Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 48-49 (2134-2135) 19 декабря 1997 г.

"ЗАПЕВ СОРОКАЛЕТИЯ" ЕЩЕ НЕ ОТЗВУЧАЛ

Директор Института теплофизики СО РАН Сергей АЛЕКСЕЕНКО: “Я с оптимизмом смотрю не только в отдаленное, но и в ближайшее будущее, которое мы будем создавать своими руками и головами”.

В этом году по Новосибирскому научному центру прокатилась торжественная волна юбилеев под флагом сорокалетия Сибирского отделения Российской академии наук и первой десятки его институтов, организованных в благословенном 1957 году. В числе знаменитой десятки — Институт теплофизики. Он стоит первым в ряду институтских корпусов, открывая проспект имени академика М.А.Лаврентьева.

По стечению обстоятельств именно в юбилейный год, когда “запев сорокалетия” еще не отзвучал, принял дела новый директор ИТ СО РАН, доктор физико-математических наук Сергей Владимирович Алексеенко. Как говорится, он попал прямо с корабля на бал — не успел стать директором, как пришло время проводить юбилейную научную сессию и торжественное собрание.

Торжества по случаю сорокалетия института прошли еще в сентябре, а в декабре, накануне Нового года, — первое интервью для “НВС” четвертого директора Института теплофизики С.Алексеенко, подготовленное нашим корреспондентом Г.Шпак.

— Сергей Владимирович, вы приняли институт в июне этого года. Как это происходило? Владимир Елиферьевич передал вам особый чемоданчик с документами и все?

— Я стал директором института по обычной схеме — был избран на общем собрании СО РАН и приступил к своим обязанностям в июне этого года. Хотя еще два года назад Владимир Елиферьевич Накоряков, предыдущий директор, выдвинул мою кандидатуру в качестве своего преемника (срок полномочий В.Накорякова как директора института истекал весной 1997 года). Поэтому два последних года я уже исполнял ряд директорских функций. Академик В. Накоряков оставил пост директора из принципиальных соображений, полагая, что руководящие должности высокого ранга должны занимать лица не пенсионного, а гораздо более молодого возраста. Правда, меня сильно молодым тоже не назовешь — все-таки 47 лет. Сам же Владимир Елиферьевич остался в должности заведующего самым крупным отделом — технической теплофизики, сосредоточившись на таких важных направлениях, как разработка абсорбционных тепловых насосов. Он занимается и зарубежными контрактами с американскими фирмам Air Products, General Motors и Hewlett Packard.

— Вы, очевидно, смелый человек. Не каждый, даже самый сильный ученый, согласится в наше время принять институт, когда в Академии происходят болезненные организационные процессы, связанные с ограниченным бюджетным финансированием, недостаточностью научной базы, невостребованностью научных разработок, а главное — с ухудшением условий труда научных сотрудников и оплаты труда в науке. Раньше в шутку говорили: “Чтоб тебе жить на одну зарплату”, а сейчас это означает буквально — бедственное положение. Как вы намерены решать такие трудные проблемы? Ваша стратегия на ближайшие годы? Ведь 1997 год в какой-то степени повторяет 1957, когда приходилось начинать почти с нуля.

— Действительно, в трудные времена тяжелее всего приходится директору, поскольку он единолично отвечает за судьбу института, и все претензии — только к нему. Но я думаю, что самый тяжелый период пришелся на пятилетие с 1992 по 1996 годы, когда был проведен отпуск цен, произошло обваленное падение уровня жизни и условий труда, были нарушены все привычные представления. Тем не менее удалось не просто выжить, а в целом сохранить потенциал института и даже выйти на новую ступень развития в некоторых аспектах. И здесь главная заслуга принадлежит предыдущему директору академику В.Накорякову, которому пришлось приложить неимоверные усилия на поиск новых решений, используя свой авторитет члена Академии, директора и просто личные связи. Пройден тернистый путь, изобилующий и вдохновляющими достижениями и досадными ошибками. Но сейчас можно определенно заявить — мы многому научились и многое умеем в новых условиях, лишь бы не мешали. Если же говорить о стратегии на ближайшие годы, то она одна —оставаться лидером в своей области деятельности, то есть в теплофизике и физической гидродинамике, теплофизических основах теплоэнергетики и энергосберегающих технологий. Звучит, возможно, громко, но основания для этого есть. Главная проблема, конечно, это нехватка современного экспериментального оборудования и недостаточное финансирование. Абсолютно ясно, что государством эти проблемы в ближайшее обозримое будущее решены не будут. Поэтому дополнительные средства нужно искать самим, прежде всего, путем выполнения контрактных работ. А здесь возникают антагонистические противоречия между статусом академического учреждения и коммерческо-прикладной деятельностью. Имеется ряд возможностей для разрешения таких противоречий, но это отдельный и долгий разговор.

— Не знаю, помните ли вы, как в эпоху Самсона Семеновича Кутателадзе институт нередко выполнял роль громоотвода — гасил конфликтные ситуации, возникающие по разным причинам в научных группах. В ту пору в Академгородке бытовало выражение: “Сослать на Камчатку”. “Камчаткой” был Институт теплофизики. Самсон Семенович принимал всех “обиженных и оскорбленных”. И, кстати, именно из таких “ссыльных” родился Институт лазерной физики. Так вот, не мешает ли единству разнообразие научных направлений и научных тем? Какие научные школы вы считаете перспективными и одобряете ли “доброту” ваших предшественников?

— В Уставе института записаны основные научные направления. Это теория теплообмена и физическая гидродинамика, а также теплофизические основы создания нового поколения энергетических и энергосберегающих технологий и установок. Эти направления крайне широки по своему содержанию и сформировались они благодаря деятельности академика С.Кутателадзе, второго по счету директора, занимавшего этот пост с 1964 по 1986 годы. Поэтому стержневой научной школой института конечно же остается теплофизическая школа С.Кутателадзе. Именно под его влиянием сформировались новые научные направления и собственные школы академика В.Накорякова, директора ИТ СО РАН с 1986 по 1997 годы, академика М.Жукова, члена-корреспондента А.Реброва и других ведущих ученых института. Основатель и первый директор ИТ академик И.Новиков, работавший в Сибирском отделении с 1957 по 1964 годы, был и остается признанным лидером в области технической термодинамики и теплофизических свойств веществ. Однако эти научные разделы, а также физика твердого тела, развивавшаяся под руководством члена-корреспондента АН СССР П.Стрелкова, не получили столь широкого распространения.

Действительно, в разные годы через Институт теплофизики “прошли” многие известные ученые, возглавлявшие самые разные научные направления и затем даже академические институты. Среди них академик И.Новиков, доктора технических наук Л.Розенфельд, А. Соловьев (техническая термодинамика), член-корреспондент АН СССР П.Стрелков, доктора технических наук И.Кунин (физика твердого тела), Б.Урюков, академики М.Жуков (низкотемпературная плазма), А.Леонтьев (теплофизика и энергетика), Р.Нигматулин (акустика и динамика гетерогенных сред), доктор технических наук Г.Мигиренко (прикладная гидродинамика), академики В.Чеботаев, С.Багаев (лазерная физика), доктор физико-математических наук Б.Смирнов (физика плазмы). Каждый из них внес свою лепту в становление института и заслуживает самых добрых воспоминаний. Без сомнений, считаю, что такое разнообразие тематики пошло на пользу институту. Лучше всех об этом высказался доктор Т.Коупман, руководитель отдела фирмы Air Products (USA), с которой институт имеет крупный контракт: “Мы вас ценим прежде всего за разнообразие научных тематик и возможность проведения комплексных исследований”.

Конечно, когда мы принимали со стороны целые отделы с большим количеством людей и иной тематикой, большая нагрузка ложилась на директора. Отношения же между рядовыми сотрудниками были всегда хорошими, может быть, еще и потому, что сказывалось территориальное разделение. Важно, что удалось таким образом сохранить крупные научные направления и даже развить, выделив их в отдельные институты, как в случае Лазерной физики и Механики многофазных систем (сейчас это филиал ИТ СО РАН в Тюмени).

— Какая научная школа близка вашим научным привязанностям? Короче говоря, вы будете просто директором, или работающим ученым? Если да — расскажите хотя бы кратко о своей научной работе.

— Я — ученик академика В.Накорякова и ряд моих научных направлений сформировался под его влиянием. Ответ на вторую часть вопроса однозначен, — конечно, постараюсь оставаться работающим ученым, хотя крайне трудно совмещать творческую деятельность с работой администратора. Тем не менее за шесть месяцев моего директорства я лично сделал 8 научных докладов на международных конференциях в Бельгии, Голландии, Германии, Норвегии, Болгарии, Польше и России. В частности, по итогам поездки в Германию совместно с В.Козловым опубликована статья “Наука и искусство” (НВС N 44 за ноябрь 1997 г.). Сфера моих научных интересов достаточно широка — теория и эксперимент, фундаментальные и прикладные исследования. Основные научные направления — нелинейная устойчивость и процессы переноса в пленках жидкости, ривулентных и двухфазных потоках. Если перечислять дальше, это турбулентные ограниченные и импактные струи. Когерентные структуры. Вихревые течения и структуры. Проблемы теплоэнергетики: моделирование аэродинамики современных топочных камер; разработка тепловой станции на мусоре. В числе наиболее интересных научных результатов, полученных совместно с моими учениками и коллегами, я хотел бы выделить описание нелинейных периодических и солитонообразных волн в тонких пленках жидкости; обнаружение и описание спиральных вихревых структур типа вихревых нитей в интенсивно закрученных потоках; выявление механизма влияния волн на процессы тепло- и массопереноса в жидких пленках; выявление когерентных структур в турбулентных импактных струях; описание эффекта Коанда и его роли в сложных потоках, реализующихся, в частности, в камерах сгорания. Имеются монографии на русском и английском языках по волновым пленкам жидкости (в соавторстве), а также учебное пособие по термодинамике необратимых процессов.

— Сейчас входят в моду, если так можно выразиться, интеграционные проекты. С кем вы интегрируетесь, какие проекты реализуются, в том числе специально для Новосибирска и области?

— Интеграционные проекты, несомненно, играют значительную роль и в фундаментальных исследованиях, и прикладных разработках, и образовании. В рамках интеграционной программы СО РАН по фундаментальным исследованиям институт является головным по двум проектам: “Разработка методов синтеза и изучение физико-химических и транспортных свойств перфторированных соединений” (этим проектом руковожу я) и “Исследование неравновесных процессов в газовых смесях. Разработка и создание газодинамического масс-спектрометра” (руководитель член-корреспондент А.Ребров). По первому проекту наши соисполнители — Институт органической химии и Институт гидродинамики, а по второму — Конструкторско- технологический институт вычислительной техники СО РАН. Кроме того, институт входит в число соисполнителей еще по трем интеграционным проектам СО РАН.

В рамках интеграции науки и высшей школы мы получили гранты по 4 совместным проектам — с НГУ (1 проект) и с НГТУ (3 проекта). Для лучшего взаимодействия с вузами в ближайшее время планируется создание учебно-научного центра по теплофизике и теплоэнергетике. На международном уровне итеграция осуществляется, прежде всего, через международные гранты. В частности, мы имеем 3 гранта INTAS: “Закрученные потоки в энергетике и химической технологии” (руководитель С.Алексеенко, соисполнители: Университет Нанта , Франция; Университет Тронхейма, Норвегия; ИВТ СО РАН); “Изучение гидродинамики природных тел малого сопротивления” (руководитель Л.Мальцев, соисполнители: Технический университет Берлина; Зоологический институт, Германия, Университет Варвика, Англия); “Физико- химические аспекты процессов термического нанесения покрытий и моделирование формирования зернистых покрытий” (руководитель академик М.Жуков).

Что касается прикладных разработок, то по каждой из них приходится кооперироваться с отраслевыми институтами, заводами и фирмами, поскольку академические учреждения обычно не в состоянии самостоятельно внедрить какую-либо разработку. Так, абсорбционные тепловые насосы разрабатываются и внедряются совместно с АДС “Теплосиб” и Новосибирским металлургическим заводом. Тепловая станция на мусоре — с АО “Техэнергохимпром”. Генератор ударных волн для очистки поверхностей нагрева котлоагрегатов — с КТИ ГИТ и заводом “НВА”. Оборудование для нефтегазового комплекса — с АО “Сиант” и заводом искусственного волокна и т.д. Практически все эти разработки предназначены для внедрения и увеличения занятости рабочих мест в Новосибирском регионе.

— И, наверное, последний вопрос. Хотя времени прошло очень мало, — что вы успели сделать, сидя в директорском кресле? Какие планы намечены на новый год?

— За шесть месяцев директорства в основном я занимался организационными вопросами, а также, как говорится, продвижением научных разработок. В июне был избран новый ученый совет в количестве двадцати человек и назначена новая дирекция в составе трех заместителей директора и ученого секретаря. Первым заместителем по науке стал доктор физико- математических наук С.Станкус, а ученым секретарем — кандидат физико-математических наук П.Куйбин. Утвержден новый состав научно-технического совета. Возобновлена после долгого перерыва работа совета молодежи. Впервые мы организовали встречу с коллективом. Это было необычное собрание — как вечер вопросов и ответов. Я сидел на сцене с микрофоном и часа два меня спрашивали, буквально засыпали вопросами. Больше всего люди беспокоились о судьбе института, а значит и о себе. И не только научные сотрудники, но и служащие вспомогательных подразделений. Диапазон разговора был от вопросов о фундаментальных исследованиях до вопроса о пьянстве. Кажется, все остались довольны и предложили почаще вот так встречаться.

Что еще? Совершенствуется финансово-экономическая система. Впервые за несколько последних лет в этом году своевременно выплачиваются зарплата и аванс. Удалось сократить ряд расходов. Заметная экономия достигнута за счет установки счетчиков тепла и воды. Упорядочена система стимулирования студентов и молодых специалистов. Студенты НГУ получают в среднем две дополнительных стипендии — одну за счет централизованного фонда и другую — за счет средств лаборатории. Количество аспирантов в последнем году достигло рекордного уровня — 25 человек!

Как крупное достижение я рассматриваю тот факт, что по предложению института Председатель СО РАН академик Н.Добрецов принял недавно решение о проектировании мусороперерабатывающего цеха, который будет построен в Академгородке для утилизации отходов и получения дополнительного тепла (см. об этой проблеме нашу статью в “НВС” N 15 за апрель этого года). Если этот проект будет реализован в полной мере, то такой результат можно будет отнести к важнейшим достижениям СО РАН за многие годы. Проведен ряд других мероприятий по реализации научных разработок. Установлены тесные связи с энергетическим центром TACIS, Межрегиональной ассоциацией руководителей предприятий (МАРП), Межрегиональной ассоциацией “Сибирское соглашение”, Красноярским краевым фондом “Конверсионный технопарк”. На стадии утверждения Международный центр по теплофизике и энергетике.

Решен ряд социальных и внутриинститутских вопросов. Летом большим успехом пользовалась институтская база отдыха на Обском море. По-новому организована работа столовой — низкие цены, высокое качество и разнообразие блюд, стол заказов для сотрудников и пенсионеров (по льготным ценам). Успешно проведена подготовка к зиме — отремонтирована теплотрасса и крыша главного корпуса, а также целый ряд помещений.

На следующий год намечены обширные планы. В рамках реформирования науки необходимо провести аттестацию подразделений. Продолжится совершенствование финансово- экономической политики. Будет создана система фондов (резервного, поддержки фундаментальных исследований и т.д.) и разработаны принципы стимулирования работы научных сотрудников и лабораторий с учетом рейтинга. Планируется выпуск целого ряда монографий и рекламных материалов за счет финансовой поддержки из централизованного фонда. Будет возобновлена работа по организации традиционных научных конференций: “Сибирского теплофизического семинара”, “Всероссийской конференции молодых ученых по актуальным проблемам теплофизики и энергетики”, “Семинара кафедр теплофизического профиля вузов Сибири и Дальнего Востока”. Кроме того, запланированы “Euromech Colloguium” по закрученным потокам, Международная конференция “Энергетические аспекты экологического домостроения” под эгидой ООН и НАТО, а также “Workshop on Heat and Mass Transfer in Two- Phase Flow” (в Болгарии).

Пожалуй, наибольшие усилия будут предприняты в области реализации научных разработок. Главная цель состоит, естественно, в поддержке на надлежащем уровне фундаментальных исследований. Если внешние условия не окажут сильного отрицательного воздействия, то я ожидаю буквально прорыва по следующим прикладным направлениям: энергосберегающие технологии (тепловые насосы, термическое обессоливание воды, теплометрия), экология и энергетика (тепловые станции на мусоре, “Экодом”, очистка отходящих газов, очистка поверхностей нагрева котлов, экологический мониторинг), материалы (производство аморфного кремния и солнечных элементов), нефтегазовый комплекс (оборудование для добычи нефти, измерительная аппаратура). Ожидается также заметное увеличение объема зарубежных контрактов (США, Южная Корея).

При этом остается надежда и на расширение фронта фундаментальных исследований. В частности, начнется работа по прямому численному моделированию турбулентности (под руководством доктора физико-математических наук Н.Яворского). Продолжатся исследования недавно обнаруженного в лаборатории доктора физико-математических наук С.Новопашина явления сферической стратификации тлеющего разряда.

Все-таки, главное, это то, что не пропал энтузиазм у сотрудников института, что сохранился творчески работающий коллектив. Особо подчеркну, что за годы перестройки всего шесть человек покинули институт и работают за рубежом. Поэтому я с оптимизмом смотрю не только в отдаленное, но и ближайшее будущее, которое мы будем создавать своими руками и головами.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?16+81+1