Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2017

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 47 (2632) 6 декабря 2007 г.

ПИОНЕРЫ КОСМИЧЕСКОЙ ЭРЫ

2007-й год исключительно богат на круглые даты, связанные с ракетно-космической техникой и космонавтикой. Он стал юбилейным для К. Циолковского (1857-1935), Р. Годдарда (1882-1945), Ф. Цандера (1887-1933), Ю. Кондратюка (1897-1942), И. Винклера (1897-1947), С. Королева (1907-1966), К. Риделя (1907-1944) и В. фон Брауна (1912-1977). В этом же году исполнилось 65 лет со дня запуска первой тяжелой жидкостной ракеты «Фау-2» (13.06.1942), 50 лет — межконтинентальной ракеты Р-7 (15.05.1957) и спутника ПС-1 (4.10.1957), 40 лет — лунной ракеты США «Сатурн-5» (9.11.1967), 35 лет — космического зонда «Пионер-10» (3.03.1972), 30 лет — «Вояджер-2» (20.08.1977) и «Вояджер-1» (5.09.1977).

А. Максимов, с.н.с. ИТПМ им. С.А. Христиановича СО РАН

Талантливые конструкторы Сергей Королев, создатель первых ракетно-космических систем, спутников и пилотируемых кораблей, и Вернер фон Браун, разработчик боевых ракет А-4 («Фау-2») и «Редстоун», а также ракет-носителей «Сатурн-1», «Сатурн-1Б» и «Сатурн-5», хорошо известны большинству жителей планеты. «Фау-2» послужила основой для создания многих ракет первого поколения. С помощью «Редстоуна» 1 февраля 1958 г. был запущен первый американский спутник «Эксплорер-1» и совершены 15-минутные полеты А. Шепарда (5.05.1961) и В. Гриссома (21.07.1961) на расстояние около 500 км, а «Сатурны» обеспечили успешную высадку людей на Луну. Многие знают и об американском изобретателе Роберте Годдарде, 16 марта 1926 г. первым в мире запустившем жидкостную ракету, предложенную Циолковским для будущих полетов в космос.

В то же время имена Цандера и Кондратюка, а тем более Винклера и Риделя современной молодежи уже почти не знакомы, хотя все они внесли значительный вклад в развитие ракетной техники и космонавтики. Например, Иоганнес Винклер, опередив многих, 21 февраля 1931 г. первым в Европе запустил свою жидкостную ракету, а активный член Немецкого ракетного общества Клаус Ридель был одним из основных помощников В. фон Брауна.

Нам хорошо известна ракета Королева Р-7 и запущенный с ее помощью первый спутник Земли ПС-1, но мы почти уже успели забыть о «Пионере-10», впервые долетевшем до Юпитера в декабре 1973 г. С помощью передатчика мощностью всего 8 Ватт «Пионер-10» поддерживал связь с Землей в течение более 30 лет, до своего удаления на расстояние 12,2 миллиардов километров. Более совершенный «Вояджер-2» в 1979-1989 гг. последовательно облетел Юпитер, Сатурн, Уран и Нептун, а «Вояджер-1» после пролетов вблизи Юпитера (5.03.1979) и Сатурна (12.11.1980) вышел из плоскости вращения планет и уже достиг окраин Солнечной системы. С расстояния 15,5 миллиардов километров сигналы от него идут до нас более 14 часов. Американские ученые надеются, что «Вояджеры» проработают еще не менее 10-15 лет.

О Королеве и о его вкладе в развитие космонавтики подробно рассказывалось в статье «Основоположник практической космонавтики», напечатанной в «Науке в Сибири» 18 января этого года, поэтому в данной статье речь пойдет о славных наших соотечественниках Циолковском, Цандере и Кондратюке.

Иллюстрация
К.Э. Циолковский (портрет 1927 г.).

Константин Эдуардович Циолковский родился 17 сентября (5 сентября по старому календарю) 1857 г. в семье лесничего. Первая половина его жизни была связана с частыми переездами с места на место.

Хотя Костя был смышленым мальчиком, поначалу учеба давалась ему нелегко. Зимой 1867 г. он сильно простудился и заболел скарлатиной, в результате чего почти полностью лишился слуха. Во время занятий самообразованием в 1873-1876 гг. в Москве Циолковский заинтересовался вопросами создания металлических аэростатов, выхода в космос и многими другими научно-техническими проблемами своего времени. В сентябре 1979 г. он экстерном сдал экзамены на учителя математики и начал преподавать в Боровске Калужской губернии, а с февраля 1892 г. жил и работал в Калуге.

В течение почти всей жизни Циолковский все свое свободное время тратил на любимые занятия — изготовление различных моделей, научные изыскания в области кинетической теории газов, аэродинамики, ракетодинамики, биологии, космологии, философии, социологии и даже теологии, несмотря на то, что сам был неверующим человеком. Исходя из своих взглядов на будущее человечества, он работал также и над созданием общечеловеческой азбуки. Его долгие размышления и поиски в конечном итоге вылились в созданную им «Космическую философию», направленную на формирование идеального общества будущего.

Первые мысли, связанные с ракетами, К. Циолковский занес в свой дневник весной 1883 г. К систематическим исследованиям по ракетодинамике он приступил в 1896 г. Его знаменитая статья «Исследование мировых пространств реактивными приборами» появилась в 1903 г. в майском номере «Научного обозрения», но из-за закрытия журнала и потери основной части его тиража осталась малоизвестной. Вторая часть статьи под тем же названием увидела свет в журнале «Вестник воздушного флота» лишь спустя 8 лет. В 1914 г. были опубликованы дополнения к этим двум частям. В полном виде работа «Исследование мировых пространств реактивными приборами» вышла в Калуге отдельной брошюрой только в 1926 г.

В статье 1903 г. Циолковский описал космическую ракету, использующую кислородно-водородное топливо, а также проанализировал полученную им основную формулу ракетодинамики. Впоследствии это математическое выражение, связывающее максимально возможную скорость одноступенчатой ракеты со скоростью истечения газов из двигателя и с отношением массы выгоревшего топлива к конечной массе ракеты, стали называть формулой Циолковского.

В 1896 г. К. Циолковский изготовил аэродинамическую трубу («воздуходувку») и зимой с 1897 на 1898 г. провел большую серию экспериментов по определению сопротивления тел различных форм. Полученные при этом результаты легли в основу ряда статей ученого по аэродинамике.

Многие технические идеи, нашедшие последующее применение на практике, были предложены Циолковским в его научно-фантастических произведениях. В первой своей повести «Вне Земли», опубликованной в 1893 г., он описал начальный этап проникновения человека в космическое пространство и подробно рассказал об ощущениях человека в невесомости, устройстве оранжереи, скафандра для выхода в открытый космос и о многих других технических устройствах. Константин Эдуардович уже тогда был убежден, что в погоне за светом и пространством через столетия человечество завоюет весь околосолнечный космос.

В другой повести «Грезы о Земле и небе и эффекты всемирного тяготения», опубликованной в 1895 г., Циолковский впервые применил термин «искусственный спутник Земли» и дал величину первой космической скорости (8 км/сек). Здесь же он предложил использовать для управления ракетой в полете массивные волчки-гироскопы, которые нашли широкое применение в современной космической технике.

Вполне естественно, далеко не все новые идеи оказываются плодотворными. Например, предложенный Циолковским способ старта космической ракеты под малым углом (10-15 градусов) к горизонту, для чего пришлось бы сооружать длинные эстакады, так и не нашел реального применения. В настоящее время практически все тяжелые ракеты взлетают строго вертикально и начинают постепенно наклоняться в сторону горизонта только после набора определенной скорости и высоты полета.

После 1903 г. К. Циолковский занимался вопросами ракетной техники только эпизодически, тратя свои основные усилия на разработку металлических дирижаблей и самолетов и реактивных двигателей, поездов на воздушной подушке, а также на постоянные размышления философского характера. Несмотря на арест в ноябре 1919 г. по ложному обвинению в принадлежности к белогвардейскому подполью и двухнедельное пребывание на Лубянке, в последние годы жизни он не был обделен вниманием энтузиастов межпланетных полетов и представителей Советской власти. Ему была назначена персональная пенсия и для семьи выделен академический паек. В честь 75-летия ученого в Калуге и Москве состоялись торжественные заседания, а 27 ноября 1932 г. на заседании Центрального исполнительного комитета СССР Циолковскому был вручен орден Трудового Красного Знамени. К юбилею был подготовлен сборник избранных трудов, а улицу, на которой он жил, переименовали в улицу Циолковского. Тогда же ряду учреждений Калуги было присвоено имя знаменитого земляка.

Многие идеи Циолковского значительно опережали свое время. В начале 30-х годов ХХ века, когда полным ходом шла индустриализация СССР, большое внимание уделялось развитию авиации и дирижаблестроению. Для разработки металлического дирижабля конструкции Циолковского была создана специальная группа из 50 человек. Однако даже попытки изготовления летающей модели дирижабля объемом всего 1000-3000 кубометров завершились ничем. В то время в СССР не было ни технологии герметичной сварки гофрированных стальных листов толщиной всего 0,1-0,15 мм, ни квалифицированных специалистов для быстрого ее освоения. Еще раньше по тем же причинам Циолковскому пришлось отказаться от применения более легкого и перспективного алюминия, сварка которого тогда еще вообще не применялась.

Хотя Циолковский был многогранной творческой личностью, обладал широтою взглядов и обижался на неприятие свежих и необычных идей другими людьми, он и сам иногда грешил тем же самым. Например, ученый так и не признал теорию относительности А. Эйнштейна и до последних своих дней остался приверженцем классической механики И. Ньютона. Философские работы ученого, основанные на причудливой смеси материализма с идеализмом, утопизма и социалистических идей, не соответствовали идеалам марксизма-ленинизма, и их издание стало возможно только после развала СССР. Основная их часть появилась в виде единого сборника под названием «Гений среди людей» лишь в 2002 г.

Всемирно признанный основоположник космонавтики К. Э. Циолковский скончался 19 сентября 1935 г.

Наша страна отметила 150-летний юбилей ученого запуском грузового корабля «Прогресс М-61», названного «Константином Циолковским». 5 августа этот корабль успешно состыковался с Международной космической станцией и доставил членам ее 15-й экспедиции продукты питания, оборудование и материалы для научных экспериментов, а также топливо для подъема орбиты научного комплекса.

Судьбы талантливых пионеров ракетной техники Цандера и Кондратюка были во многом схожи. Они родились с разницей в 10 лет, и оба ушли из жизни в возрасте около 45 лет в расцвете своей творческой и изобретательской деятельности.

Иллюстрация
Ф.А. Цандер.

Фридрих Цандер родился 23 (11) августа 1887 г. в Риге, в семье доктора медицины Артура Цандера. Мать Фридриха, урожденная Елена Готшальк, умерла в 1889 г. при родах дочери. Дальнейшие заботы о пятерых ребятишках легли на плечи отца, работавшего в городском зоологическом музее. Спустя год А. Цандер пригласил в дом молодую экономку Б. Конради, которая в 1891 г. вышла за него замуж и стала для многочисленной семьи заботливой матерью.

Отец часто брал детей с собой в музей, знакомил их с экзотическими животными и коллекцией метеоритов, рассказывал о звездах и предполагаемой жизни на других планетах. Не удивительно, что способный и наблюдательный Фридрих с малых лет увлекся идеей полетов к загадочным планетам и звездам. Вскоре его самыми любимыми стали книги Ж. Верна «С Земли на Луну прямым путем за 97 часов 20 минут» и «Вокруг Луны», имевшиеся в богатой домашней библиотеке.

Ф. Цандер получил прекрасное образование. После домашнего начального обучения и двухгодичной частной подготовительной школы он с отличием окончил реальное училище, а затем механическое отделение Рижского политехнического института (РПИ). В связи с временным закрытием института из-за студенческих волнений он дополнительно три семестра проучился в Высшем Королевском техническом училище в Данциге (Гданьск). Там Цандер освоил стенографическую запись по системе Габельсбергера и для экономии времени стал вести свои дневники в зашифрованном виде на немецком языке. По этой причине значительная часть его рукописей до сих пор окончательно не обработана и не опубликована.

В 1914 г., получив диплом инженера-технолога, Цандер поступил работать на завод «Проводник», а в августе 1915 г. вместе с ним эвакуировался в Москву и остался жить там.

Еще в годы учебы в реальном училище Фридрих Артурович завел специальную тетрадь, в которую стал заносить свои мысли и краткие отчеты о результатах собственных исследований. В 1908 г. он купил астрономическую трубу и начал проводить наблюдения Луны, планет и звездных скоплений. По его инициативе в 1908 г. студенты РПИ организовали «Первое рижское студенческое общество воздухоплавания и техники полета», а в следующем году построили планер и научились на нем летать.

Уже в годы учебы в институте Цандер сделал обзор работ по созданию летательных аппаратов, провел расчеты истечения газов из сосуда и начал изучать возможности преодоления силы тяготения Земли. Для достижения космических скоростей он решил использовать в качестве дополнительного топлива металлическую конструкцию самой ракеты. Над решением проблем использования металлического горючего Цандер трудился в общей сложности около двух десятилетий.

В отличие от Циолковского, Цандер верил в возможность создания межпланетного корабля не в далеком будущем, а уже в ближайшие годы, на базе достигнутого уровня развития науки и техники. Эта уверенность позволила ему сравнительно быстро перейти от начальных теоретических изысканий к конкретным инженерным расчетам, а затем к созданию реальных конструкций — ракетных двигателей ОР-1, ОР-2, 10 и первой в СССР жидкостной ракеты ГИРД-Х. В 20-е годы он усиленно занимался проблемами разработки ракетных двигателей и ракет, изучал проблему защиты межпланетного корабля от метеоритов, создал методику расчета жидкостных ракетных двигателей (ЖРД) и провел обширные исследования по механике космического полета, уделяя основное внимание выбору оптимальных траекторий полета к Марсу. Тогда же он наладил переписку с Циолковским.

8 июня 1924 г. в Комитет по делам изобретений была отправлена заявка на патент «Описание межпланетного корабля системы Ф. А. Цандера». Двухступенчатый аппарат изобретателя представлял комбинацию большого и малого аэропланов, оснащенных поршневыми и ракетными двигателями. По мере увеличения скорости и высоты полета крылья и другие элементы большого самолета, изготовленные из дюралюминия или магния, постепенно складывались и втягивались в специальный котел, где расплавлялись и подавались в камеру сгорания ракетного двигателя. В космос выходил только маленький самолет, имевший собственные двигатели, запасы топлива и систему жизнеобеспечения экипажа.

Ради скорейшей реализации своих идей в октябре 1926 г. Цандер перешел работать в Центральное конструкторское бюро Авиатреста при заводе № 24. Здесь он вместе с помощниками продолжил эксперименты по сжиганию металлов, результаты которых легли в основу статьи под названием «Вопросы конструирования ракеты, использующей металлическое топливо», которая увидела свет уже после смерти автора в 5-м выпуске сборника «Ракетная техника» в 1937 г.

Будучи грамотным инженером, Цандер прекрасно понимал, что грандиозную задачу выхода в космос способны решать лишь большие коллективы ученых, инженеров и рабочих, поэтому всемерно старался пропагандировать идеи межпланетных полетов среди общественности. Он часто выступал с докладами не только в Москве, но и в других городах страны. 20 июня 1924 г. на организационном собрании Общества изучения межпланетных сообщений Цандер был избран председателем его научно-исследовательской секции.

В 1925 г. Ф. Цандер приступил к работе над монографией под названием «Перелеты на другие планеты». Основная часть рукописи планировавшейся книги была опубликована в 1961 г., а в полном виде — в 1964 г. в сборнике «Пионеры ракетной техники. Кибальчич, Циолковский, Цандер, Кондратюк. Избранные труды». В одном из разделов этой работы Фридрих Артурович показал, что для достижения другой планеты с минимальными энергетическими затратами необходимо лететь по эллиптической траектории, касающейся орбит планеты отправления и планеты-цели. По имени немецкого ученого В. Гомана, первым предложившего такие траектории в 1925 г., они стали называться «Эллипсами Гомана» или «Гомановскими траекториями».

Цандер также указал на возможность значительного увеличения скорости межпланетного корабля без затрат топлива за счет облета промежуточной планеты. Маневры увеличения скорости путем гравитационного воздействия небесных тел называются гравитационными или пертурбационными. Такие маневры, впервые предложенные Кондратюком в рукописи «Тем, кто будет читать, чтобы строить», в настоящее время широко применяются практически при всех полетах к дальним планетам, астероидам или кометам. Впервые гравитационный маневр для сокращения времени полета космического зонда «Пионер-11» к Сатурну был совершен при пролете Юпитера 3 декабря 1974 г.

Ф. Цандер приступил к работе над созданием ЖРД в 1926 г. Экспериментальный двигатель ОР-1 тягой 145 г (1,42 Н) был изготовлен в 1929 г. на основе обычной паяльной лампы. В 1931 г. началась разработка ЖРД тягой 50 кг (ОР-2), а затем — 70 кг (под индексом 10).

В сентябре 1931 г. при Осоавиахиме была создана Группа изучения реактивного движения (ГИРД или МосГИРД), руководителем которого избрали Цандера, а председателем технического совета — Королева. В 1932 г. она стала научно-исследовательской и опытно-конструкторской организацией. После реорганизации руководителем ГИРД был назначен Королев, а Цандер возглавил первую бригаду, которая в 1933 г. разработала ракету ГИРД-Х массой 29.5 кг, рассчитанную на полет до высоты 56 км.

Напряженная работа без выходных и праздников в течение многих лет, смерть малолетнего сына и другие неприятности сильно подорвали здоровье Цандера. По настоянию врачей и уговорам товарищей в марте 1933 г. он отправился на отдых и лечение в Кисловодск, но в пути тяжело заболел тифом и 28 марта ушел из жизни. Из-за сильной занятости текущими делами результаты большинства его научных изысканий не были своевременно опубликованы, что привело к утере Цандером своего приоритета на многие перспективные идеи и разработки.

Иллюстрация
Ю.В. Кондратюк.

Еще более драматично сложилась судьба Ю. В. Кондратюка, оставшегося в истории космонавтики под чужим именем. Именно по этой причине о нем в течение долгих лет почти ничего не писали, а многие детали его истинной биографии тщательно скрывались. Настоящее его имя — Александр Игнатьевич Шаргей — стало известно миру лишь в 1987 г.

А. И. Шаргей родился 21 (9) июня 1897 г. в Полтаве в семье студента университета Игнатия Бенедиктовича и учительницы географии и французского языка Людмилы Львовны. Незадолго до рождения сына за участие в студенческих демонстрациях отец был исключен из Киевского университета, а впечатлительная мать арестована и подвергнута допросам.

Первые годы жизни Саша провел с матерью в Полтаве, но в 1902-1903 гг. здоровье Л. Шаргей резко ухудшилось, и ее поместили в частную лечебницу для душевнобольных (где она и скончалась в 1913 г.). После этого Саша жил и воспитывался у бабушки и ее второго мужа А. Даценко. Примерно с десятилетнего возраста он некоторое время находился рядом с отцом в Петербурге и учился в гимназии. В 1909 г. И. Шаргей вступил в гражданский брак с Е. Кареевой, но после рождения дочери Нины в 1910 г. тяжело заболел и умер. Став сиротой при живой еще матери, Саша вновь оказался на воспитании бабушки и крестного отца А. Даценко.

Шаргей в 1916 г. завершил учебу в гимназии с серебрянной медалью и поступил в Петроградский политехнический институт, но уже в ноябре был призван в армию и отправлен в школу прапорщиков. В 1917 г. свежеиспеченный офицер попал на Кавказский фронт. После Октябрьской революции началась всеобщая демобилизация, но по пути домой Александр Игнатьевич был задержан и мобилизован в Белую армию. При первой же возможности он сбежал и некоторое время жил в Полтаве у своего товарища по гимназии, а в конце июня 1918 г. приехал в Киев, где тогда находилась Е. Кареева с дочерью Ниной. Здесь Шаргей работал электриком, грузчиком, кустарем-слесарем, занимался репетиторством и т.д.

После захвата Киева 31 августа 1919 г. деникинцами Шаргей снова оказался в рядах белогвардейцев. По пути в Одессу он еще раз сбежал и до начала 1921 г. работал сцепщиком и смазчиком вагонов в городе Смела, а затем перебрался в Малую Виску Херсонской губернии.

1 марта 1921 г. в Киеве умер от туберкулеза студент университета Ю. В. Кондратюк. Его брат работал учителем в школе, где училась Нина Шаргей. Кареевой удалось достать документы Кондратюка и передать их Саше. Таким образом, с 15 августа 1921 г. А. Шаргей превратился в Ю. Кондратюка, 1900 г. рождения, уроженца г. Луцк Волынской губернии. После этого он был Шаргеем лишь в течение несколько месяцев в 1922 г., когда безуспешно попытался перейти польскую границу для продолжения учебы в Копенгагене.

А. Шаргей заинтересовался проблемами межпланетных полетов еще в годы учебы в гимназии. Свою первую рукопись без названия он написал в школе прапорщиков перед отправкой на фронт. В ней Шаргей привел выведенную собственным методом основную формулу ракетодинамики, т.е. формулу Циолковского, и обосновал целесообразность вертикального взлета ракеты в условиях наличия плотной атмосферы (Циолковский спустя десять с лишним лет все еще предлагал старт под небольшим углом к горизонту). Он также показал возможность значительной экономии топлива при посадке космического аппарата за счет его торможения в атмосфере.

Вторую, более детальную рукопись, озаглавленную «Тем, кто будет читать, чтобы строить» и впервые опубликованную в 1964 г., Шаргей написал в 1918-1919 гг. во время пребывания в Киеве. Она содержала более десятка перспективных идей, реализованных на первом же этапе полетов в космос. К ним относятся предложения использовать гравитационные маневры, изменяемые сопла, сбрасываемые теплозащитные экраны, индивидуальные ложементы кресел, топливные насосы, гироскопы, шлюзы и скафандры для выхода в открытый космос, шахматное расположение форсунок для лучшего перемешивания кислорода и водорода, малого посадочного аппарата для высадки людей на небесные тела и т.д.

С октября 1925 г. Кондратюк работал на строительстве элеваторов на Северном Кавказе. В мае 1926 г. он получил рецензию В. П. Ветчинкина на третий вариант своей рукописи, получившей название «О межпланетных путешествиях». Вскоре переработанный четвертый вариант рукописи «Завоевание межпланетных пространств» был отправлен обратно в Москву, но ее отказались печатать из-за разногласий между «Главнаукой» и типографией. Она была опубликована на собственные средства автора в январе 1929 г. в Новосибирске, где Кондратюк жил и работал с августа 1927 г. Сразу же после выхода Кондратюк отправил свою книжку Циолковскому. С этого момента Юрий Васильевич стал известен как один из талантливых пионеров ракетной техники.

В 1932 г. Ю. Кондратюк и его бывший начальник по краевой конторе «Хлебопродукт» П. Горчаков приняли участие в конкурсе на разработку эскизного проекта мощной Крымской ветроэлектростанции, а 12 февраля следующего года по личному вызову наркома С. Орджоникидзе приехали в Москву. Во время пребывания в Москве Кондратюк посетил ГИРД, но на приглашение перейти в эту ракетную организацию ответил вежливым отказом. Вероятней всего, причиной тому была слишком большая вероятность раскрытия его истинной биографии во время тщательных проверок при приеме на засекреченную работу. Тем более, что он освободился от двухлетнего заключения и ссылки по обвинению во вредительстве при строительстве зерносклада в Камне-на-Оби всего год назад и не мог тут же снова рисковать своей жизнью.

После конкурса Кондратюк некоторое время работал над проектом в Харькове, а потом их группу перевели в Москву. Не имея там собственного жилья и опасаясь за свои рукописи по космонавтике, в июле 1938 г. Юрий Васильевич передал их на хранение Б. Н. Воробьеву — издателю, редактору и хранителю творческого наследия Циолковского. От него в начале 1960-х гг. научный архив Кондратюка попал в Институт истории естествознания и техники АН СССР.

6 июля 1941 г. Кондратюк вместе с другими сотрудниками конторы по строительству Крымской ветроэлектростанции (ПЭКВЭС) был мобилизован в московское народное ополчение и в тот же день отправлен на фронт. Долгое время считалось, что Кондратюк пропал без вести 3 октября 1941 г. Поскольку он мог попасть в плен к немцам, время от времени стали появляться даже домыслы о возможном его сотрудничестве с В. фон Брауном при создании ракеты «Фау-2». Такие предположения, наравне с тайной превращения Шаргея в Кондратюка, выявленной сотрудниками КГБ к 1964 г., являлись дополнительной причиной умалчивания его имени в печати. По последним данным, добытым сослуживцем Кондратюка  Б. Романенко, он погиб 23-25 февраля 1942 г. в Болховском районе Орловской области во время боя на Кривцовском плацдарме Брянского фронта.

Наравне с Б.И. Романенко и А.В. Даценко изучением биографии Кондратюка много занимались и новосибирцы. Первым о нем 25 декабря 1957 г. написал в газете «Молодость Сибири» А. Буткевич. В 1959 г. появились статьи Я. Шаевича. В марте 1960 г. «Сибирские огни» напечатали воспоминания Л. Лифшица и О. Горчаковой о Кондратюке. В августе 1962 г. в журнале «Авиация и космонавтика» появился очерк Буткевича и Шаевича «Звездный мечтатель». В те годы журналисты подробно проследили жизненный путь истинного Кондратюка вплоть до его поступления в Киевский университет в 1918 г.

А. Раппопорт заинтересовался неизвестным ему знаменитым новосибирцем в 1969 г. Его очерк «Стало целью моей жизни…» появился в № 10 «Сибирских огней» в 1984 г. В следующем году по Центральному телевидению СССР был показан документальный фильм «Хлеб и Луна», снятый Свердловской киностудией по сценарию Раппопорта. В 1990 г. в Новосибирском книжном издательстве вышла его книга «Траектория судьбы», раскрывшая перед читателями истинную биографию Кондратюка-Шаргея (правда, уже после Б. Романенко).

Много усилий потратил для сохранения памяти о Кондратюке в нашем городе инженер проектного института «Сибгипрошахт» С. А. Козлов (1913-1995). Только благодаря его стараниям удалось сохранить от сноса двухэтажное здание по ул. Советской, 24, в котором жил и работал Кондратюк, когда рядом началось возведение 9-этажного жилого дома. Постановление о создании Научно-мемориального центра им. Ю.В. Кондратюка в этом здании было принято 7 июля 1993 г. Вскоре Сергей Александрович и другие энтузиасты добились присвоения одной из площадей вблизи центра Новосибирска имени Ю. В. Кондратюка.

Кому интересны более подробные сведения о Королеве, Циолковском, Цандере и Кондратюке, могут обратиться к журналу «Теплофизика и аэромеханика» (№ 4 за 2006 г., №№ 3 и 4 за 2007 г.).

стр. 10-11

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?13+442+1