Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 36 (2372) 13 сентября 2002 г.

НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ
ДЛЯ НЕФТЯНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

За пять лет сотрудниками Института химии нефти опубликовано 630 статей, больше половины — в центральной печати, защищено 73 патента, издано три монографии, заключено шесть лицензионных договоров, защищено 6 докторских и 18 кандидатских диссертаций. Эти формальные показатели говорят о том, что институт не только выжил, но продолжает развиваться. Мы попросили Любовь Константиновну Алтунину, доктора технических наук, которая на прошедшем Общем собрании СО РАН была избрана директором института на очередной пятилетний срок, рассказать о том, что стоит за этими цифрами.

Иллюстрация
— Научные исследования в институте проводятся в рамках основного направления — химия нефтей России: состав, строение, свойства, процессы и механизмы превращения нефтей и поверхностные явления; научные основы способов повышения нефтеотдачи и переработки углеводородного сырья, новые материалы и природоохранные технологии. Одновременно с фундаментальными, развиваются и прикладные направления, связанные с промысловой подготовкой, транспортом, переработкой нефти и увеличением нефтеотдачи пластов.

В нашем институте, также как и в других научных институтах, две основные проблемы: обновление приборной базы и омоложение кадрового состава. Мелкий приборный парк мы обновляем сами за счет заработанных денег. На приобретение больших приборов у нас средств не хватает. Надеемся получить хроматограф по немецкому кредиту.

Большое внимание мы уделяем подготовке кадров. В прошлом году в аспирантуру у нас был даже конкурс. Мы взяли 17 выпускников томских вузов. Не все защитившиеся остались работать у нас, некоторые пошли в вузы, в отраслевые институты, одна из наших бывших аспиранток уехала работать за Полярный круг, организовывать лабораторию в городе Губкинский.

В институте воссоздан Совет молодых ученых, проводятся конкурсы среди молодых ученых, изыскиваются средства на доплаты к стипендиям, пытаемся решать жилищные проблемы молодых сотрудников.

Во время проверки комиссией РАН нас критиковали, что мы мало занимаемся проблемами нефтепереработки. Мы начали несколько новых направлений: по применению наноразмерных порошков для нефтепереработки и нефтехимии, по превращению низкомолекулярных углеводородов в ценные продукты, по применению механохимии и озонолиза для переработки и получения новых веществ. Для этого мы организовали совместную лабораторию с Институтом катализа. Гораздо больше стали взаимодействовать с другими институтами: Химии твердого тела и механохимии, Химии и химической технологии, Органической химии. Такое взаимодействие дает возможность более эффективно использовать наработанный опыт и приборы, которых, как я уже сказала, в нашем институте не хватает.

Большое внимание в институте уделяется прикладным работам. У нас установилось сотрудничество по проблемам нефтедобычи с Томскгазпромом, Востокгазпромом, "ЛУКОЙЛлом", "ЮКОСом" и другими нефтяными компаниями. По экологическим проблемам у нас договор с Юньшаньским комбинатом (КНР) по очистке стоков коксохимического комбината. В мае мы для них изготовили 8 агрегатов очистки воды, поставка будет в сентябре — сложные транспортные проблемы, а осенью надеемся технологию запустить. Много заказов на экологические технологии из российской европейской части и Сибири. Спрос есть, работы будут развиваться.

На месторождениях Западной Сибири, Республики Коми, шельфе Вьетнама успешно проведены опытно-промышленные испытания новых технологий с применением композиций с регулируемой щелочностью и вязкостью ИХН, ИХН-КА и гелеобразующих композиций ГАЛКА, ГАЛКА-ПАВ, МЕТКА. Их применение позволяет создать в пласте отклоняющие экраны, регулировать фильтрационные потоки, что приводит к увеличению добычи нефти, снижению ее обводненности. В технологиях используются отечественные промышленные продукты, отходы химических и других производств.

На заседании программы "Сибирь" академиком А.Конторовичем был сделан прекрасный доклад, в котором четко обозначены проблемы в области нефтедобычи в России. И главная в том, что добыча не компенсируется приростом запасов. Раньше считалось, что прирост должен вдвое превышать объем добычи. Сейчас это не выдерживается. В прошлом году добыча была компенсирована приростом на 80 %, и это было прогрессом. Но с этого года ликвидируется фонд на воспроизведение материально-сырьевых ресурсов, следовательно, финансирование геологоразведки урежется. Это плохо. Старые месторождения все сильно обводнены, в среднем по России на 82%. А новых, во-первых, мало, а, во-вторых, запасы трудноизвлекаемые, меньше проницаемость пластов. Таких месторождений в России уже более 50%. На финише прошлого года состоялась коллегия Минэнерго, посвященная проблеме нефтеотдачи, и там прозвучало однозначно, что требуется широкомасштабное введение новых технологий. А с отработкой технологий в этом году будет еще сложнее из-за того, что внутренние цены на нефть падают, компании уменьшают отчисления на НИОКР. А тут еще Минфин преподнес подарок — раньше существовали внебюджетные фонды в нефтяных компаниях на НИОКР, которые составляли 1.5% от себестоимости. Сейчас нефтяники должны это делать из прибыли. Но они будут вынуждены продолжать исследовательские работы, потому что добывать нефть на старых обустроенных месторождениях надо продолжать. Надо и новые месторождения открывать.

— Как вам показались пять лет директорства?

— Очень быстро пролетели, незаметно. До этого я 14 лет была замом, отвечала за НИР, финансы. Конечно, на первом руководителе больше ответственности, а кардинально мало что изменилось. Как ввел у нас наш директор Г.Большаков гласность, так она и осталась. Также и коллегиальность. Один человек не может ведь все учесть. У меня очень самостоятельные заместители, каждую неделю дирекция, на которой мы решаем финансовые и текущие вопросы.

— Любовь Константиновна, вы продолжаете активно заниматься наукой и бываете на испытаниях технологий на нефтяных промыслах. Как вам удается выкраивать время для этого?

— Два дня в одном получается. До 7 вечера — административная работа, а после — по тематике лаборатории. Научную работу нельзя бросать — столько еще нереализованных идей. Реализовывать их — это такое удовольствие. А когда на испытаниях бываю, замы справляются, да и во время своего отпуска практически постоянно на работе.

В нашей лаборатории разрабатывается два направления: фундаментальные исследования по проблемам нефтеотдачи и промышленное использование и опытно-промышленные испытания технологий увеличения нефтеотдачи пластов. За прошлый год мы создали и испытали две новые технологии в "ЛУКОЙЛЕ". Это очень хороший результат. Не каждый год удается испытать хотя бы одну. В этом году у нас также запланированы испытания двух технологий на месторождении в Республике Коми, где используются тепловые методы увеличения нефтеотдачи: паротепловой и пароциклический. В пласты закачивают "острый пар" — 250--300 градусов под давлением, в результате нефть становится менее вязкой. Сначала этот метод дает высокую эффективность, но он очень дорогостоящий, и когда его эффективность падает, он становится нерентабельным. Пар отмывает "добела" пласт, но охватывает только небольшую его часть. Мы предлагаем свою технологию для улучшения этих методов. Наши неорганические гели ГАЛКА выдерживают высокие температуры. При закачке их в пласт они образуют гелевый экран в промытой части, вынуждая пар идти в непромытые зоны, разогревая и вытесняя оставшуюся там нефть. Таким образом, будет расти охват пласта закачкой пара и увеличиваться добыча нефти.

Вторая технология вообще очень красивая. Нефтевытесняющая композиция содержит ПАВ, селитру и карбамид. Карбамид под действием высокой температуры разлагается и дает углекислый газ и аммиак, которые, смешиваясь с паром, снижают температуру конденсации, т.е. пар дольше остается паром и может прогреть большую область. Когда карбамид разложится, он вместе с селитрой и ПАВ образует мощную нефтевытесняющую систему, смачиваемость, проникающая способность которой не как у воды, а намного больше, примерно, как у керосина. И она охватывает больше пор, вытесняя нефть. И еще важно то, что выделяющийся углекислый газ очень хорошо растворяется в нефти, значительно снижая ее вязкость, так что даже после охлаждения вязкость долгое время остается низкой. Эту многоплановую композицию мы хотим использовать и для паротеплового воздействия, и для пароциклического. Надеемся, применение этих методов даст приличный рост коэффициента вытеснения: около 30% дают тепловые методы и еще 8--10% — наши технологии. Для апробации технологии нам дали скважину с обводненностью от 85 до 92%. Паровые методы там уже не дают результатов. Нам сказали, что если ваш метод сработает здесь, тогда его можно применять везде. Эти методы у нас опробованы на месторождениях "ЛУКОЙЛа", "Роснефти", "ЮКОСА". За пять лет наши технологии дали дополнительно более 1.5 млн. тонн нефти. Затраты на внедрение окупаются примерно через 9 месяцев. Это хорошая рентабельность.

Совместно с недавно созданным в Бийске Институтом высокоэнергетических технологий мы хотим сделать комплексный метод увеличения нефтеотдачи. У них есть свой метод увеличения нефтеотдачи ПГДБК — пороховые генераторы давления безкорпусные, которые взрывают в скважине для того, чтобы образовались трещины, и за счет них увеличился приток нефти. Метод хороший, но в условиях сильного обводнения скважин неэффективен. Мы предлагаем сначала изолировать водоприток, а потом использовать этот метод. Кроме того, у нас есть композиции, которые снижают набухаемость глин, дают хорошее нефтевытеснение, а это может еще больше повысить эффективность их метода при совместном использовании.

Сейчас у нас есть интеграционный проект с участием нескольких институтов: Новосибирского института твердого тела и механохимии, Красноярского института химии и химической технологии, Бийского института высокоэнергетических технологий. Разрабатываются комплексные методы увеличения нефтеотдачи, о которых мы говорили. Причем, для изоляции водопритока используется раствор метилцеллюлозы, которую планируется получать из соломы, подсолнечника, отходов древесины с помощью механохимии и химических технологий. Пусть это будет не очень чистый продукт, но более дешевый. Планируем привлечь также Московский институт нефти и газа, который сможет промоделировать сначала физико-химическое воздействие, а потом взрывы, и Институт нефтехимического синтеза академика Н.Платэ, который занимается жидкими кристаллами, потому что все наши полимерные системы в определенных температурных интервалах дают жидкокристаллическую структуру.

Мы наладили промышленное производство своих композиций ГАЛКА в Москве, на заводе им. Войкова. Нефтяники могут заказывать любую нашу композицию в очень удобной вакуумной упаковке по 25 кг. Наша ГАЛКА награждена Золотым знаком качества. А в этом году на выставке "Архимед" в Москве получила еще и Золотую медаль.

Недавно в "ЛУКОЙЛе" состоялось совещание по применению методов увеличения нефтеотдачи, на которое были приглашены и представители научных учреждений. Нефтяники за то, чтобы применять новые технологии, особенно комплексные, более широко. В прошлом году "ЛУКОЙЛ" за счет увеличения нефтеотдачи получил 17% добычи нефти дополнительно. А всего по России в прошлом году из добытых 348 млн тонн нефти 42 млн получено за счет применения методов нефтеотдачи. Так что будущее — за новыми технологиями.

Материал подготовила Валентина Садыкова, "НВС".

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?16+218+1