Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2018

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 35-36 (2171-2172) 25 сентября 1998 г.

ДВЕРИ В МИР ИСКУССТВА

Говоря о достопримечательностях новосибирского Академгородка, не обойдешь вниманием и Выставочный зал Дома ученых. Он начал свою работу в 1965 году, а спустя пять лет получил статус филиала Новосибирской картинной галереи. В апреле 1970 года директором галереи стала Галина Лаевская. В ее профессиональной жизни столько замечательных встреч, событий, знакомств... Множество людей 28 сентября поздравят Галину с юбилеем. Редакция "НВС" оказалась самой первой и выражает уверенность, что 50-летие -- это только старт перед новыми дистанциями -- новыми выставками. А первый подарок Галина Леонидовна сделала себе сама -- открыла выставку "Художники Академгородка". За 28 лет работы Г.Лаевской было проведено более 600 различных выставок.

-- Можете ли вспомнить свою самую первую выставку?

-- Не могу хронологически сказать, что это была первая, но именно эта запомнилась, и она точно была в первый год моей работы -- 1970-й. Это выставка знаменитого мордовского скульптора Степана Эрзи, тогда вновь открываемого, потому что он только вернулся из эмиграции из Аргентины. Биография этого человека интересная, захватывающая, и художник он уникальный. Большая коллекция его работ хранится в музее в Саранске. В музеях русского искусства С.Эрзю почитают наравне с С.Коненковым. Выставка работ Степана Эрзи -- одна из немногих, если вообще не единственная выставка скульптуры, которая прошла в Доме ученых. Конечно, она на меня произвела огромное впечатление просто как на зрителя. Скульптуры Эрзи выполнены из особотвердых пород аргентинских деревьев -- альгаробо и вильбраха, поверхность специальным образом обработана и выглядит как металлическая. Посетители так и норовили потрогать, постучать, поцарапать... Я совмещала обязанности и смотрителя, и хранителя, и экскурсовода, очень волновалась, особенно трепетно относилась к тому, чтобы не подходили близко к произведениям. И вот, наблюдаю за одним юношей, который переходит от скульптуры к скульптуре и внимательно все разглядывает. Вдруг, стоя у одной из работ, он чихает. Я подбегаю и говорю, не подозревая о нелепости своей претензии: "Вы почему чихаете на скульптуру?" Он удивленно поворачивается и отвечает: "А дышать-то можно здесь?" Такая была гиперответственность за доверенные произведения.

-- Были ли в нашей галерее уникальные выставки?

-- Я считаю, были. Не буду сейчас останавливаться на тех, которые были "до меня" и составили славу Дома ученых -- выставки работ Павла Филонова, Роберта Фалька, Михаила Шемякина.

Среди выставок, которые я организовала, мне кажется, уникальной можно назвать выставку Зинаиды Серебряковой. Готовя свой диплом искусствоведа на тему "Серебрякова. Французский период творчества", я познакомилась через переписку с ее детьми. И это замечательное общение вылилось в выставку. Татьяна Борисовна Серебрякова, дочь Зинаиды, сама театральный художник, сделала все, чтобы хоть небольшую часть заграничного периода творчества матери привезти в Россию. Выставка была уникальной еще и в отношении техники исполнения: пастель, не закрепленная специальными составами, транспортировке не подлежит. А Татьяна Борисовна рискнула мне доверить эту коллекцию для экспонирования в Сибири. Я ее перевозила самолетом и всю дорогу держала на вытянутых руках, чтобы работы не сотрясались.

Можно вспомнить и выставку Пиросмани. Надо сказать, что его картины писались на клеенке, многие неважно сохранились. Но мы нашли интересный ход, назвали выставку "Пиросмани и его время". Были отобраны около 20 произведений художника, дополняли их предметы культуры его края: ковры, посуда, чеканка и фотографии конца XIX -- начала XX века, которые представляли быт городского и деревенского населения Грузии. Во время работы выставки звучала кахетинская музыка.

-- Значит, вам приходится не только организовывать, но и продумывать, монтировать, оформлять выставки, т.е. делать всю работу от начала до конца?

-- Да, я называю себя специалистом широкого профиля: делаю все, что связано с организацией выставок, административную и техническую работу, пишу статьи.

-- Галина Леонидовна, скажите, была ли какая-то четкая линия, направленность в вашей деятельности?

-- Я поняла, что в своей работе нужно входить в контакты с музеями, в которых хранятся малоизвестные сибирскому зрителю произведения. Так возникла идея выставки М.Волошина. Акварели Волошина я чуть ли не первая вывезла из Феодосийского музея. Волошин еще не был популярным, еще не был издан сборник его стихов... Нам удавалось быть чуть-чуть впереди времени, именно за счет того, что в Академгородке была атмосфера демократизма и, если хотите, вольнодумства. Секретарями райкома, как правило, были наши ученые. И в связи с обособленностью района, до города иногда поздно доходила информация о наших идеях.

При выставочном зале был Совет, председателями были ученые большой культуры: К.Боголепов, Л.Фирсов, Ю.Щербаков. До 1988 года Совет обсуждал, что здесь экспонировать. В последние 10 лет такие обсуждения потеряли смысл. Раньше были идеологические причины и нужен был совещательный орган, а сейчас технические вопросы обсуждать смысла нет.

1988 год стал печальным рубежом в нашей деятельности. Разом прекратились командировки, а, значит, и возможности договориться о выставках; были ограничены расходы по транспортировке, приглашениям художников... Помню, раньше хорошо помогал Чкаловский завод: предоставлял самолет для перевозки экспозиций. Многие экспонаты я сама перевозила. Вот на этом плече висела папка и с Дюрером, и с Рембрантом, и с Гойей. Сейчас, конечно, с ужасом думаю, как решилась. В наши дни из города в городок эскорт нужен.

-- Как сейчас организуются выставки? Существуют ли планы работы галереи?

Каждый год в октябре я составляю план на следующий год и стараюсь по нему работать. Сейчас больше внимания уделяем местным художникам. У нас в Академгородке создалась своя художественная среда, которую необходимо питать общением. Так наш выставочный зал отчасти приобрел семейный оттенок, потому что мы много выставляем городковских художников. Стерлись грани между профессиональным и непрофессиональным искусством. Авторы знакомы жителям и выставки получаются особенно теплые, проникновенные, хорошо посещаются. Кстати, несмотря на трудные времена, посещаемость у нас ничуть не снизилась, все выставки пользуются большим вниманием. В среднем, проходит 24--25 выставок в год. Это вместе с экспозициями в Зимнем саду. Зимний сад -- стартовая площадка для начинающих художников. А также для тех, кто работает медленно и понемногу и им не нужно больших помещений. Практикуем так называемые "пограничные выставки" -- прикладное искусство, вышивка, фитодизайн, керамика, гобелен, бонсай. Одним словом, держим открытыми двери нашей галереи для всех.

Беседовала В. Макарова.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?27+192+1