Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 13 (2349) 1 апреля 2002 г.

ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ
АКАДЕМИКА Н.ДОБРЕЦОВА

22 марта председатель Сибирского отделения РАН академик Н.Добрецов провел в новосибирском Академгородке пресс-конференцию для новосибирских журналистов, посвященную итогам состоявшегося 20 марта в Москве совместного заседания президиума Госсовета, Совета безопасности России и Совета по науке и высоким технологиям при Президенте страны. Академик Н.Добрецов участвовал в его работе, будучи членом Совета по науке. Обсуждался вопрос "Об основах политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу".

Обсуждены и приняты основы политики России в области развития науки и технологий. Провозглашен переход на инновационный путь развития экономики страны и в соответствии с этим — развитие науки становится важнейшим приоритетом государства.

Фактически, последнее обсуждение на уровне высшего руководства страны аналогичного вопроса о путях развития науки было лишь в 80-е годы, т.е. четверть века тому назад (хотя отдельные правительственные постановления по науке выходили). На заседании было много выступающих. Я предполагал, что это будет чисто парадное мероприятие, поскольку все вопросы были предварительно согласованы, как и список самих выступающих: министр атомной промышленности Румянцев; член-корреспондент Ковальчук, ученый секретарь Совета по науке; губернатор Толоконский и министр образования Филиппов. Пятый из фиксированных выступающих — полпред президента Кириенко — от выступления отказался.

Кроме этого, выступило еще 15 человек — практически все желающие. Завязалась довольно острая дискуссия и был внесен ряд дополнений к решению этого совещания. В частности, академик Примаков и мэр Москвы Лужков внесли предложения по поводу зафиксированного минимального объема финансирования науки из госбюджета, которое записано в приложении. Цифры были даны без учета годовой инфляции и выступающие предложили принять эти цифры с учетом корректировки ежегодной инфляции (и это понятно, потому что первые три-четыре года инфляция съест весь прирост и дополнительного финансирования не окажется) и поэтому настояли на том, чтобы цифры давались в процентах от ВВП и чтобы к 2010 году достичь необходимых 4 процентов расходования средств на науку от ВВП, в соответствии с ранее принятым Законом о науке. Путин дал поручение правительству внести необходимые корректировки в документ, но сделал оговорку, что следует увязать эти цифры с реальными планами правительства. Скорее всего, компромисс будет достигнут.

Было много выступлений по поводу того, что нужно совершенствовать налоговое законодательство. Среди выступающих был наш академик Скринский, он выступил коротко, но дал письменное предложение, в том числе по вопросу кредитования бюджетных организаций, поскольку кредиты нужны для организации инновационной деятельности институтов.

Важнейшим выводом из принятых документов является переход на инновационный путь развития страны, а посему нам нужно создавать национальную инновационную систему, где важнейшим компонентом являются наука и технологии. Такая система должна создаваться на основе государственного регулирования через законы, налогообложение, льготы и т.д.

А вторая часть этой системы — развитие наукоградов, районов с высокой концентрацией научно-технического потенциала. Об этом, в частности, говорил и Толоконский, предложивший в экспериментальном порядке продемонстрировать возможности ускорения инновационного процесса на примере новосибирского Академгородка.

Вы знаете, что работает группа, готовящая предложения по изменению налогообложения в новосибирском Академгородке (чтобы большая часть налогов, которая здесь собирается — а это немалая сумма, более 500 млн руб., оставалась на решение социальных, транспортных и всех прочих вопросов).

И в заключение своего выступления Толоконский внес очень интересное предложение, которое мы уже обсуждали и на собрании Новосибирского научного центра — передать НГУ в Сибирское отделение.

Для начала все. Я готов отвечать на вопросы. Правда, есть недоразумение. В некоторых средствах массовой информации прозвучало якобы внесенное на заседании предложение в два раза сократить численность институтов. Эта цифра, скорее всего, возникла из намерения Академии наук вдвое сократить число своих специализированных отделений (из 18 сделать 9). Никаких провозглашений о сокращении численности институтов и сотрудников, тем более в два раза, не было. Хотя во вступительном слове Путин говорил, что, поскольку число ученых в России за последнее десятилетие уменьшилось в два раза, то не совсем логично пытаться увеличивать численность научных учреждений, поэтому надо укрупняться, концентрировать исследования на крупных направлениях и даже ликвидировать неперспективные научные организации. Но все это должно пройти на основе тщательной инвентаризации материальной базы, кадрового состава и результатов работы за последние годы. В какой-то мере это коснется и институтов Академии наук.

Вопрос: — Какие были приняты основные документы на этом заседании?

Ответ: — Одобрен список научных приоритетов и список критических технологий, правда, по ним были замечания: одни предлагали расширить список приоритетных научных направлений, другие — наоборот, сократить. Путин попросил ученых самих сообща решить эти вопросы и выбрать необходимое число направлений и приоритетов исследований.

Прозвучало, что, по-видимому, следует оставить все, что вошло в документы, но ранжировать этот перечень. И это ранжирование (последовательность) проводить более менее регулярно, по годам — выбирать главное. Решено создать несколько крупных проектов по приоритетным направлениям — шесть--восемь, которые и будут в основном поддерживаться государством и его финансами.

В выступлении министра промышленности и науки Клебанова, который докладывал первым, даже прозвучали цифры: 25 процентов от общего увеличения финансирования пойдет на дополнительное финансирование фундаментальной науки, а 75% — на финансирование именно крупных проектов. Но пока это осталось только предложением, еще не зафиксированным в документах.

И вторым важным документом было само решение заседания, в котором дается ряд поручений правительству, полпредам Президента РФ, Минпромнауки и РАН, другим министерствам и органам государственной власти с разными сроками исполнения — от двух до шести месяцев. Решение носит тоже предварительный характер и подлежит дальнейшей доработке.

Вопрос: — Когда и где будут опубликованы эти документы?

Ответ: — "Основные направления" должны быть введены указом Президента, поскольку три заседавших совета лишь одобрили проработанный проект документа. Принимать его — не их прерогатива.

Вопрос: — В числе выделенных приоритетов много ли относятся к направлениям научной деятельности Сибирского отделения?

Ответ: — Академия наук должна прежде всего производить знания. Но с учетом того, что отраслевая наука практически задавлена, ряд крупных проектов придется брать на исполнение и контроль Российской академии наук. Правительству даны поручения в 4-месячный срок определить критерии и принципы формирования важнейших инновационных проектов. Я, как председатель Сибирского отделения, на научном совете Сибирского федерального округа в качестве предложений назвал четыре направления, где могли бы участвовать ученые СО РАН: новые технологии для прогноза, добычи и глубокой переработки углеводородного сырья (прежде всего, газа, нефти и угля); производство диагностикумов, импортозамещающих лекарств и приборов для медицины; информационное направление — "Электронная Сибирь" как составная часть программы "Электронная Россия"; новые материалы и лазерные технологии.

Вопрос: — А проблема леса входит ли в список сибирских приоритетов?

Ответ: — Действительно, переработка леса для нас является важной сферой деятельности, но это вопрос не технологический, а больше экономического плана. Необходимо именно в Сибири строить предприятия по переработке и производству продукции из лесоматериалов — мебели и т.д. Здесь науки нет. Хотя, например, программа перепрофилирования Байкальского целлюлозно-бумажного комбината разработана с участием наших ученых, утверждена, но по-прежнему не финансируется государством.

Вопрос: — Если можно, поподробнее об утвержденных критических технологиях.

Ответ: — Выделено 53 критических технологии и, как мне кажется, часть из них не выглядит необходимыми и достаточно критическими. Был высказан ряд замечаний по этому списку и есть в связи с этим поручение правительству уточнить, подработать список и настроиться на регулярное его обновление. И Толоконский в своем выступлении отметил необходимость ранжирования приоритетов научных исследований и критических технологий в соответствии с принятыми инновационными проектами, чтобы сосредоточить основные усилия именно на самых важных направлениях. Я думаю, что естественный отбор приоритетов произойдет только после определения перечня проектов. Тогда список главных технологий выявится сам собой, естественным образом.

Вопрос: — Путин говорил о двукратном уменьшении численности ученых в стране за последнее десятилетие. Будут ли приниматься меры по росту численности научных сотрудников?

Ответ: — Будут, и они уже предпринимаются. Прежде всего, по привлечению в науку молодежи. Любопытна цифра, которая уже есть в документе — три процента от объема средств, выделенных на развитие науки и технологий, направлять на поддержку молодежи (хотя не расписано, на что конкретно). С моей точки зрения, большую часть этих средств надо направить на строительство жилья для молодежи. Если применить это к Сибирском отделению с нашим годовым бюджетом 2,5 млрд руб., то три процента составят 75 млн. рублей. Сегодня мы получаем на строительство жилья для молодежи лишь 15 млн рублей, и если произвести реальное увеличение в 5 раз этих наших расходов, то это будет заметная реальная поддержка. Хотя есть и другие предложения — пустить часть этих средств на оплату труда молодых ученых, в том числе, оплату за защиту диссертаций и т.д. Недавно подписан указ Президента "О некоторых мерах по усилению государственной поддержки молодых российских ученых — кандидатов наук и их научных руководителей" о выделении грантов для поддержки талантливых молодых ученых и их руководителей.

Вопрос: — О возможном эксперименте в ННЦ. Что, помимо перехода НГУ в СО РАН, здесь может быть еще?

Ответ: — Во-первых, это пока лишь предложение губернатора, подтвержденное письмом СО РАН в Минобразования. Во-вторых, я уже рассказал о подготовке специального закона Новосибирской области об изменении порядка налогообложения в Академгородке. Для того, чтобы собираемые в Академгородке налоговые средства оставались здесь же для решения задач развития городка. Это и привлечение сюда инвесторов (в самых разных формах). С нашей стороны, мы уже создали ассоциацию, объединяющую СО РАН и софтовые компании — "Сибакадемсофт" — организацию некоммерческого партнерства. Сейчас заместитель председателя Отделения чл-корр РАН Г.Кулипанов как раз занимается созданием такой же ассоциации, объединяющей в городке крупнейших производителей приборов и наукоемкой продукции. По финансовым возможностям сегодня это примерно две равные силы — одни производят программный продукт, другие, как "Эконова", "Мета" и т.д. — производят приборы и наукоемкое оборудование. Такой же продукт производит и сам Институт ядерной физики.

Вопрос: — У Путина две фразы в его вступительном слове вызывают особый интерес. Первая — "переход на разумное самоограничение науки" и вторая — "инвентаризация науки". Поясните, пожалуйста, о чем речь. В какой мере это коснется Академии, если она сама давала эти предложения?

Ответ: — Предложения давали и Минпромнаука, и губернаторы, и Совет безопасности, а не только Академия. Я уже говорил, что были предложения по инвентаризации и на этой основе — реорганизации всей государственной системы управления наукой. Но это больше коснется не Академии наук. Хотя сама Академия уже ведет подобную работу, например, укрупнение специализированных научных Отделений. Второе направление — укрупнение институтов и сокращение их числа. Такой опыт создания объединенных институтов у нас есть. Вставал вопрос, об этом говорил и наш губернатор Толоконский, что часть институтов Академии, например, гуманитарной направленности передать вузам. Это целесообразно прежде всего там, где нет крупных научных центров, а есть лишь отдельные исследовательские институты в соседстве с крупными вузами. Поддерживать такие небольшие институты нам трудно... Это не окончательные решения, но думать об этом следует.

Вопрос: — В публикациях СМИ представитель Совбеза Шерстюк подчеркнул, что научные институты, работающие неэффективно, будут закрыты.

Ответ: — Повторюсь, и сообщу, что на основе инвентаризации институты, которые не обеспечены материальной базой для работы, необходимым кадровым составом и не имеют значимых результатов работы последних лет, должны быть закрыты. Или реформированы, присоединены, одним словом, реорганизованы. Критерии такой оценки работы (как записано в поручении заседания) должны быть еще выработаны. Не надо входить в крайности, — делать вид, что что-то делается, но ничего не делать, или — закрывать все подряд или начать все объединять в холдинги и т.д. Но холдинги относятся к оборонке, по этому поводу уже было решение Совбеза — о развитии оборонной отрасли — реорганизация институтов, КБ, заводов, на основе которых создается ограниченное число холдингов, охватывающих всю отрасль (ракетостроение, самолетостроение и т.д.). Вообще говоря, параллелизм, конкуренция — полезны, но не для бедной страны! Именно раньше так жила наша оборонная промышленность. Но сегодня признано, что такое положение дел нам не по карману.

Будут ли какие-то холдинги внутри Академии, я лично сомневаюсь. Хотя продолжить практику создания объединенных институтов возможно.

Вопрос: — Немного об инвентаризации.

Ответ: — По ней должны быть выработаны критерии. Именно Академией наук и Советом по науке при Президенте. Три сферы уже названы — материальная база, кадровый состав и результативность. Более конкретно критерии будут вырабатываться дальше. Кстати, наше Отделение уже второй раз прошло аккредитацию при Миннауки. Но можем констатировать, что это все шло пока сугубо формально. Аккредитацию в Миннауки прошли не только академические организации, но и все кто угодно — как успешно работающие институты, так и кучки сотрудников, написавших устав института.

Вопрос: — В Основах научной политики страны не записано ли о возвращении к руководству наукой именно министерством науки или госкомитетом по науке?

Ответ: — В проектах рассмотренных документов об этом не написано, и официально этот вопрос не обсуждался, хотя кулуарные разговоры о возможном выделении Миннауки или Госкомитета по науке из Минпромнауки шли активно.

Вопрос: — Какие налоги будут оставлены в новосибирском Академгородке в случае принятия соответствующих решений?

Ответ: — Речь идет о всех платежах, собираемых здесь в городской и областной бюджеты. В основном это подоходный налог и другие. Общая сумма местных налогов в Академгородке по информации главы администрации Советского района Гордиенко за прошлый год — более 500 млн рублей. Из них примерно половину дает Академия наук, вторую половину дают работающие у нас фирмы. Фирмы готовы платить больше (они работают в оффшорном режиме), если они будут знать, на что направлены их средства. Когда собранные средства уходят, а возвращаются лишь в 10-процентном объеме, то естественно, никто не заинтересован. А если будем знать, что средства направлены на улучшение дорог, инфраструктуры, восстановление нормальной работы того же самотечного канализационного коллектора из Академгородка, который сегодня ограничивает нас в строительстве в ННЦ, то тогда эти фирмы готовы показать больше свою доходность и платить больше налогов.

Вопрос: — Вы как-то говорили, что выпускников НГУ надо "продавать" по контракту, как например, футболистов.

Ответ: — Я говорил фигурально. Но такая практика на самом деле в мире существует. Правда, не существует выставление на продажу-торги, но то, что выпускники разных вузов имеют разную цену, и одни с удовольствием принимаются на работу по высоким контрактам, а другие не могут найти себе работу, — это реальность. Это даже в какой-то степени существует и в России. На самом деле, развитие пойдет, по-видимому, в таком направлении. Не только выпускники, но и специалисты, уже достигшие определенных званий, будут оцениваться дифференцированно. В Европе уже сегодня существует 6 категорий профессоров, зарплата которых отличается в 15 раз. Вот это и есть рыночный подход!

Вопрос: — Получится ли присоединение НГУ к Сибирскому отделению РАН?

Ответ: — Это сложный вопрос. Я отдал министру образования Филиппову наше письмо по этому поводу, он сразу возразил — сказал, что Академия наук не являющаяся государственной организацией, а лишь общественной, не может сохранить университету государственный статус. Это уловка, поскольку на самом деле мы имеем двойной статус. Да, СО РАН — самоуправляемая организация, у нас не назначаемое, а избираемое руководство, но все наши структуры — институты и другие, зарегистрированы как государственные организации, финансируемые из бюджета и имеющие все функции государственных организаций. Поэтому и университет, если он будет в составе СО РАН, будет точно такой же государственной учебной организацией. Эта уловка министерства показывает его нежелание расставаться с этим хорошим университетом. Более того, министр образования выступил с предложением создать группу исследовательских университетов и оказать им всестороннюю поддержку. Мы знаем, что в первоначальном списке НГУ не было, но затем НГУ срочно был включен в этот список.

Таким образом по НГУ есть два предложения — губернатора Толоконского и наше по включению его в состав СО РАН и второе, министерское — о включении НГУ в число исследовательских университетов с максимальной поддержкой государства. Будем работать. Дело не в форме — был бы результат!

Вопрос: — Насколько сегодня научная и производственная база СО РАН готова решать основную задачу Академии — давать в первую очередь новые знания?

Ответ: — Наша база, конечно, тоже потерпела определенный урон и нуждается в обновлении, но тем не менее, она сохранилась лучше даже, чем вся остальная часть Академии — я говорю об этом уверенно. В последние три года мы существенно обновились приборами — покупкой, созданием. В июне-июле мы будем вводить одну из крупнейших установок Отделения — Лазер на свободных электронах. Непрерывно обновляются и другие установки в ИЯФе — уникальные, крупные. Не так давно в ИТПМ введена в строй гиперзвуковая аэродинамическая труба и т.д. Мы создаем у себя сами новую техническую базу для исследований, причем на мировом уровне. Хотя это безусловно не по всем направлениям наук. Именно по этим направлениям мы и можем оказаться в числе лидеров в науке. Примеры слабого состояния тоже есть, но позвольте мне их не приводить здесь.

Вопрос: — Как получилось, что на заседании выступил именно Новосибирский губернатор?

Ответ: — Губернатор Толоконский — член рабочей группы по подготовке заседания и его материалов. Хотя среди фиксированных выступающих был еще Бетин — губернатор Тамбовской области, сопредседатель рабочей группы. А Толоконского назначили выступать, вероятно, по двум обстоятельствам — он член рабочей группы Госсовета и кроме того возглавляет в регионе область с одним из крупнейших научных центров. От Москвы выступало много. А вот понять, что думают регионы с высокой концентрацией науки... Мы с губернатором обсуждали, что сказать. Он отразил многие свои подходы, но в части моментов он учел и наши предложения..

Не знаем, во что это выльется, но как бы направление задано правильно. И кое-что уже делается, готовится специальный закон области. После этого мы можем обратиться в Правительство, чтобы нам дали определенные и федеральные льготы. Таким образом пробовать формировать некий механизм ускорения инновационного процесса. Он в Академгородке идет — создаются и успешно работают ряд фирм — софтовых и производящих наукоемкую продукцию, да и сами институты производят достаточно качественной продукции... Но процесс идет не с ускорением, а при торможении. Убрать эти тормозящие барьеры, как минимум, а как максимум, создать стимулирующие факторы — наша задача. Толоконский говорил, что не может бюджет — ни федеральный, ни тем более, областной, дотировать сам процесс. Вопрос в том, чтобы не песочек подсыпать в работающие шестеренки, а наоборот, капать туда масло, смазывать механизм. Сами шестеренки должны создавать промышленность, институты, а вот смазку все-таки надо добавлять извне. Но насчет шестеренок и смазки — это уже мои выражения. Некое образное начало, не слова Толоконского.

Вопрос: — Появилось ли в последнее время что-либо в области сотрудничества СО РАН с крупными компаниями, вроде ЮКОСа или Норильского Никеля?

Ответ: — Год-два тому назад этот процесс усилился, а сейчас опять некоторая пауза, я бы сказал, выжидание. И это, возможно, связано с ожиданием подготовки этих документов и того, насколько серьезными они окажутся. Во-вторых, многие законы, о которых говорили здесь и принятые в последние годы, на самом деле тормозили этот процесс. Простой пример — единый налог на добычу полезных ископаемых. Мы сырьевой регион, как впрочем и вся Россия. Этот закон привел к тому, что сегодня компаниям невыгодно вкладывать средства ни в разведку новых месторождений, ни в обновление своего технологического оборудования.

Добавление чл-корр. РАН Кулипанова: — Недавно прошла конференция, организованная Институтом неорганической химии и Сибирским Алюминием, где рассматривались конкретные вопросы развития алюминиевой промышленности и переработки сырья.

Добрецов: — Ряд компаний передает нам много новых предложений, в том числе, из-за рубежа. Делегация из Сингапура выбрала несколько направлений и готова вкладывать свои средства в проведение исследований в наших институтах. Но возник целый ряд затруднений, как реализовывать эти предложения. Так, большинство наших технологий связаны с оборонкой, делаются по заказу Минобороны. Поэтому не очень ясно, что мы можем сегодня предложить таким международным инвесторам. К тому же у нас пока плохо решаются проблемы интеллектуального права и патентные законы работают не полностью. Отсюда и неуверенность у наших институтов, что они могут на самом деле предлагать зарубежным инвесторам. Это тот самый песочек, тормоза, о которых я уже сегодня говорил. Есть предложения, есть технологии... Казалось бы ничто не мешает начать немедленную их реализацию. Ан нет. Оказывается, много что мешает. И если мы в Академгородке добьемся какого-то прорыва, то это будет хороший пример и для других регионов и научных центров.

Подготовил И.Глотов.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?6+205+1