Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 6 (2242) 11 февраля 2000 г.

ШАГ ИЗ КРУГА ПРОБЛЕМ

Галина Киселева.

Немногим более года назад экономист Ирина Думова воглавила отдел региональных экономических и социальных проблем, который был создан при президиуме Иркутского научного центра. Воспитанница известных ученых новосибирской школы, ленинская стипендиатка, она неожиданно для всех выбрала экологическую и социальную направленность исследований. И выбор оказался точным: в последние годы именно эти проблемы приобрели особую актуальность. Ирина Ивановна принимала участие в разработке многих крупных программ социально-экономического развития Бурятии, Западной Сибири, Тюмени, опубликовала более 60 научных работ, стала первым лауреатом премии им. Н.Н Некрасова, доктором экономических наук . Когда решила перебираться в Иркутск, рассматривала сразу несколько предложений.

Какие же задачи и перспективы она видела перед собой, решившись возглавить отдел когда-то известный (во времена Фильшина), но в последние годы настолько утративший свое влияние, что его по существу пришлось создавать заново?

-- Основную задачу мы видели в выявлении внутренней сути социально-экономических процессов, происходящих в регионе. Нас интересовало, каковы эффективность и приоритеты хозяйственного комплекса, трудоемкость производства, природа затрат в разных отраслях, межотраслевые связи области и многие другие вопросы. Конечно, за столь короткий период невозможно было столь глубоко рассмотреть состояния всех отраслей, но с некоторыми определились. В частности, мы подробно изучили состояние и перспективы развития легкой и текстильной промышленности Иркутской области. За пять месяцев разработали программу и передали ее администрации области.

В сферу нашего внимания попал также сельскохозяйственный сектор. Но его развитие рассматривали не так, как это делалось раньше-подсчет поголовья, урожайности и т.д. Мы анализировали, какие факторы влияют на эффективность отрасли, каково положение ее внутри системы межотраслевого производства и потребления продукции. Работу эту выполняли по контракту совместно с коллегами из Германии и тоже передали ее администрации. Много сил было положено на разработку концепции Закона о развитии свободной экономической зоны БАМ. Нам дали на рассмотрение вариант Закона, положения которого нас не удовлетворяли. Была сформирована своя совершенно иная концепция, придавшая закону социальную направленность. В частности, мы предусмотрели не только льготы, связанные с развитием свободных экономических зон, принимаемых как точечные очаги развития, а рассмотрели формирование зон с точки зрения развития всей территории БАМА, наметившихся ранее промышленных узлов. И уже через это попытались обосновать, какие объекты нужно развивать на Севере, с учетом потребности самого населения. Много сложных вопросов возникало по проблемам территориальных границ БАМа, выяснению, кто должен стать настоящим хозяином стройки; какова схема организационного управления всей территории БАМа и отдельных ее частей. Как вы знаете, Закон уже принят Госдумой и приятно отметить, что в основе его лежат положения именно нашей концепции.

-- Насколько я знаю, коллектив отдела не очень велик, как же успеваете выполнять такой объем работ?

-- В отделе всего 15 человек вместе с аспирантами. Но мы работаем по принципу временных открытых творческих коллективов. Принять участие в разработке какой-то серьезной проблемы приглашаем всех специалистов, занимающихся данной тематикой. В частности, в разработках по БАМу участвовал большой коллектив, в который входили представители администрации области, вузов Иркутска, ИрНЦ СО РАН.

-- Вы взялись за решение очень непростой проблемы Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, которую безуспешно муссируют довольно солидные коллективы в течение ряда лет.

-- Проблема эта затяжная и архисложная, но, тем не менее, решать ее нужно, и сроки на это отведены жесткие -- Байкал включен в список объектов мирового наследия, принят Закон о Байкале, и дальше сложившуюся ситуацию нельзя оставлять в том виде, в котором она существует.

Мы отталкивались от нескольких базовых положений, в первую очередь социального аспекта. Столько говорили о БЦБК, а проблема так и осталась малоизученной. Я была уверена, что давно уже обследованы социальные аспекты города, который возник вокруг комбината, все известно о состоянии социально-психологического климата. Оказалось, что это далеко не так. Мы начали с того, что провели анкетирование жителей, попросив их ответить на 55 вопросов. Всего опросили 800 человек. Каков смысл этого? Надо было понять, чем живет город, имеется ли экономическая и социальная база его развития. Что произойдет, если сегодня же убрать комбинат, как долго народ продержится на "плаву"? За счет чего пополняются семейные бюджеты, какие есть накопления, какой потенциал можно использовать для развития новых, дополнительных производств? Есть ли кадровый потенциал, способный на их развитие? То есть надо было не просто получить ответы "да", "нет", а понять внутреннее содержание проблемы.

Мы много говорим о необходимости развития туризма. А массовый опрос жителей байкальского региона показал, что 60 процентов из них не хотят видеть на своей территории иностранцев, не хотят вмешательства в их привычную жизнь. Оказывается, нам необходимо иметь средства не только на развитие туризма, но и на подготовку людей к новому типу общения и проживания.

-- И что же вы предлагаете?

-- Мы проанализировали 4 блока вопросов -- социально-экономические, которые связаны с развитием БЦБК, рассмотрели ситуацию в Слюдянском районе и самом городе Байкальске, изучили экологию региона, в том числе большой комплекс вопросов, связанных со здоровьем и влиянием на него выбросов БЦБК. Следующий этап -- оценка различных вариантов перепрофилирования комбината с точки зрения соответствия производства международным стандартам. И последнее -- это разработка сценария развития новых дополнительных видов производств.

-- То есть вы видите Байкальск на том же месте, без закрытия БЦБК?

-- В городе 17 тысяч жителей, из них 5 тысяч пенсионеров. Это много. Понятно, что молодежь уезжает из-за неопределенности будущего, поэтому возраст жителей, в основном, за 50. Ситуация очень непростая. Сам комбинат способен поддерживать некоторую эффективность в течение 5--7 лет. После этого наступает полный износ оборудования и естественное умирание производства. Следом возникает проблема рекультивации отходов и промплощадки. Кроме того, сегодня очистные сооружения БЦБК принимают сточные воды города, ТЭЦ снабжает город теплом. Если не будет комбината, как решать эти проблемы?

Три тысячи занятых на БЦБК, это люди, о которых нужно позаботиться, занять их другим делом. Ясно, что если и создавать альтернативное производство, то крупнотоннажное. Обсуждая разные варианты, мы пришли к выводу, что нужно создавать производства, близкие по отраслевому профилю к уже существующему. Выбор пал на экологически чистое производство бумаги из привозной целлюлозы.

Большую неопределенность в нашей работе создавали два вопроса, на которые пока нет ответа. Принят Закон о Байкале, который предусматривает наличие списка допустимых на Байкале производств, а самого списка пока нет. Второе -- столько лет ведутся разговоры о Байкале, а новые нормы допустимого воздействия (взамен прежних) так и не приняты.

И еще один вопрос, на который пока нет ответа. БЦБК находится в федеральной собственности, 49 процентов акций -- в распоряжении правительства РФ. Соответственно РФ и необходимо основательнее заниматься комбинатом и городом. Неопределенность позиции Федерации по отношению к БЦБК и привела к сегодняшней ситуации. Если бы 10 лет не рассуждали, а выделяли средства, давно бы все изменилось. Ведь когда-то комбинат был одним из высокотехнологичных в стране, и этот уровень можно поддерживать, добиваясь при этом и решения экологических вопросов.

Нашу концепцию подробно обсудили и на заседаниях общественности, и на административной комиссии, и приняли. Но это лишь система взглядов на правильный выбор пути. В дальнейшем предстоит детально рассмотреть все пять вариантов перепрофилирования БЦБК, вопросы развития социально-бытовой структуры города. Более внимательно изучить вариант по организации бумажного производства на привозной целлюлозе и создание условий для новых дополнительных производств

-- А в целом по области как вы расцениваете ситуацию? Какие особенности развития экономики удалось выявить, каким просматривается в вашем сценарии ее будущее?

-- О сценарии говорить еще рано. Надо сказать, что достаточно жизненной, научно обоснованной концепции развитии области пока нет. Если и предлагаются какие-то варианты, то, чаще всего, в них присутствуют элементы виртуальной экономики. Придумали, например, сценарий развития предпринимательской деятельности, а базового сценария для всей экономики нет. Можно говорить только о каких-то общих тенденциях развития экономики, перестройке ее структуры в целом и отдельных отраслей. На наш взгляд, для области сегодня перспективен сырьевой сценарий развития, но его нужно всесторонне оценить. Когда мы переходим на новую структуру развития экономики, возникают и новые закономерности. Наш анализ внутренней структуры экономики показывает, что тенденции развития у нас положительные - видна, например, эффективность сырьевого комплекса. Если в целом по России удельные показатели развития сельского хозяйства снижаются, то у нас видны положительные результаты. Наши производители поступили более грамотно, выбрав наиболее эффективные направления развития, производят ровно столько, сколько удовлетворяет платежеспособный спрос. То есть оценили ситуацию по-хозяйски. Если в России занятость в сельском хозяйстве увеличивается, то в Иркутской области она уменьшается, в результате чего растет отдача производства на одного занятого. Приобретается новая техника.

В последние годы стала повышаться эффективность промышленного производства. Значит, определились те отрасли, которые могут быть эффективны на рынке, а это говорит о том, что сложный опыт реформ не прошел даром. Стали закладываться новые отношения, новые тенденции, чего нельзя сказать о России в целом. В экономике России ситуация своеобразна -- нет той платформы, на которую можно опереться и двигаться дальше, не выявлено, какие отрасли могли бы обеспечить макроэкономическую конкурентоспособность страны. Пример - финансовая система. У нас она работает как расчетно-кассовый центр, все контролирует. А потока инвестиционного нет, деньги не работают в отраслях хозяйства. Мы специально проанализировали страховое дело. Оно как будто стало развиваться, но та же беда -- нет вкладов в перспективные хозяйственные проекты. А деньги должны работать.

-- Есть ли возможность выбраться из этих тупиков?

-- Как бы мы не экспериментировали, мы живем не в замкнутом пространстве. Вышли на мировой рынок и теперь подчиняемся его законам. Другое дело, что мы слишком поспешно в него ворвались, открыли свою экономику, и в нее пришли те, кто профессиональнее. Шоковый этап у нас затянулся. Наличие больших природных богатств привлекает мировой капитал, который, как мы понимаем, имеет свои интересы и планы. Идут сложные процессы, но в целом система в постоянных поисках стабилизации, центра равновесия.

В настоящий момент сменились приоритеты и принципы развития, сформировались новые внешние и внутренние факторы, определяющие отраслевое и территориальное развитие в будущем. В этой ситуации регионам выпадает особая роль, особая ответственность. Здесь свой выбор правил игры. Так что вся надежда на регионы. Именно с их помощью мы можем сделать шаг из круга экономических и социальных проблем.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?16+87+1