Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 12 (2248) 24 марта 2000 г.

ВКУС К ПОСТИЖЕНИЮ НОВОГО

Беседовала Л.Юдина.

Доктор геолого-минералогических наук П.Котляр только что отпраздновал свое шестидесятилетие.

Занятнейший он человек, Петр Ефимович! В одной из служебных характеристик особо отмечена его способность "быстро осваивать принципиально новые области науки".

П.Котляр закончил железнодорожный техникум, потом в НЭТИ приобрел специальность инженера-электрика, знатока измерительно-информационных систем. После аспирантуры стал кандидатом технических наук, защитившись по теме "Исследование магнитных шумов в феррозондах".

Десять лет трудился в Институте автоматики и электрометрии СО РАН, много занимался оборонной спецтематикой, решал космические проблемы, часто общаясь с первыми советскими космонавтами. П.Котляр с коллегами создавал первые в стране пространственно-временные модуляторы света, которые превосходили зарубежные образцы, устройства обработки больших массивов оптической информации, разрабатывал принципы построения устройств автоматизации дешифрования аэрокосмической информации.

В центре группы -- Петр Котляр
с космонавтом Андрианом Николаевым. 1980 год.

С начала восьмидесятых П.Котляр обратил свой взор к науке геологии (его последние работы были напрямую связаны с нею). Ему было присвоено ученое звание старшего научного сотрудника по специальности "геофизика", а затем -- ведущего научного сотрудника Института геологии и геофизики, Института геологии нефти и газа. Геофизик П.Котляр выполнил несколько интересных, оригинальных работ.

В 1992 году Петр Ефимович защитил докторскую диссертацию -- уже по специальности "геотектоника" -- "Быстрые геодинамические процессы и структурообразование в литосфере". А потом занялся нефтяной тематикой.

-- Петр Ефимович, откуда в вас это стремление к постоянной смене сфер деятельности?

-- Академический воздух сподвигает к исканиям! Это здорово, что большую часть времени я провел в учреждениях Академии наук, где совсем иной, в сравнении с другими организациями, ритм творчества, задачи и требования. И условия, чтобы реализовать заложенные в тебе возможности.

И второе -- я много лет был знаком с академиком Нестерихиным, десять лет работал под его началом. Была в Юрии Ефремовиче одна бесценная черта -- удивительное чутье на все новое. Он много ездил по стране, бывал за границей, и приезжая, буквально загорался: "Я там видел такую вещь! Надо непременно попробовать сделать!"

Собственно, он и научил смело, без робости, браться за любое дело, работать головой и руками, развил, в буквальном смысле слова неуемный интерес (прямо-таки азарт) к новому, порой непонятному. С годами появлялась уверенность, что человек при желании может сделать все!

-- При условии, что четко сформулирована задача?

-- И есть условия для ее реализации. Вот вам еще один подтверждающий пример о безграничных возможностях человека. У меня абсолютно отсутствует музыкальный слух. Но я могу настроить рояль не хуже, чем это делает Богом одаренный человек.

-- Интересно, каким же образом?

-- Надо знать ноты, знать, какой частоте соответствуют все эти "до", "ре", "ми"... Поставить микрофон, частотомер. А дальше -- дело техники, крутишь колки. Одаренность -- замечательно! Но широкие инженерные знания -- тоже неплохо!

-- Можете ли выделить период, когда вам было особенно интересно заниматься делом? Все-таки ваш общий трудовой стаж -- где-то лет сорок?

-- На каждой службе были свои замечательные моменты. В Институте геологии, где я тружусь последние двадцать лет, пожалуй, их больше всего. Последние годы занимался нефтяной тематикой. Удалось разработать методики построения карт и оценки остаточных запасов, оптимизации процессов разработки нефтяных месторождений, исследовал общие закономерности формирования нефтяных месторождений и эволюцию палеоклимата Земли.

Одна из любопытных первых работ в институте -- "Внутренняя структура и динамика Гавайских вулканов".

-- Вы были на Гаваях?

-- У всех прежде всего возникает такой вопрос. Не был я на Гаваях. И вообще не довелось побывать за пределами Советского Союза. Почему занялся такой экзотической темой? Когда я в Институте геологии определял области интересов, то в голову пришла и такая мысль: человечество накопило множество баз данных, но далеко не все научились еще ими пользоваться. Вот и представился случай доказать, что нам такая задача под силу.

Существует Мировой центр данных, где собраны сведения со всего Земного шара, в том числе по геологии и геофизике. Особо заинтересовался я данными по землетрясениям. Когда вулкан извергается, предварительно идет серия мелких вулканогенных землетрясений (когда магма прорывает канал). Но в жидкой фазе (расплаве, магме) землетрясения невозможны -- жидкость не накапливает напряжений. Последние "оседают" на стенках вулканической камеры. И если зафиксированы координаты всех этих толчков, то можно построить геометрию стенок.

В Мировом центре данных мы взяли координаты тридцати трех тысяч вулканогенных землетрясений, связанных с извержением вулкана Килауэа. Интересная, красивая получилась работа, завершенная по всем параметрам. Массу данных мы заставили на нас поработать -- покрутили их в нужном направлении. В результате "отработали" механизм извержения вулканов, получили новые представления о структуре магматическаих камер.

Потом еще одна занятная идея появилась, тоже экзотическая, связанная с положением полюса Земли и параметрами оси вращения. Представьте себе, земная ось совсем не стабильна, она все время "гуляет", и иногда хаотически отклоняется. Огромный маховик вдруг меняет свое положение! Попытались рассмотреть связь между возмущениями положения оси вращения и сейсмичностью. Получилась книга "Положение полюса и сейсмическая активность Земли".

-- А земной жизни подобные отклонения не угрожают?

-- К счастью, нет. Мы отследили и обработали данные за сто лет, попытались выйти на прогноз землетрясений. Понятно, что даже самое сильное землетрясение не может сдвинуть земную ось с места. Но когда ядро проскальзывает относительно мантии, меняется момент инерции всей системы. Тут и происходит отклонение оси вращения Земли, и жесткая оболочка начинает коробиться.

-- Чем привлекли внимание быстрые геодинамические процессы, которым посвящена докторская диссертация?

-- В геологии принято считать, что все процессы идут очень медленно, так, знаете, томно. Мне показалось, что все на самом деле совсем не так: многие геологические процессы протекают очень быстро, стремительно, а затем наступает пауза. То есть -- импульс, подвижка, и -- перерыв во времени.

-- Несколько авантюрный подход, вы не считаете?

-- Возможно, такое нахальство объясняется тем, что по образованию я не геолог. Но люблю раскручивать неординарные идеи. А если уж чем заинтересуюсь, иду до конца, докапываюсь до истины.

-- Ну и как прошла защита?

-- Замечательно! Была доброжелательная обстановка, пришли очень хорошие отзывы.

-- Петр Ефимович, а если вы посмотрите на себя со стороны? Нет ли ощущения, что чего-то не удалось сделать, довести до конца?

-- Считаю, что самый мой большой недостаток -- не владею в достаточной мере иностранным языком. Оправдываю себя, считаю, были тому объективные причины. В молодости я много занимался спецтематикой. Общение с иностранцами, мягко говоря, не поощрялось. И когда я слышал поблизости иностранную речь, то немедленно перебегал на другую сторону улицы.

Ну и эти мои "броски" из одной области в другую. Хорошо это или плохо? Американцы, например, говорят, что человек должен работать в одной области не более пяти лет, есть и другие исследования в пользу частой смены поля деятельности. Но кто с уверенностью скажет, где золотая середина? Может быть, углубившись в одну проблему, я бы достиг большего...

Сейчас практически завершена моя самая интересная работа, в которой удалось предложить глобальную модель реконструкции климата за шестьсот миллионов лет. Очень простая, доступная, изящная модель.

-- Новые высоты для себя не обозначили?

-- Достаточно закрепиться на старых.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?5+93+1