга (Швеция), Институтом ядерной физики Академии наук Чехии. Поездки туда одновременно были серьезной материальной поддержкой для наших сотрудников. Помимо этого лаборатории доставалась в течение нескольких лет неплохая финансовая помощь со стороны Международного научного фонда и специального фонда Нидерландов. Благодаря этому мы впервые смогли прилично компьютеризироваться, поддерживать в рабочем состоянии оборудование (о замене его на новое речи, конечно, не шло -- не те суммы денег) и проводить на нем некоторые эксперименты. В таком режиме мы работали последние семь лет. Вот формальные показатели, которыми не стыдно и похвастать: на десять научных сотрудников (состав лаборатории) имеем в среднем около двадцати публикаций в год в престижных научных журналах (Phys.Rev.Lett., Phys.Rev., ЖЭТФ, Письма в ЖЭТФ и др.), примерно такое же количество докладов на международных конференциях, причем чуть меньше половины из них -- приглашенные.

Из наиболее значимых результатов, полученных за последние годы, здесь можно некоторые отметить. Совместно с голландскими коллегами обнаружен и детально исследован так называемый аномальный СИД молекул. Выяснилось, что он обусловлен тонкими деталями межмолекулярного взаимодействия, так что эти детали можно таким способом изучать. Досконально выяснена физическая природа процесса конверсии ядерных спиновых модификаций (пара- и ортомодификаций) тяжелых молекул, чего раньше не могло быть сделано, поскольку не существовало надежного способа их разделения. Совместно с итальянскими коллегами создан лазер с широким спектром излучения специальной формы. На ускорителе научного центра города Гейдельберга (Германия) этот лазер был применен для охлаждения ионов в накопительном кольце. В результате удалось существенно повысить степень охлаждения ионов. С помощью эффекта СИД удалось стабилизировать положение спектра такого лазера с высокой степенью точности. Совместно с чешскими коллегами осуществлено разделение (на основе СИД) радиоактивных изотопов натрия, накопление одного из них с одновременным ориентированием его ядер. Этот эксперимент важен, в частности, для исследования эффектов анизотропии вылета нейтрино при бета-распаде ядер. Совместно со шведскими коллегами теоретически и экспериментально развиты новые методы спектроскопии резонансного рентгеновского комбинационного рассеяния, предсказан и обнаружен ряд новых эффектов. Успехи в этом направлении стали возможными, благодаря развитию техники синхротронного излучения и перенесению идей и методов нелинейной спектроскопии, где у нас есть определенные "заделы", на рентгеновскую область спектра. В "домашних" условиях осуществлено разделение изотопов лития с помощью СИД, установлено, что нагрев рабочей ячейки до высокой температуры устраняет практически все мешающие обстоятельства для полноценного проявления эффекта СИД. Зарегистрирован и изучен новый эффект -- светоиндуцированный ток (СИТ) в плазме. Этот эффект может иметь прямое отношение к процессу генерации магнитного поля в атмосферах звезд, в частности, и на Солнце. Стоит отметить, что за последние годы удалось привлечь внимание астрофизиков к тому, что явления СИД и СИТ могут играть заметную роль в некоторых процессах на звездах и в межзвездной среде. Например, вполне убедительной выглядит концепция о существенном влиянии СИД на сепарацию элементов и изотопов в атмосферах так называемых химически пекулярных звезд.

Прошли годы, финансирование со стороны иностранных фондов закончилось. Собственное оборудование лаборатории окончательно обветшало и в быстром темпе выходит из строя. Вот и на снимке -- последнее сияние последнего лазера в лаборатории. Налицо, таким образом, совокупность новых условий для новых подвигов.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?25+78+1