Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 28-29 (2364-2365) 19 июля 2002 г.

ДАР ПРОВИДЕНИЯ

17 июля 2002 г. исполнилось бы 85 лет выдающемуся ученому генетику-эволюционисту — академику Дмитрию Константиновичу Беляеву. Он оставил памятный след в жизни новосибирского Академгородка и Института цитологии и генетики СО РАН, который он возглавлял с 1959 по 1985 годы.

Иллюстрация

Дмитрий Константинович Беляев... Как много событий, происшедших в науке и жизни нашего Академгородка связано с этим именем. Несмотря на то, что уже 17 лет отделяют нас от года его кончины, как часто в связи с самыми разными обстоятельствами мы обращаемся к его имени. В чем же причина этого? Казалось бы все просто. Вот как он писал сам о себе:

"Я родился в селе Протасово 17 июля 1917 года. Мой отец Константин Павлович был священником, и вместе с моей матерью они прожили в селе Протасово 30 лет. Я жил с родителями до 1927 года, учился в Хомутовской школе в соседнем селе. Я вспоминаю своих учителей с благодарностью и большим уважением, так же, как и всех протасовских крестьян, которые очень хорошо относились к нашей семье".

Итак, Дима Беляев учился в сельской школе, вместе с братом Николаем, который был старше его на 18 лет, ловил бабочек, (для брата это была работа — готовил экспонаты для учебных пособий), ходил "в ночное" с деревенскими сверстниками, купал коней, проводил ночи у костра, любил сенокос. Странно, но, видимо, именно в этой (так и хочется сказать "толстовской") простоте, в этом единении с природой и людьми, живущими естественной жизнью сельских жителей и разгорелась та искра любознательности, восхищения и преклонения перед этим прекрасным феноменом, который называется жизнь. Эта искра стала, очевидно, путеводной звездой и на протяжении всей его жизни не давала ему ни покоя, ни отдыха до последних его дней.

Труден и в то же время неповторимо замечателен был жизненный путь Дмитрия Константиновича, который казалось бы был таким же как у всех, а на поверку оказался в большой степени отличным.

После окончания двух классов сельской школы родители отправляют Диму Беляева для продолжения учебы в Москву, где он жил вначале в семье старшего брата. Учеба в школе, работа токарем на вагоноремонтном заводе (надо было самому зарабатывать на жизнь) и, наконец, поступление в Ивановский сельскохозяйственный институт.

Окончив с отличием институт, Дмитрий стал работать лаборантом в Центральной научно-исследовательской лаборатории пушного звероводства, в которой его учитель профессор Б.Васин заведовал отделом селекции и разведения. Биология, генетика — вот к чему стремился, чем увлекался молодой исследователь, что занимало его ум. Но... грянула война. Пошел в военкомат, пошел сам. В августе 1941 года его призвали рядовым, быстро обучили обращению с оружием и отправили на передовую, на Калининский фронт. Прошел через всю войну, многое повидал. Был ранен, контужен, но судьба берегла его, видимо, для того важного дела, которое еще предстояло ему совершить... Сорок годовщин Великой Победы в великой войне было даровано судьбой в будущем отметить кавалеру трех боевых орденов, майору запаса Д.Беляеву, и всегда в праздник Великой Победы он шел в первом ряду колонны ветеранов.

После демобилизации из армии Д.Беляев вернулся в родную лабораторию и увлеченно окунулся в работу по генетике и селекции пушных зверей. В июне 1946 года Д.Беляев защитил диссертацию, был назначен заведующим отделом разведения во Всесоюзной научно-исследовательской лаборатории пушного звероводства и пантового оленеводства, сдал в печать монографию "Основы генетики и селекции пушных зверей". Одновременно с научной работой он вел курс генетики пушных зверей в Московском пушно-меховом институте (бывший зоотехнический), где заведующим кафедрой генетики был профессор П.Рокицкий. Но... началась новая война, которая хотя и велась без применения огнестрельного оружия, тем не менее многим ученым стоила жизни. Состоялась августовская сессия ВАСХНИЛ 1948 года, в результате которой последовал инспирированный Сталиным и Лысенко разгром классической генетики, перевернувший жизнь многих людей. Беляева сняли с заведования отделом. Запись в трудовой книжке: "Отстранить от заведования отделом за менделизм-морганизм". Но он не изменил своим убеждениям и по мере сил и возможностей продолжал заниматься любимым делом.

Наша жизнь, к счастью, устроена так, что правда, научная истина, рано или поздно все равно торжествуют, а ложь, в какие бы одежды она ни рядилась, терпит поражение. И эта вторая в жизни Беляева "война" закончилась для него и для таких как он ученых, верных научной истине, победой — победой науки над лженаукой.

В 1957 году в Сибирском отделении Академии наук СССР решено было создать Институт цитологии и генетики. Организация института была поручена известному генетику члену-корреспонденту АН СССР Н.Дубинину, который приглашал работать в новый институт ученых-генетиков, разбросанных по всей стране. Д.Беляев без колебаний принял предложение организовать отдел генетики животных в новом институте. Начался новый, "сибирский" период его жизни, связанный с организацией научного центра в Академгородке, с небывалым всплеском энтузиазма после долгих лет непризнания, с расцветом науки вообще и особенно генетики. Конечно, борьба за истину не была простой.

Вскоре после организации Института последовала вынужденная отставка его первого директора Н.Дубинина. Д.Беляев, будучи его заместителем, занял пост директора. Ему тогда было 42 года, и он мужественно принял на себя ответственность за судьбу института и всего коллектива и с той поры до своей кончины в 1985 г. возглавлял Институт цитологии и генетики СО АН СССР. Недаром институт в то время называли беляевским, потому что с именем Беляева были связаны все этапы становления и формирования коллектива ученых-генетиков, развитие и возрождение генетики в России. Конечно, путь от деревенского парнишки до академика, директора крупнейшего в мире генетического института, ученого с мировым именем оказался непростым. Но Дмитрий Константинович прошел этот путь и с честью выполнил свой долг ученого. Именно поэтому даты, связанные с жизнью и работой академика Д.Беляева, отмечаются в Институте и общественностью Академгородка, как памятные даты становления отечественной науки.

Летопись века складывается из историй жизни людей. Конечно, Д.Беляев с бытовой точки зрения был обыкновенным человеком, полностью разделившим судьбу своего народа и своего поколения, человеком, которому ничто человеческое не было чуждо. И вот здесь начинается самое интересное и загадочное — каким образом обыкновенные человеческие черты и качества порождают то, что делает этого человека необыкновенным, в данном случае выдающимся ученым, каким был Беляев? Как это происходит, игра ли случая, предначертанность, счастливое совпадение того и другого? "Дар напрасный, дар случайный, жизнь, зачем ты мне дана?". Сейчас трудно вспомнить, по какому поводу и когда Дмитрий Константинович повторил эти пронзительные пушкинские стихи, но очень хорошо запомнилась оглушительная пауза, которая за этим последовала. (Вообще, надо заметить, что Д.Беляев был потрясающим мастером расстановки пауз, которые значили в его речи не меньше, чем слова, и, уж во всяком случае, придавали словам иногда совершенно новый, подчас неясный смысл, смысл недосказанного, но угадываемого). Наверное, жизнь становится не напрасным и не случайным даром, если человек угадывает, зачем она ему дана. Очевидно, Дмитрий Константинович угадал свое предназначение — предназначение истинного ученого, не просто собирателя фактов, а провидца и первооткрывателя неувиденных до него закономерностей.

Он был, по выражению Ганса Селье, гештальт-биологом — творцом нового в биологии. Он был первым, кто сформулировал положение о значении отбора по регуляторным системам в формировании изменчивости, о роли стресса в биологической эволюции, о латентной скрытой генетической изменчивости, которая мобилизуется в критических ситуациях, в условиях стресса. "Генетика — это наука о наследственности и (пауза)... изменчивости", — так любил говорить Дмитрий Константинович. Изменчивость и наследственность — два основных свойства жизни, благодаря которым осуществляется эволюция, и если законы наследственности в значительной мере описаны, то законы изменчивости ждут своего часа и Д.Беляев — один из первооткрывателей этих законов. Вот этот дар провидения и делает личность Беляева необыкновенной, он проглядывает через все его личностные характеристики, направляет его поведение, его настроение и мысли. Эта незаметная на первый взгляд, но очень существенная отличительная черта и делает человека необыкновенным и интересным во всех его проявлениях и как магнитом привлекает к нему других людей и как бы поляризует его окружение. Отмечая беляевский юбилей, мы отдаем дань памяти выдающемуся человеку и ученому, дань памяти тому драматическому времени, когда в борьбе науки и лженауки ученые проходили проверку на стойкость и верность истине, на способность противостоять соблазну конформизма, на способность видеть пути будущего развития науки. Именно таким был Дмитрий Константинович Беляев.

С.Аргутинская,
А.Маркель,
П.Бородин.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?7+212+1