Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 38 (2274) 29 октября 2000 г.

ПЕДАГОГИКА: ОТ "ДЕТОВОЖДЕНИЯ"
К НАЦИОНАЛЬНОЙ ДОКТРИНЕ

Александр ДАХИН

г.Новосибирск

В 1999 году были опубликованы проекты важных документов, касающихся федеральной программы реформирования системы образования. Это, в первую очередь, Национальная доктрина образования и Концепция структуры и содержания 12-летнего общего среднего образования. Давайте бросим критический взгляд на эти, достаточно широко обсуждаемые сейчас проекты и сделаем некоторые выводы.

Из истории школьных реформ

Попытки нововведений в образовании предпринимались неоднократно. Но, к сожалению, они чаще носили политический характер. Вспомнить хотя бы Указ президента 1, положения которого хотя и плавно перекочевали в Закон "Об образовании", но все же остались далеки от реализации. Если продолжить перечисление в обратной хронологической последовательности, то из наиболее важных, на мой взгляд, стратегических мероприятий можно назвать решение пленума ЦК КПСС 1984 года, с помощью которого попытались преодолеть отдельные недостатки. Но перестройка 1985 года прервала выполнение, пусть порой формальных, но поэтапных мероприятий.

Период хрущевской реформы закончился постановлением ЦК КПСС "О мерах дальнейшего улучшения работы средней общеобразовательной школы". В нем впервые довольно-таки жестко названы причины кризиса школы, а в адрес министерства просвещения прозвучал упрек о плохой работе по преодолению несоответствия учебных планов и программ современному уровню научных знаний. Кроме того, отмечалась значительная перегрузка школьников обязательными учебными занятиями, что отрицательно сказывалось на прочности знаний учащихся и их состоянии здоровья.

В 1918 году Луначарским была подготовлена доктрина образования для демократической России. Вместе с Крупской они постепенно вытесняли из сознания учительства авторитарные стереотипы. Однако, в 1936 году педология была разгромлена, произошел откат к командно-административной модели обучения и управления школой.

А в 1899 году была спроектирована доктрина для русской школы ХХ века, для чего было создано "Педагогическое общество". Таким образом, видим, что обсуждаемый нами проект доктрины далеко не первый.

Природосообразность:
единообразие и индивидуальность

Более 300 лет назад Я.Коменский впервые описал в своей "Великой дидактике" основной закон педагогической теории, который получил название природосообразность. Кратко его можно определить так. Куда не влекут способности ребенка, туда его не толкай. Бороться с природой - напрасное дело. Учитель есть помощник природы, а не ее владыка. Недостаток в каком-то одном направлении учебы школьника пусть восполнится в другой части его образования.

По приглашению парламента Англии в течение года Коменский обращал в свою педагогическую веру элиту английского общества и одновременно увлек своими идеями пилигримов, которые в последствии отправились осваивать Америку, где и стали учить детей, руководствуясь принципами "Великой дидактики". Таким образом творческое зерно великого педагога попало в благодатную почву американской школы.

У нас же при создании первых российских гимназий (начало 19 века) выбрали что попроще -- прусскую модель обучения, основанную на образовательном стандарте и типовых программах. Уже в начале 20 века Россия по темпам промышленного развития обгоняла Америку и Германию. Предвидя еще большее развитие экономики, министр просвещения Николай Боголепов добился согласия императора на реформирование школы загодя, чтобы избежать распространенных в Европе ошибок. И уже в 1900 году доктрина образования была доложена председателем "Педагогического общества" Павлом Виноградовым на министерской комиссии по школьной реформе. Эта доктрина составлена в русле общенациональной стратегии развития и полностью соответствовала русской национальной идеи того времени: "Православие, самодержавие, народность".

Известна также доктрина Петра Каптерева, который в своих "Дидактических очерках" описал систему средств и путей, ведущих к выработке научного мировоззрения, а также анализ образовательного процесса, основанный на общепсихологической точке зрения. П.Каптерев предложил практический подход к реализации свободного педагогического труда, гарантирующего конечный результат. "Каждому человеку, жаждущему образования, необходимо овладеть разными начатками, - писал он, - т.е. выучиваться читать, писать, считать, элементам природоведения и обществоведения. Поэтому всего легче определить состав элементарного курса. Но далее постановка образования значительно затрудняется: один охотно занимается одним предметом, другой - другим. ... Вынуждение стесняет личность, противоречит ее естественным склонностям и вместе притупляет ее". Каптерев предложил оптимальное сочетание образовательного минимума (а не стандарта) с развитием индивидуальных способностей ребенка т.е. личностно-ориентированный подход).

Революционная стихия прервала все реформы в стране. Но уже в 1918 году началась работа над созданием системы образования для новой России. И в 20-х годах она уже показала себя, т.к. успешно поощряла умных, предприимчивых, оборотистых, к каждому подходила индивидуально. И, пожалуй, самым ярким примером ее воплощения являются детские коммуны, созданные А.Макаренко. Именно там принцип природосообразности нашел свое эффективное применение.

Педагогическая практика Макаренко, основанная на самореализации воспитанников, подрывала социальную базу тоталитарного режима, движущей силой которого были люмпены-шариковы. В 30-е годы Сталин прикрыл все демократические нововведения в образовании, понимая, что саморазвитие, свобода выбора обучающихся не приведут к воспитанию послушных сторонников коммунистического общества. И опять произошел возврат к прусской модели, как нельзя лучше подходившей менталитету вождя всех времен и народов. Советская педагогика значительно преуспела в реализации прусской (или ЗУНовской) модели обучения, которую Е.Ямбург назвал дезадаптивной. "Ни в одной стране мира, - писал он, - никто не ставит перед собой задачи такое количество знаний, умений и навыков (ЗУН) ногами впихивать в голову ребенка. Нигде так не учат, как мы, - жестоко, мощно, против шерсти". Для примера взять хотя бы школьный курс физики. С 7 по 11 класс обучающийся должен усвоить около 1300 базовых понятий, хотя для такого срока вполне приемлемо 600 терминов. Это соответствует возможностям среднего школьника. Американский школьник, к примеру, усваивает не более 300 физических понятий. Это ближе к образовательному минимуму.

Однако советская педагогика порождала и свои природосообразные дидактические системы. Так, в 60-е годы Ю.К.Бабанский выдвинут теорию оптимизации учебного процесса и достаточно успешно осуществил ее в ростовских школах. Методы и средства обучения, предложенные Ю.Бабанским, достаточно актуальны в новых условиях становления личностно-ориентированной образовательной парадигмы, вариативности обучения, открытости образовательных систем.

И.Раченко в 70-е годы разработал интегративную педагогику, которая нашла свое широкое внедрение в Ставропольском крае. Ученый успешно разрешил проблемы предметоцентрированного обучения, фрагментарности знаний и организации обучения. Были и другие попытки модифицировать ЗУНовскую модель.

Из всего сказанного можно сделать общий вывод. Для того, чтобы образовательная система развивалась, необходимо гибкое сочетание унифицированных, типовых подходов с вариативностью и индивидуальностью. Развитие невозможно как при абсолютно жестких, регламентированных структурах, так и при полной разупорядоченности и хаосе. Необходимо сочетать то и другое. Поэтому реформирование образования должно происходить на научной основе так, чтобы удалось установить этот оптимум.

Ведомственная инициатива
или истинная стратегия?

Перейдем к современный документам. Концепция структуры и содержания 12-летнего образования логически исходит из национальной доктрины. Назовем только некоторые общие их положения.

1) Применение здоровьесберегающих педагогических технологий.

2) Адаптация к социальным изменениям.

3) Формирование системы научных знаний.

4) Развитие непрерывной системы образования.

5) Внедрение современных информационных технологий и т.д.

Все эти положения бесспорны. И, наверное, для доктрины и концепции достаточно тезисного их изложения. Но вот поэтапное внедрение? Кто будет все это осуществлять? Вопрос пока открытый. Можно также вспомнить, что за последние 10 лет сменилось 7 министров образования. И каждый стремился выступить со своими проектами. Не получится ли и на сей раз простая декларация? Даже сейчас видно, что в подготовке этих документов преобладает узко ведомственный подход. Доктрина образования пока не стала общенациональной. Сразу же возникает вопрос, а почему именно образование является той приоритетной сферой, инвестиции в которую будут наиболее эффективными и принесут отдачу в ближайшее время? В доктрине прописаны ориентировочные процентные составляющие бюджета на образование: до 2003 г. - 6%; до 2010 г. - 8%; до 2025 г. - 10%. Но если вспомнить хотя бы последние техногенные катастрофы и желание многих политиков использовать конъюнктуру в своих интересах через соответствующие депутатские лобби, то цифры эти также могут быть скорректированы не в пользу образования. Поэтому вопрос о гарантиях исполнения доктрины на правительственном уровне остается не решенным. Все же мы не подошли к осознанию общенациональной идеи, и наша доктрина образования не является логическим продолжением ее. Опыт прошлого пока не востребован.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?12+113+1