Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 42-43 (2378-2379) 1 ноября 2002 г.

ТРАГЕДИЯ И НАДЕЖДА АНГАРСКОГО
НЕФТЕХИМИЧЕСКОГО КОМБИНАТА

Когда-то "Ангарскнефтеоргсинтез" был флагманом нефтехимической промышленности страны, работал уверенно, с минимумом аварий. Большую часть продукции выпускал со знаком качества. Красные знамена министерства пребывали здесь из пятилетки в пятилетку. Высококлассный коллектив ангарских нефтехимиков знал свое дело и умел работать. Но накапливающийся с годами груз проблем превращал его в предприятие нерентабельное.

М.Тараканов
c.н.с. Отдела региональных экономических проблем ИрНЦ СО РАН,
кандидат экономических наук

Иллюстрация

Все началось, вероятно, с того, что исследования ученых-химиков в свое время показали: Черемховские угли — отличное сырье для производства синтетических жидких топлив.

Наибольшие успехи в производстве этих топлив к началу Второй мировой войны были достигнуты в фашистской Германии. Своей нефти у немцев практически не было, румынской и венгерской хватало с трудом. И в рейхе позаботились о том, чтобы иметь собственные заводы по производству моторных топлив. Углем, в отличие от нефти, Германию Бог не обидел, и только одних бензинов из него в 1944 году вырабатывалось свыше четырех миллионов тонн.

После разгрома Германии в Великой Отечественной войне часть этих заводов была взята в качестве трофея, вывезена в Союз, и грандиозный углехимический проект был воплощен в жизнь под Иркутском. Комбинат строили в основном заключенные. А осваивать сложную технологию съехались тогда со всей страны классные специалисты-химики: инженеры, ученые, высококвалифицированные рабочие. Их привлекали грандиозный комбинат и новый город, вырастающий в тайге, так не похожий на прежние барачные города-новостройки.

Технологическую схему успешно освоили. Черемховский уголек для производства бензина оказался, действительно, хорош. Но перерабатывали его на топлива и масла недолго. Свое веское слово "сказали" технический прогресс и успешная разведка новых нефтяных месторождений.

В 1945-м, когда принималось решение о строительстве углехимического комбината, горючее в Восточную Сибирь приходилось возить из Баку и Грозного дорогим железнодорожным транспортом. И тогда углехимическая схема себя оправдывала. Но в пятидесятые годы резко выросли разведанные запасы нефти в Предуралье — знаменитом "Втором Баку". Кроме того, технический прогресс в нефтепроводном транспорте позволил передавать по трубе десятки миллионов тонн нефти, с затратами в 3-4 раза более низкими, чем при железнодорожных перевозках.

Экономические расчеты убедительно доказали, что Восточную Сибирь и соседние территории целесообразнее обеспечивать моторными топливами и маслами, перерабатывая не угли (даже черемховские), а нефть, подаваемую в Ангарск по нефтепроводу из Предуралья. В результате протянули туда "трубу" от Ромашкинского месторождения, и дополнительно к уже имеющимся нефтеперерабатывающим установкам, которые были построены одновременно с углехимическим заводом, разместили новые. Сначала это были трехмиллионные установки, затем и "шестимиллионники". Постепенно к восьмидесятым годам мощность Ангарского НПЗ превысила 22 миллиона тонн. И он работал тогда уже на Западно-Сибирской нефти.

А тот завод на угле с немецким оборудованием переспециализировали на производство аммиака, азотных удобрений и метанола. Причем, ангарский метанол был такого высокого качества, что его продавали даже в страны Европы: Францию, Бельгию, Англию (там предпочитали именно ангарский метанол).

Переработка нефти наряду с топливами и маслами дала огромное количество разных отходов и полупродуктов, которые в условиях Ангарска при дешевой энергетике и уникальном водоснабжении (Ангара всего за 2 км) оказалось весьма эффективным перерабатывать на различные нефтехимические и химические продукты. Поэтому на предприятии возник мощный "нефтехимический хвост", вырабатывающий пластмассы, синтетические спирты, катализаторы, кислоты и широкую гамму органических химических продуктов. Производство аммиака впоследствии также перевели на более экономичное нефтяное сырье — низкооктановый бензин, и в составе комбината был создан один из крупнейших в стране заводов азотных удобрений.

Однако все больше становилось проблем. Старело и изнашивалось оборудование. Нефтеперерабатывающие установки выпускали этилированные бензины, производство которых на зарубежных заводах прекращалось. Азотный завод работал на нефтяном сырье, тогда как все остальные предприятия страны — на более экономичном природном газе. Эти "мины замедленного действия" стали "взрываться" в годы реформ. Поначалу комбинат (АНХК), ставший после акционирования "Ангарской нефтехимической компанией", держался в рыночных волнах много уверенней, чем соседи-химики в Усолье и Саянске. Наладил маркетинговую службу, развил контакты с зарубежными потребителями, которые в отличие от своих могли платить деньгами, и без задержек. Строил для торговли со странами АТР терминал в порту "Восточный". Производство продукции в 1995 году составило свыше 70% от уровня 1990 года, тогда как у соседей-усольчан — меньше 50-ти. Сложилась благоприятная ситуация с мировыми ценами, успешно торговали на внешнем рынке, особенно пластмассами и удобрениями. Последних выработали даже больше, чем в предрыночном 1990-м. Прибыль в том году достигла 1300 миллиардов рублей, тех инфляционных. Но тем не менее цифра соизмерима с дореформенными временами в сопоставимых ценах.

Разработали с привлечением зарубежных фирм мастер-план развития предприятия. Предусматривалась реконструкция нефтепереработки с производством высококачественных бензинов, которые можно было бы продавать и развитым странам. Преображался и "нефтехимический хвост". Производство полиэтилена, например, намечали увеличить с 72 тысяч тонн до 200 тысяч и выпускать его разных марок под вкусы потребителей, чтобы успешнее теснить конкурентов. Затраты были немалые: реконструкция нефтепереработки выходила за миллиард долларов, химических производств — около 700-800 миллионов. С зарубежными банками велись обнадеживающие переговоры о кредитах под 6-7% годовых (свои требовали тогда раз в 10 больше), рассчитываться собирались продукцией, отвечающей самым жестким требованиям покупателей.

Казалось, предприятие успешно врастает в рынок. Но неприятности уже назревали. Российские потребители расплачивались из рук вон плохо. Кредиторская задолженность превысила дебиторскую. Росли долги в различные бюджеты. Вместе со спадом производства в промышленности, строительстве, сельском хозяйстве снижалась внутренняя потребность в нефтепродуктах. А внешний рынок (кроме монгольского) для низкокачественных ангарских бензинов был закрыт.

В 1994 году постановлением правительства в стране были созданы вертикально интегрированные нефтяные компании, обеспечивающие добычу нефти и нефтепереработку. Ангарский комбинат включили в состав Сибирско-Дальневосточной компании ("Сиданко"). Казалось, появился хозяин, который сможет надежно обеспечить комбинат нефтью. Но в 1996 году у компании, в результате интриг в столичных верхах, отобрали ее лучшее нефтедобывающее предприятие — дочернюю компанию "Пурнефтегаз", и "Сиданко" из нефтедостаточной компании превратилась в нефтедефицитную.

В этом же году снизились мировые цены на многие химические и нефтехимические продукты. Кроме того, в стране был введен так называемый валютный коридор, ограничивающий рост курса доллара, что явилось серьезной неприятностью для предприятий-экспортеров. В результате АНХК сработала с убытками, резко сократилась переработка нефти (на 20%) и производство многих видов продукции.

Нерентабельная работа со спадом производства продолжались и на следующий год. Ухудшалось финансовое состояние предприятия. О мастер-плане и зарубежных кредитах пришлось забыть. В мае 1997 года функции единоличного управляющего органа АНХК были переданы "Сиданко". До этого управление осуществлялось непосредственно самим руководством предприятия. Из состава компании были выделены 5 дочерних предприятий ("Завод полимеров", "Завод удобрений" и др.), на которых сосредоточилась значительная часть производства нефтехимических и химических продуктов, а также ремонтные службы. В ведении самой АНХК остались нефтепереработка и производство некоторых нефтехимических продуктов. В компетенции дирекции "большой компании" (АНХК с дочерними предприятиями) осталось только руководство технологическим процессом производства продукции. Сбыт ее, обеспечение сырьем, политика развития производства, проблема инвестиций полностью перешли к "Сиданко".

Главной проблемой АНХК стало обеспечение нефтью. Оборотных средств для ее покупки не было. После изъятия из состава компании "Пурнефтегаза", возможности самой "Сиданко" по обеспечения своих предприятий нефтью оказались недостаточными. Поставки и переработка нефти на АНХК снижались из года в год. В 1998 году она упала до 7,2 млн тонн (с 22,6 в 1990г.). Нефтеперерабатывающие и все остальные производства оказались на голодном пайке. Производство ряда продуктов было прекращено или сокращено до минимума, в т.ч. практически остановлен азотный завод. В 1999 году "Сиданко" вообще отказалась от обеспечения нефтью своей дочерней компании. Эту функцию взяли на себя различные располагающие деньгами посредники (так называемые давальцы) на условиях предоставления в их распоряжение продукции. Условия, навязанные последними, нельзя назвать иначе как кабальными. Поставляя комбинату нефть, они платили за ее переработку в полтора раза ниже себестоимости последней, все больше и больше загоняя АНХК в долги.

Придя к власти, руководство "Сиданко" заявляло о намерении вложить в реконструкцию НПЗ АНХК сотни млн долларов, но практически вложила лишь первые проценты от обещанного. В 1997 году , когда многие виды продукции предприятия были временно нерентабельны, оно намеревалась закрыть и ликвидировать нефтехимическую и химическую части комбината, оставив один НПЗ. Вмешательство городских и областных властей, понимавших социальные последствия такого решения, не позволило это сделать. За годы своего владения АНХК "Сиданко" наглядно показала, что никакой стратегии вывода комбината из кризиса она не имеет. Ее интересует только получение прибыли с самыми минимальными затратами.

Как и всей российской промышленности, комбинату помог рост курса доллара после августа 1998 года. Стал эффективен экспорт многих химических и нефтехимических продуктов. К 2001 году резко увеличилось их производство, например, полиэтилена — на 71%, бутиловых спиртов — на 82%, полистирола — почти в 9 раз. Тот самый "нефтехимический хвост", который умники из "Сиданко" столь поспешно и легкомысленно хотели отрубить, стал одной из важнейших опор комбината в борьбе за выживание. Благодаря успешному экспорту в 1999 году комбинат, наконец, снова сработал рентабельно. Прибыль от реализации продукции составила около 500 млн рублей. Но груз старых долгов был на уровне 7,5 млрд рублей. Возбуждалось дело о банкротстве. Но проблему удалось уладить, в начале 2000 года было подписано мировое соглашение с 60-ю основными кредиторами, давшее предприятию многолетнюю отсрочку.

В конце 1999 года контрольный пакет акций АНХК перекупила инвестиционная компания "Росинвестнефть". Своей нефти она не имела, и ее недолгое правление (до 2001 года) ознаменовалось разве что засильем вконец обнаглевших давальцев.

Но всему приходит конец, и, похоже, для ангарских нефтехимиков показался свет в туннеле. В 2001 году его новым хозяином стал "Юкос" — одна из ведущих нефтяных компаний страны. Новый собственник обеспечил комбинат нефтью, вдвое увеличил плату за процессинг, что сделало переработку рентабельной и убрало с дороги всех не согласных с новыми правилами игры давальцев.

"Юкос" добывает 56 млн тонн нефти и перерабатывает на своих заводах 27 млн тонн, то есть компания располагает резервами нефтедобычи, которые могли бы позволить обеспечить АНХК даже на полную мощность — все 22 млн тонн. Но перед предприятием стоит проблема сбыта нефтепродуктов. Они низкого качества и потребляются в основном на внутреннем рынке, резко сократившемся за годы реформ. Сравнительно небольшое количество нефтепродуктов (1,5-2 млн т) находит сбыт в Монголии и Китае. Поэтому уже при переработке 8 млн т нефти происходит затоваривание продукции. Для увеличения сбыта (и, следовательно, переработки нефти) необходима модернизация производства. Это позволит выпускать высококачественные топлива, с которыми можно выйти на рынки развитых стран. Нужна также ликвидация некоторых узких мест производственной инфраструктуры. В частности, увеличение парка цистерн, дооборудование терминала в порту Ванино. Первые шаги в этом направлении уже сделаны, в 2001 году АНХК прекратил выпуск этилированных бензинов. Теперь дело за дальнейшим совершенствованием производства и улучшением качества нефтепродуктов.

В настоящее время отечественными и зарубежными фирмами по заказу "Юкоса" выполняется ТЭО, которое должно выявить пути эффективной работы и развития предприятия. Надеемся, что у него будет лучшая судьба, чем у мастер-плана 1995 года.

стр. 9

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?22+224+1