Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

Редакция
и контакты

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2019

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости | Архив c 1961 по текущий год (в формате pdf), упорядоченный по годам
 
в оглавлениеN 5 (2391) 7 февраля 2003 г.

МОЛОДЫЕ УЧЕНЫЕ ТОМСКА — О НАУКЕ И ЕЕ ПРОБЛЕМАХ

Около года назад, в феврале 2002, Президиум СО РАН принял постановление о создании нового структурного подразделения — Лаборатории анализа развития науки в составе Объединeнного института истории, филологии и философии. Целями деятельности Лаборатории объявлены исследования развития российской национальной научной системы, включая ее знаниевые структуры, научное сообщество и институциональную организацию. Кроме того, важной задачей Лаборатории является изучение истории развития науки в Сибири, особенно опыта Сибирского отделения РАН.

Ю.Плюснин, доктор философских наук, главный научный сотрудник
Лаборатории анализа развития науки ОИИФФ СО РАН

А.Аблажей, кандидат философских наук, заведующий сектором
Социологии науки Института философии и права СО РАН

Создателем и руководителем Лаборатории является проф. Е.Семeнов, заместитель председателя Совета Российского гуманитарного научного фонда. В штате Лаборатории всего пять научных сотрудников. В этом отношении лаборатория являет собой пример одной из новых форм организации научной деятельности: она имеет "рамочный" характер, что означает проблемно-ориентированный характер исследований, для каждого из которых набирается временный научный коллектив. Это организационный принцип, который уже был опробован нами на практике и продемонстрировал свою эффективность. В результате в научном коллективе вовсе нет случайных людей и бездельников, нередкой беды лабораторий с большим штатным расписанием.

По объективным причинам Лаборатория формально начала свою деятельность только с осени 2002 г. И уже в начале ноября было проведено полевое социологическое исследование научных коллективов г. Томска. Оно было осуществлено по гранту Российского гуманитарного фонда. Группа научных сотрудников ОИИФФ СО РАН в составе авторов, а также В.Плюснина и А.Волкова с помощью томских интервьюеров в течение недели проводили анкетные опросы научных сотрудников.

В исследование были включены все структурные подразделения Томского научного центра СО РАН (6 научно-исследовательских институтов), а также НИИ двух ведущих университетов города: Томского государственного университета и Томского политехнического университета (по три НИИ в том и другом университете). Таким образом, обследовались 12 научных учреждений разной ведомственной подчинeнности. Однако, поскольку численность научных сотрудников (исключая инженерно-технический персонал) в институтах невелика, было принято решение опросить каждого пятого учeного. Таким образом, была сформирована 20-процентная выборка, которая репрезентировала состав научных сотрудников в каждом из 12-ти институтов по полу, возрасту, распределению научных ступеней и административных должностей. Всего было опрошено 246 человек.

Результаты исследования в основном уже обработаны, и они показались нам достаточно интересными, чтобы не только опубликовать их в научных изданиях, но и поделиться с более широким кругом учeных, читателями "Науки в Сибири". Мы предложили редакции еженедельника несколько материалов, которые характеризуют академическое и вузовское научное сообщество Томска. Первый из этих материалов — обобщeнный взгляд молодых учeных на себя, свой институт, своe место в науке и место самой науки в обществе.

* * *

Напомним, молодыми у нас считаются учeные, возраст которых не достиг полных 36 лет. Таких теперь в науке немного, как в Академии, так и в вузах. В 12-ти томских НИИ молодых набралось всего 25%, а среди респондентов — 61 человек. Совокупное мнение этих учeных в возрасте от 22 до 35 лет мы и представляем здесь.

На состоявшемся общем собрании Томского научного центра СО РАН его без пяти минут председатель делал годовой отчeтный доклад, где отметил, что ситуация с обновлением кадрового состава Центра выглядит благополучно сравнительно с другими центрами Отделения. Начиная с 1994 г. резко вырос набор в аспирантуру, вследствие чего сейчас показатели ТНЦ по молодeжи — лучшие в Сибирском отделении. Действительно, если в ТНЦ доля молодых учeных составляет сейчас примерно 30%, то в 6-ти университетских НИИ она всего около 18%.

Что собой представляет эта молодeжь по позициям в науке? Картина далеко не привлекательна. Почти 2/3 (60%) занимают должность младшего научного сотрудника, и только 13% — старшего. Почти все молодые учeные (92%) не занимают никаких административных должностей в институтах; всего лишь четверо оказались заведующими лабораториями и один — зав. отделом. Никто из молодых не сумел до 35 лет защитить докторской диссертации, а 60% — и кандидатской.

Взгляд томской молодeжи на общее состояние науки весьма пессимистичен: больше половины (54%) считают положение тяжeлым или вовсе критическим, 44% — нестабильным. И только один респондент посчитал, что всe в нашей науке теперь нормально. Между тем, многие молодые исследователи весьма слабо представляют себе, какого рода процессы идут сейчас в науке, какие организационные преобразования произошли или планируются. По-видимому, молодeжь вовсе не интересуется организационной стороной научной жизни, если она не затрагивает еe непосредственно. Люди предпочитают заниматься "производством нового научного знания". Поэтому всe, что отвлекает, считается и неэффективным (так думают 70% учeных, полагая, что все организационные преобразования никак не повлияли на продуктивность самого научного сообщества). Возможно, единственно важным они считают усилившиеся интегративные тенденции между НИИ и вузами, что коснулось их непосредственно тем, что учeные стали больше совмещать научную работу с преподаванием в университетах.

Одна из наиболее обсуждаемых тем — коммерциализация науки. Большинство молодых учeных занимают здесь негативную позицию, лишь 28% считают, что такого рода процессы воздействуют благоприятно на общее состояние науки. И продолжающийся (но уже в меньших масштабах, чем раньше) процесс ухода учeных из науки респонденты не рассматривают как опасный для еe существования. Причeм с точки зрения этой самой мобильной части научного сообщества, основными причинами ухода сложившихся учeных из науки остаются прежде всего, если не исключительно, низкая зарплата и жилищные проблемы. Важное, но не определяющее значение имеют такие причины, как отсутствие уверенности в будущем для человека, связывающего свою жизнь с наукой, а также снижение возможностей для социального самоутверждения. Хотя при этом такой фактор как падение в обществе престижа науки не считается сколько-нибудь важной причиной для отказа от научной деятельности. Потерял в глазах молодeжи своe значение и такой фактор как представление о возможности быстро преуспеть в некоторых других сферах деятельности вне научной профессии.

Почему, с точки зрения молодых исследователей, не идeт в науку молодeжь после окончания вузов? Причины те же, что и для уже сложившихся учeных — материальные (зарплата и жильe). Остальные не имеют уже столь существенного значения, как раньше.

А что, по их мнению, привлекает молодых людей в науку? Важнейшие мотивы притока кадров в науку лежат в двух разных плоскостях. В одном случае — это профессиональные внутринаучные мотивы: познавательные (тяга к познанию, стремление к творчеству) и социальные (желание работать в интересном творческом коллективе). В другом — мотивы использования международного статуса науки для решения своих собственных задач (как наилучший канал отъезда для работы за рубеж, или для решения проблем со службой в армии, временных жилищных вопросов, таких как сохранение места в студенческом общежитии и т.п.).

Что же касается проблемы утечки умов за рубеж, которую многие руководители науки и журналисты, пишущие о ней, на протяжении уже более 10 лет считают одним из самых больных мест нашей науки, то томская молодeжь не склонна преувеличивать опасность этого процесса для научного сообщества: 3/4 считают это вполне нормальным явлением, и всего лишь 26% предполагают, что утечка умов может грозить разрушением отечественной науки (надо сказать, что всего 16% молодых учeных Томска уже имеют, хотя и недолгий, обычно до 3-х месяцев, опыт работы за рубежом).

Как молодые учeные оценивают свой институт и родной коллектив? Почти половина выразила сдержанный оптимизм, посчитав, что институт сохранил свой потенциал, и лишь 10% считают, что кризис в родном институте нарастает, и идут разрушительные тенденции. Основные проблемы — это уход сотрудников, снижение материально-технического обеспечения исследований и снижение притока молодых кадров. Почти все говорят о наличии негативных тенденций. Только трое молодых учeных таковых не наблюдают. А вот позитивных тенденций в институте не видят уже 90% молодых учeных, тогда как остальные 10% за таковые считают следующие: "свободный распорядок дня", "отсутствие случайных людей", "не мешают работать", "увеличили набор в аспирантуру", "дают ссуды". Не густо.

За счeт каких источников существуют сейчас научные подразделения? С точки зрения молодых учeных, основными являются договорные темы и госбюджет (в равной мере), а также отечественные и иностранные гранты (причeм отечественные имеют значительное преимущество). Последнее обстоятельство выглядит несколько странным. С одной стороны, единственным отечественным государственным фондом, реально выделяющим деньги на научные исследования в естественных науках, является РФФИ, но размер его грантов, все знают, слишком уж мал, чтобы обеспечивать нужды выживания лаборатории. К тому же со стороны почти всех региональных учeных в отношении этого фонда звучат нарекания с точки зрения справедливости распределения грантов. С другой стороны, сами молодые учeные не слишком позитивно оценивают фонды как новую систему финансирования науки. Только 15% из них считают, что система фондов отвечает долговременным интересам науки, тогда как подавляющее большинство предпочитают вариант оценки фондов как механизмов ситуативного выживания науки. Между тем, за 10 лет работы РФФИ, многие признают его важной жизнеобеспечивающей структурой.

Сами молодые учeные вынуждены значительную часть своего рабочего времени тратить не на науку, а на поиск денег для обеспечения жизни семьи (43%), немного реже — на решение других семейных проблем, включая проблемы со здоровьем (25%). (Надо отметить, что в отдельных случаях ситуация значительно улучшилась по сравнению с серединой 90-х годов: если тогда необходимость работать на дачном участке стояла перед почти 40% учeных, то теперь это признают всего 2%.)

На поиск денег для текущих исследований отвлекаются 19% молодых учeных, а на преподавательскую и административную работу — всего 10%. Действительно, по оценке уровня жизни своей семьи молодые учeные должны быть отнесены едва ли не к самым бедным слоям населения: 62% считают, что они живут ниже среднего уровня, а 36% признают, что имеют средний уровень доходов. Только один респондент указал, что уровень его доходов выше среднего (но не высокий). И при этом у более чем 70% молодых учeных доля зарплаты, получаемой в институте, составляет меньше половины всей суммы доходов. Естественно, что при этих условиях большинство молодых весьма неопределeнно оценивает свои отношения с научной профессией: в ответах на вопрос "Если бы Вам представилась возможность, то перешли бы Вы на более оплачиваемую работу вне науки?" абсолютное большинство (90%) либо сомневается дать однозначный и определeнный ответ, либо при появлении таких возможностей готовы сразу уйти из науки (каждый четвeртый). И всего лишь каждый десятый будет верен науке несмотря ни на что. Что же тогда ожидать от совсем юных выпускников университетов?

стр. 3

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?7+235+1